Jump to content



Search the Community

Showing results for tags 'охотничьи звери и птицы'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Общий форум
    • Для начинающих охотников
    • Отчеты об охоте
    • Охотничья кухня
    • Охотничье оружие, патроны и приспособления
    • Охотничья амуниция
    • Транспортные средства
    • Охотничьи звери, природа и охота
    • Лучники
    • Соколятники
    • Объявления
    • Аудиокниги об охоте (слушать бесплатно)
    • Форумные акции и конкурсы
    • Курилка
  • Собаки
    • О собаках
    • Лайки
    • Легавые
    • Гончие
    • Ретриверы
    • Спаниели
    • Норные
    • Борзые
    • Объявления
    • Разное

Categories

  • Видео
    • Европейская охота
  • Видео от:
    • Яков Перепуганый
    • Кинотеатр охотника и рыболова
    • Сергей Чиркин
    • Дмитрий Бельков
    • Славная охота
  • Собаки
    • Борзые
    • Гончие
    • Лайки
    • Легавые
    • Норныеи и спаниели
    • Лабрадоры и ретриверы
  • Статьи
    • Рассказы
    • Конкурс
    • Охотничьи звери и птицы
    • Калибры нарезного охотничьего оружия
    • Виды и способы охоты
    • Охотничье оружие
  • Рецепты
    • Из зайца
    • Из кабана
    • из бобра
    • из лося
    • Из медведя
    • Из гуся
    • Из утки
  • Новости
  • Разное

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


Сайт


ICQ


Skype


Город


Интересы


ООиР


Моё оружие


Собака(и)


Мой транспорт

Found 3 results

  1. Охота с подхода организуется по-разному в зависимости от рельефа и лесистости местности. Так, если в лесу поиск волка ведут троплением утреннего следа, распутывая хитроумные петли, то в лесостепи и в горах тщательно обследуют окрестности в бинокль. Лучшее время для охоты с подхода в том и другом случае – раннее утро, рассвет, когда еще можно встретить зверей, бредущих на лежку, обнаружить их совсем свежие следы или увидеть на переходе матерого, возвращающегося с добычей к логову. Для охоты с подхода наиболее благоприятна мягкая ветреная погода. Чем сильнее ветер, тем легче скрадывать. Человек должен двигаться против ветра или под углом к нему. В лесу возможно применение дробового оружия, но в лесостепи, в тундре, в горах необходимо хорошее нарезное оружие. Не надо быть снайпером, но навык быстрой и точной стрельбы охотнику необходим. Это индивидуальная охота. Компаньонов и помощников обычно не берут, чтобы было меньше шума. ВОЛЧЬЯ ТРОПА Если волка ищут по следам, то, обнаружив волчью тропу, охотник прежде всего должен установить, какая она: ночная охотничья или утренняя, ведущая на дневку. Если волки часто сходят с прямой тропы, расходятся, рыщут по сторонам, то это охотничья тропа. На ней волки постоянно меняют аллюр: с крупной рыси переходят то на шаг, то на галоп. Иногда волки выходят на дороги или на русла замерзших рек, останавливаются, словно прислушиваясь, вдруг резко меняют направление и манеру передвижения. Звери обследуют места прежних охот, находят останки затравленных ими животных, подходят к привадам. Тропить такие следы в поисках дневки в короткий зимний день не имеет смысла. Наоборот, если утренние, свежие следы ведут от добычи, от привады или скотомогильника (сначала в направлении места дневки), и хищники идут шагом по прямому пути, изредка переходя на «ленивую» рысь, то можно предположить, что стая отправилась на дневку. Если волки хорошо прикормлены на приваде, то они уходят на дневку не дальше чем на два километра. Волки охотно используют старые дороги, волока, собственные тропы и тропы других животных. Установить свежесть следа на старой проходной тропе трудно. Поэтому желательно рассмотреть следы еще до вступления на нее. По своей старой тропе, а также по хорошо набитым заячьим тропам хищники часто запутывают следы. Разыскивая свежие следы волка на тропе, следует держаться от нее сбоку, чтобы не затоптать. КАК ОТЛИЧИТЬ СВЕЖИЙ СЛЕД ОТ СТАРОГО Опуская в снег лапу, зверь чертит ею поволоку. Его конечность на ходу сваливает снег под тупым углом и спрессовывает его давлением массы тела. Вытаскивая конечность, он уплотняет голенью кромку снега, при этом цепляет пястью снег и выбрасывает его бугорком впереди следа. Этот бугорок указывает направление хода волка. При поднятии лапы зверь чертит другую борозду – выволоку. Под лапой снег из нижних, более теплых слоев выбрасывается на поверхность и через 3-4 часа замерзает. Сначала твердеет более уплотненная подошва следа, потом стенки ямки. Спрессованный снег на дне стакана следа и уплотненный в передней его части (в отличие от задней) на морозе быстро смерзаются, что легко определяется на ощупь даже у запорошенных следов. Нижняя уплотненная часть следовой ямки, а также ее стенки, прежде всего передняя, смерзаются и твердеют, и тем быстрее, чем сильнее мороз. Свежий выброс снега из следовой ямки хорошо узнается, но через 5-10 часов становится малоразличимым на общем фоне снежного покрова и уже не искрится. Взрыхленный утром снег к вечеру оседает. Как скоро он отвердеет, зависит от силы мороза и характера снега. Опытный следопыт предварительно определяет свежесть следа волка на ходу визуально, палкой, лыжей или ногой. Свежий след совершенно мягкий и рассыпчатый, а на влажном снегу выглядит рельефным и четким. После того как зверь его оставил, при средней влажности воздуха и температуре -5-10°С через 15-20 минут след слегка затвердевает. При сильном сухом морозе (-20-30°C) след твердеет уже через 5-10 минут. Чтобы определить свежесть следа, нужно палочкой или веточкой перечеркнуть его стенки и подошву, при этом старайтесь почувствовать силу сопр отивления и услышать шорох. Совершенно свежий след палочка рассекает, словно воду, бесшумно и легко, веточка при этом почти не отгибается. При пересечении старого следа веточка его перережет, но при этом изогнется, а очень старый след веточка не перережет, а вывернется из-под снега наружу. Свежий след через 10-15 минут после того, как прошел зверь, не успевает смерзнуться, и, если к нему прикоснуться, он рассыпается. При морозе -20-25°С подошва следа часовой давности при попытке ее вывернуть снизу рассыпается на несколько кусков, а через 3-4 часа вывертывается в виде целого комка в трещинках, а более старая остается комком без трещин. В мороз свежесть следа можно определить, подсунув под него руку и подняв его. Свежий след при этом рассыпается, а более старый остается на руке в виде чашеобразного комочка снега – «глышки», толщина которого будет тем больше, чем старее след. Нужно учитывать при этом и температуру воздуха: в большой мороз след замерзает и образуется «глышка» уже через 2-3 часа после прохода. Поволока смерзается медленнее, чем выволока. Некоторые полевые исследователи определяют свежесть следов на вид: старые следы обледенелые, а новые – гладкие и рыхлые. Если стенки на ощупь твердые, надо еще проверить, нет ли под снегом наста. Для этого рядом надо выдавить в снегу углубление, рассечь его и сравнить с рассечением следа. По внешнему виду свежий след отличается от более старого своей четкостью: в мороз края следа острые, на снежной поверхности между оттисками лап видны крошки снега, выброшенные при поднимании лапы зверем. В оттепель свежий след представляет собой четкий отпечаток лапы со всеми деталями («печатный след»), но через некоторое время он начинает расплываться. Если взрыхлить слежавшийся снег, он заиграет на солнце, но через несколько часов снова потускнеет, сделается матовым, каким был. Так же изменяется след на снегу. Выброшенные крупинки и комочки снега смерзаются и тускнеют. Шероховатая поверхность сглаживается, образуется корочка наста, это чувствуется на ощупь. Про старый след говорят: «остыл». Если зверь оставил следы рано утром, уже к вечеру четкость и свежесть потеряются. При потеплении, похолодании, особенно в ветреную погоду, кромки следа теряют четкость. РАСПУТЫВАНИЕ СЛЕДОВ Любая мелочь может помочь охотнику определить свежесть следа и направление движения хищников. Сытые волки, идущие на дневку, не торопятся. Если по ходу движения попадается дорога, старая запорошенная лыжня, тропа другого животного, хищники могут идти по ним. Чтобы запутать следы, время от времени они расходятся в стороны, возвращаются обратно – сдваивают следы. Иногда, подобно зайцу, делают «скидки» с тропы в сторону за куст, колоду, толстое дерево. Особенно внимательно надо проверять разветвления дорог, пересечения старых троп животных. Если попадутся сдвойки и особенно скидки, нужно дальше идти предельно осторожно. Легче выслеживать сытых волков, уходящих с привады на дневку. При любом троплении нужно стараться не терять из виду самый прямолинейный след матерой волчицы. Как бы ни расходились волки по сторонам, в конце пути стая присоединится к самке-вожаку. Выправляя стороной след волчицы, охотник теряет меньше времени на распутывание других, не нужных ему следов. Если стая разбилась на группы, необходимо найти след матерой волчицы. Ее путь до места дневки – самый короткий. Спутав след волчицы со следом переярка, который, бывает, бродит один, можно упустить стаю. Когда охотник идет по следу волка, оставленному на дороге, он должен быть особенно внимательным на разветвлениях, на плотных снежных заносах, чтобы не пропустить место поворота. В лесу зверя тропят с его входа в ранее обрезанный полукруг, чтобы определиться в местонахождении лежек. Продвигаться нужно с подветренной стороны параллельно следу, не теряя его из виду. Ни в коем случае нельзя ходить волчьей тропой, так как внимание отдыхающего волка главным образом сосредоточено на своем следе. Идти надо тихо, не делая резких движений, используя для прикрытия кусты и деревья, внимательно изучая из надежного укрытия местность впереди и по сторонам. Перед тем как лечь, волк петляет и ложится нередко в стороне от основного направления движения. Чаще всего волки выбирают для отдыха заветренные возвышенные места, хорошо прогреваемые солнцем. Если в первом полукруге волки не задержались и пошли дальше, нужно обрезать другой полукруг, не теряя времени на распутывание следов. КАК ПОДОЙТИ Очень внимательно нужно следить за направлением ветра и местным движением воздуха. Мой наставник для этого носил в пакетике семена-парашютики осота или одуванчика. Пропустит их сквозь пальцы и смотрит, куда их понесет потоком воздуха, а потом забирает с полветра, чтобы не спугнуть ненароком чуткого зверя. Напряжение охоты, постоянное выискивание зверя глазами утомляет, внимание рассеивается, поэтому в самый ответственный момент охотник может упустить свой шанс. А иногда просто не успевает пройти по следу волка за короткий зимний день. Поэтому надо знать, что всегда легче вытропить и обойти волка-одиночку или пару волков, нежели стаю. Для того чтобы избежать грубых ошибок, нужно тщательнее выверять каждый след и определять количество волков, прошедших по тропе. Кроме того, натолкнувшись на следы волков, нужно всякий раз отрабатывать навык определения принадлежности следа. На охоте с подхода нельзя спешить, нужно быть терпеливым. Хищник на лежке будет отдыхать до вечера. Очень важно для охотника обнаружить волка, пока тот не насторожился. Если зверь находится на большом расстоянии или в неудобном для стрельбы месте, нужно под прикрытием, из-под ветра, попытаться подойти к нему как можно ближе, не выпуская ни на мгновение его из виду. Иногда приходится даже ползти по-пластунски, долго лежать в снегу, пока звери не успокоятся. Если стая отдыхает на дневке, то, прежде чем к ней подходить, надо рассмотреть в бинокль и определить ее местоположение, состояние. При этом нужно двигаться только по прямой, избегая перемещений вверх и в стороны. В лесостепи охотятся на волка с подхода пешком или на лыжах. В предгорьях Саян и в Горном Алтае некоторые охотники используют обученных не бояться выстрелов лошадей. В Эвенкии подходят к волку на лыжах или подъезжают верхом на олене. При охоте с подъезда на лошади или олене волки менее осторожны, нередко подпускают охотника на 100-150 метров. Охотника в белом маскхалате волки замечают за километр. Поэтому удача охоты с подхода зависит от наблюдательности человека и его умения первым обнаружить зверя, для этого нужен восьмикратный бинокль (8х50) с просветленной оптикой, дающий хорошую видимость при большом поле зрения даже в сумерках. В лесостепи с холмистым рельефом и в предгорьях волки обычно устраивают лежки на подветренных склонах. Сторожевой, чаще всего это матерая волчица, обычно располагается выше по склону. Волки спят, свернувшись, как собаки, в вытоптанных в снегу лежках-блюдцах. Над поверхностью видны только уши да часть спины. Волка, замеченного на лежке на большом расстоянии, охотник скрадывает, используя рельеф местности и растительность, стараясь приблизиться к нему на расстояние уверенного пулевого выстрела – на 100–150 метров. Подходить к волку надо так, чтобы ветер дул в бок, осторожно, мягко, стараясь не ступить на сучок под снегом, не задеть сухую траву. Слух волка гораздо острее зрения и чутья. Нельзя при-ближаться к волку на лежке со стороны морды. Он услышит шорох и насторожится. Если волк завертел головой, определяя, откуда шум, нужно замереть, неотрывно следить за ним и быть готовым к быстрой стрельбе в угон. Снова подходить можно только тогда, когда волк успокоится и опустит голову. Сытая стая спит крепко. И только матерая волчица-вожак часто просыпается и прислушивается. По возможности именно ее нужно брать на прицел первой. Если волчица будет убита, стая распадется на группы. Одинокие молодые волки становятся легкой добычей охотников. Охоту на волка с подхода на пересеченной местности в лесостепи организуют следующим образом. Охотник с раннего утра наблюдает в бинокль за местностью. Проверяет по кругу все места, где могут скрываться хищники, до самого горизонта, рассматривая каждое подозрительное пятнышко на снегу. Если замечает волка на лежке, тщательно, не торопясь, изучает местность вокруг него, чтобы найти наиболее удобный подход из-под ветра. Определившись на местности, надо постараться спрятаться, пока волк не поднял головы и не заметил опасности. Экипировка Защитной экипировкой охотника должен быть белый маскировочный костюм (куртка, брюки) из мягкой ткани, не шуршащей на морозе, который надевается на костюм, лучше из шинельного сукна, и свитер под ним. Халат для охоты неудобен. На куртке должен быть нагрудный карман для бинокля, боковые карманы на молнии для патронов, карты, компаса, спичек, снаряжения, а также карманы для рук. Бинокль лучше носить на длинном ремешке через правое плечо, так он всегда будет под рукой и не помешает при стрельбе. Если приходится ползти или бежать, бинокль засовывают под резиновый пояс брюк маскировочного костюма. Удобно хранить его в нагрудном кармане куртки. Здесь он всегда под рукой и не мешает при стрельбе. Для охоты зимой бинокль перекрашивают в белый цвет или надевают на него белый чехол. На голову лучше надеть теплую вязаную шапочку, поверх нее – белый защитный шлем, прикрывающий плечи от кухты (наподобие шлема монтажников и лесорубов), сшитый из плотной ткани. Просторные меховые рукавицы, обшитые белым материалом, соединяют резинкой, как детские. В них свободно должны входить руки в белых шерстяных или хлопчатобумажных обычных хозяйственных перчатках. Удобны мягкие охотничьи ичиги с небольшим каблуком на твердой с протекторами и рантами прорезиненной подошве. Внутрь ичигов вставляется носок из меха собаки или из шерстяной кошмы. На голенища надо надеть белые чехлы на резинках сверху и снизу. Опытные охотники, чтобы сделать шаг бесшумным, надевают на обувь носки, связанные из белого конского волоса или сшитые из белой собачьей шкуры мехом наружу. При охоте по большому снегу необходимо иметь короткие широкие камусные лыжи. Желательно, чтобы камус был светлый. Наиболее прочный и ходкий – конский, он практичнее камуса диких копытных. На лыжи-голицы при близком скрадывании зверя можно надеть чулки-мохнатки из собачьей шкуры. Даже камусные лыжи по снегу немного шуршат, а лыжи-мохнатки скользят без шороха. Верх камусных лыж нужно покрасить белой масляной краской. Как-то охотовед Минусинского района подарил мне широкие еловые лыжи, обшитые шкурой косули. Лыжи были легкими, но выглядели лохматыми и неказистыми. Однако на слабый шорох от них по снегу при передвижении копытные и волки слабо реагировали – однажды почти на 30 метров удалось на них подойти к лосю. Позже я мастерил такие лыжи сам, успешно скрадывая на них волков и копытных. При правильном хранении и эксплуатации (зимой их не следует заносить в тепло, использовать по насту и в сырую погоду) они выдерживают охотничий сезон. Я свои лыжи без замены шкуры использовал даже две зимы. Для облегчения стрельбы пулей по неподвижному зверю с большого расстояния необходим упор. Промысловые охотники Восточной Сибири для этой цели применяют сошки – две палки длиной чуть более метра, ошкуренные добела и сколоченные в верхней части гвоздем. При стрельбе сошки слегка раздвигаются и втыкаются для упора в снег. Для точного выстрела ствол ружья опирается на рогатку в их верхней части. Сошки носят слева и сзади за поясом. Некоторые сибирские промысловики как упор для стрельбы и при передвижении по лесу на широких камусных лыжах пользуются прочной двухметровой палкой, которой заправляют на крутом горном спуске, как веслом на лодке. В горах она удобна и на подъемах. Оружие Для охоты на волка с подхода используется легкое нарезное оружие калибра от 5,6 мм («Барс») до 7,6 мм любой современной модели. По возможности следует стрелять стоя с упора, с колена или из положения лежа. Однако чаще в экстренных случаях или по убегающему зверю стрелять приходится с руки стоя. Удачные попадания бывают в основном по неподвижному зверю – лежащему или стоящему. Попасть же пулей в зверя на бегу трудно, хотя и возможно. Тот, кто хочет стрелять на охоте пулей, должен упражняться в стрельбе из своего оружия на местности и тренироваться дома в наводке и спуске курка без выстрела по мишеням. Для быстрой стрельбы нужен чуткий спусковой механизм. Чтобы приучить палец к такому спуску, необходима домашняя тренировка. Анатолий Суворов, фото Владимира Бологова, Александра Агапова, фото автора «Охотничий двор» №1/2012
  2. С 1956 г. порядок и правила оформления лицензий были упрощены. Выдача отдельных лицензий была прекращена, а количество зверьков, разрешенных к добыче штатным охотникам, стали указывать в нарядах-заданиях, а охотникам-сезонникам – в договорах на добычу и сдачу пушнины. Эту систему позже стали называть лимитно-договорной. За перевыполнение лимита добычи зверьков и заготовки их шкурок охотник и заготовитель наказывались иском вначале в пятикратном, а затем в трехкратном размере от закупочной цены шкурки 1-го сорта. Виновные могли быть привлечены также к административной или уголовной ответственности. С увеличением количества лицензионных видов и применением самоловной технологии промысла превышение лимита их отлова становилось неизбежным. Охотник вынужден был стоять перед выбором: искать оправдание сверхлимитной добычи или утаить ее, реализовав по более высокой цене на сторону. Проконтролировать охотника в сложившихся условиях практически невозможно. В конечном итоге лицензионная система применительно к пушным видам к 80-м годам XX в. превратилась в свою противоположность: утаиванию части продукции, ее оседанию, нелегальной реализации, своеобразной формой скрытого браконьерства. Из вышеизложенного следует вывод: скомпрометировавшая себя система оказалась наживкой для реформаторов охотничьего хозяйства нашего времени, распространив ее не только на крупных и средних, но и мелких охотничьих и полуохотничьих животных через постановление Правительства «О плате за пользование объектами животного мира и ее предельных размерах» № 1251 от 29.09.1997 г. с последующими дополнениями и изменениями. Многие ведущие специалисты, в том числе и экономисты, отвергали взымание платы за самовосстанавливающиеся природные ресурсы (животный мир). Наиболее аргументированно критиковался принцип платности охотресурсов в статье В. Дежкина «Ведомственная некомпетентность или корыстный умысел?» («Охота и охотничье хозяйство» № 1, 1998 г.). Автор отмечал, что принятие платности охотресурсов является серьезнейшей ошибкой, которая на долгие годы закроет путь для нормального развития охоты в России. Однако концепция единообразной (без дифференциации промысловой и любительской охоты) платности за охотничьи объекты получила законодательную основу («Концепция развития охотничьего хозяйства РФ», составленная Охотдепартаментом Минсельхозпрода). Эти нормативы должны стимулировать рациональное и комплексное использование земли, леса, полезных ископаемых и других ресурсов. Очевидно, разработчики этого постановления имели представление о том, что охотничьи животные составляют естественно возобновимый природный ресурс и в приведенный платный перечень их не включили. Следует обратить внимание также на то, что Госохоторганы, как бюджетники, затрат по непосредственному использованию охотресурсов не несут (если исключить оформление документов). Анализ 12-летнего применения разовых именных платных лицензий «за намерения» добычи пушных видов нарушило возможность соблюдения охотниками научно-обоснованные квоты их отлова. Как правило, охотники выкупают минимум лицензий, часто одну, а добывают сколько смогут. В современных условиях с ликвидацией статотчетности служба мониторинга охотресурсов утратила важный компонент и ориентир – информацию о фактической добыче пушных зверей. Динамика их заготовок служила надежным показателем динамики численности с поправкой на оседание пушнины. Престиж промысла пушных зверей может быть резко повышен отменой платы и поштучного лицензирования их добычи, а также проведением региональных ярмарок или аукционов, на которых охотники свободно будут продавать свою пушнину. Только в таких условиях могут формироваться конкурентные (справедливые) закупочные цены (Каверзин, 2001). Такая форма реализации пушнины резко повлияет на повышение качества сырья, сократит его импорт при повышении таможенных пошлин. Лучшие угодья должны быть закреплены за промысловиками пушных зверей. Поднятый в печати вопрос о «гуманности» промысла, привнесенный из вне, надуман. На отлове бобра успешно применяется капкан конструкции Ф.Р. Конибера, на разработку которого автор затратил около 30 лет. Уменьшенные его модели успешно применяются для отлова более мелких зверьков. Драматическая ситуация с внедрением поштучного платного лицензирования сложилась в рациональном использовании соболя – основного пушного товара не только Сибири, но и РФ в целом. Специалисты предлагают вместо оплаты лимита «за голову» внедрить оплату за угодья конкретного участка с учетом его кадастровой оценки. Такая система сохранит ресурсосберегающие технологии ведения соболиного хозяйства (Петренко, 2006). Автор полагает, что при действующей системе охотник-промысловик из-за недостатка средств вынужден обходиться заниженными лимитами, но часто даже непреднамеренно перевыполняет. Этим он поставлен в дискриминационное положение перед законом. Поэтому охотники-промысловики – основная армия, которая создает основу пушной продукции, выступают за отмену разовых платных лицензий (Кельбешиков, 2008). Автор отмечает, что действующая процедура передачи охотугодий задумана так, что охотник без высшего образования не может получить конкретные угодья, и попадает в крепостную зависимость от юридического лица – арендатора угодий. Он научно обоснованно делает вывод: замена командно-распорядительной (лицензионной) системы добычи соболя на заявительную, декларационную снимет напряженность на пушном рынке. Каковы же перспективы российского пушного рынка? В соответствии с официальной статистикой объемы выпуска меховых изделий по результатам деятельности 2002 г. составили около 3,6–4,4 млрд. руб., а присутствие на отечественном рынке товаров российских производителей не превышало 25%. В то время планировалось к 2010 г. отечественную долю этой продукции увеличить до 50% («Мягкое золото», № 8, 2003). Однако на внутреннем меховом рынке до сего времени преобладают импортные меха из Турции, Греции, Италии, Аргентины, Китая и др. стран. По сведениям специалистов, из-за рубежа часто завозят стриженые изделия из нутрии и даже кролика породы «Рекс» под названием бобра. Л. Грудев («РОГ», 2008 г.) сообщает, что наше правительство пошло навстречу отечественным меховщикам и снизило таможенные пошлины на импорт шкур бобра канадского. Но надо было бы сделать наоборот, резко увеличить пошлины, но избавить своих охотников от излишних преград в форме платных разовых лицензий и заменить сборы налогом на торговый оборот полуфабриката и готовых меховых изделий (Гревцев, 2001), или платой за аренду промысловых участков в Сибири (Петренко, 2006; Кельбешеков, 2008). Отвечая на вышепоставленный вопрос, скажу: необходимо восстанавливать собственный российский пушной рынок на цивилизованной основе, законодательно избавив охотника-пушника от бюрократических нагромождений, как это справедливо отмечает Н. Астафьев в публикации «Правовое обеспечение охоты: путаница и неразбериха» («Охота и охотничье хозяйство», № 12, 2008). Из вышеизложенного следует, что лицензионная добыча пушных зверей, сыгравшая в прошлом положительную роль в восстановлении ценных пушных зверей, однако содействовала также формированию впоследствии «черного рынка». Модернизация ее реформаторами охотничьего хозяйства страны в наше время в поштучно-платно-лицензионную породила теневой, коррумпированный пушной бизнес. Она исключила основного производителя – охотника из ресурсосберегательного и ресурсовосстановительного процессов использования пушных ресурсов страны. В охотничьей среде утвердилась крылатая фраза: «В основе поголовного лицензирования заложена правовая основа коррупции». Настал неотложный момент изменения этой системы, пока еще не принят закон «Об охоте» № 66299-5. Основные предложения к проекту закона сводятся к следующему. В проекте закона дать расшифровку понятиям «промысловая», «любительская», «научная» охота (см. Д.К. Соловьев, 1926, с. 8). Предусмотреть дифференцированную плату за пользование объектами охоты: по платным лицензиям при охоте на копытных, медведей и других ценных (редких), трофейных животных; безлицензионный и бесплатный отлов всех пушных зверей со сбором налога с оборота при реализации полуфабриката или меховых изделий, или взымать арендную плату за конкретные участки охотугодий с учетом преимущественной продуктивности по какому-либо виду – собольи, ондатровые, бобровые и пр. Признав охоту (ст. 1, п. 5) социально-культурной ценностью, следует предусмотреть предоставление льгот для социально различных групп охотников: участников войн, инвалидов, пенсионеров, студентов, охотников национальных меньшинств и т.д. Охотничьи животные – результат прямой или опосредованной деятельности человека. Не следует забывать, что численность многих животных в России (соболь, ондатра, американская норка, бобр, енотовидная собака, северный олень и др.) – результат целенаправленной работы специалистов охотничьего хозяйства предшествующих поколений, как бы их ни хулили новоявленные спасители». Все верно. Однако в перечне отсутствует главное действующее лицо – охотник. Один из цитируемых авторов, В.В. Мельников («РОГ», 2008), став директором Охотдепартамента МСХ, уточняет: «Ведение охотничьего хозяйства – это производство со всеми свойственными технологическими процессами и, в принципе, не отличающееся от животноводства. Охота (организация охоты) для охотпользователя – это не развлечение, а организация сбора урожая – технологический процесс, имеющий свои особенности». В цитате четко прослеживается смысл об идентичности «сбора урожая» при ведении процессов охотничьего хозяйства и животноводства. Следовательно, вполне допустима аналогия: фермер – стадо мясных бычков; охотник – пушные звери. Права же у этих работяг для «снятия урожая» диаметрально противоположные. Фермеру для забоя бычка и реализации мяса предварительно оплаченной «бумаги» не требуется. Охотнику она обязательна, а чтобы добыть вожделенный «товар» ему надо еще забраться в тайгу, где «Макар бычков не пас». Если же добудет «товар» – обязан по договору сдать его арендатору угодий по выгодной для него цене. Уточняю смысл внесенных в проект ФЗ «Об охоте» поправок: защита охотника-пушника от произвола чиновников, открытое (конкурентное) его участие в реализации добытых шкурок, обеспечение через него рационального использования пушных ресурсов. Принимаемые правовые акты должны быть социально ориентированы. Обсуждаемый проект ФЗ без учета интересов большинства охотников заведомо обречен на неудачу. В.И. ГРЕВЦЕВ, кандидат биологических наук, биолог-охотовед, заслуженный работник охотничьего хозяйства России, г. Киров
  3. Фото О. Ш. При выборе манка обращаю внимание в основном на два его свойства: 1. Хороший звук. 2. Возможность пользоваться манком без помощи рук. С первым пунктом все ясно, поясню почему для меня важен второй пункт. Во время охоты я прохожу свой дневной маршрут в довольно приличном темпе. Поманил, рябчики не отвечают, пошел дальше. Поманил на ходу, рябчик взлетел рядом, замер, увидел куда он сел, добыл. Поманил, рябчик ответил, зашел в лес на несколько метров, выбрал место с которого будет хорошо видно прилет рябчика, поманил. Замер, стою жду пока прилетит, не двигаюсь. Манок все время в зубах зажат, маню время от времени, не двигаюсь, руки свободны. Пока иду ружье всегда на ремне, когда стою жду прилета рябчика ружье опирается на локоть правой руки. При таком способе охоты вообще и маскировки в частности неподвижность в процессе подманивания рябчика очень важна. Теперь расскажу поподробнее о манках, которые у меня есть. Старый пластмассовый манок на рябчика советского производства Фото Андрея Казаченок Принцип действия этого манка такой же, как у классических манков из глухариной, тетеревиной или заячьей косточки. Звук средненький, но манок позволяет воспроизвести трель самца рябчика полностью. Почти не забивается конденсатом, легко продувается. Можно носить на шнурке. Главный недостаток этого типа манков на рябчика - без помощи руки, не зажимая отверстие пальцем, манить невозможно. Я вообще не понимаю как с такими манками охотятся. Одна рука все время занята манком. Дичь прилетела, села метрах в десяти, ты ее не видишь, а она есть. Надо бы еще поманить, но как трели выводить подобным манком, когда рябчик на тебя смотрит, не знаю. И ружье наверное висит на плече. Не всякий рябчик дождется пока охотник оружие возьмет наизготовку. Рябчики для такого манка тоже нужны классические, непуганые. Манок на рябчика из жести Фото Андрея Казаченок Звук очень хороший, громкий, звонкий. Изготавливать такие манки можно прямо в лесу. Недостаток - без помощи руки, не зажав манок пальцами с торцов, манить нельзя. Потерять такой манок очень легко, вообще невесомый, лучше сразу побольше их сделать. Манок на рябчика из инсулинового шприца Фото Андрея Казаченок Звук исключительный. Изготовить не трудно. Настраивать просто. Советую покороче манок делать, чем на фотографии. Недостаток - манок очень быстро забивается конденсатом. Металлический манок на рябчика Фото Андрея Казаченок Производитель манка на этикетке не указан. Очень похож на металлический манок советского производства, с которым я начинал охотиться. Звучит манок неплохо. Я в магазине не выбирал, взял первый попавшийся, наверное можно было выбрать вообще отличный. Шнурок прилагается хороший, крепкий. Мелкие недостатки - манок тяжелее пластмассового, приходится сильнее зубы сжимать, нет ободка по краю, быстро забивается конденсатом, наверное не очень приятно будет пользоваться на морозе. Металлический манок на рябчика, регулируемый Фото Андрея Казаченок Изготовитель, судя по всему, тот же, не указан. Все аналогично предыдущему манку, только звук можно регулировать. Главный недостаток - манок постоянно раскручивается (резьба слабая), настройка сбивается. Лучше его настроить один раз и зафиксировать это положение изолентой или скотчем. Мне манок очень не понравился. Манок на рябчика пластмассовый Предположительно "Эхоманъ" №16, томского производства. Фирма производитель кстати довольно странная, ничего о ней узнать не смог. Фото Андрея Казаченок На манке есть этикетка. На этикетке написано "Эхо". Из за этикетки попробовать манок при покупке нельзя. Так наверно и должно быть, тем более что настроен манок хорошо. Еще бы упаковка была примерно такая как у батареек, флешек и т.д., с краткой инструкцией, вообще замечательно было бы. Фото Андрея Казаченок Я с таким манком охотился некоторое время, пока "двудульный" не приобрел. Манок удобный, легкий, звук хороший, шнурок имеется. Конденсатом забивается немного чаще двудульного. Латунный манок на рябчика Фото Андрея Казаченок Производитель манка неизвестен. В магазине, при покупке, выбирал манок по звуку. Первые два не очень свистели, третий попался отличный. Ободок есть по краю, удобно будет зубами манок удерживать. Главное-вещь почти вечная. Недостатки обычные для металлического манка, плюс отверстие для шнурка надо было под прямым углом к рабочему положению манка сверлить, поправлять манок будет удобнее. И пипку на торце можно было бы при изготовлении удалить. Очень манок понравился. Манок на рябчика №17, предположительно томского производства Фото Андрея Казаченок Звук у манка хороший. Конденсатом забивается, но не так, как инсулиновый. Советую сразу разделить "двудульный" манок на отдельные манки, как на фотографии. Очень легкий манок, часами можно свистеть. Я этим уже лет восемь пользуюсь. Еще можно пометить насечкой (у меня в виде крестика) лучший из манков, так его можно будет найти на ощупь. Фото Андрея Казаченок Недавно купил еще один такой манок, для коллекции. Фото Андрея Казаченок Качество похуже стало. Выдвигающуюся часть теперь делают из той же пластмассы, что и сам манок, на старых манках был белый полиэтилен. Этикетки нет. Производитель неизвестен. Может быть уже и манки начали подделывать, не знаю. В Томске эти манки в апреле 2011 года стоили от 75 рублей. Манок на рябчика HUBERTUS (говорят Германия), металлический, никелированный Фото Андрея Казаченок Купил 23.04.11. за 350 рублей в магазине "Тайга" (напротив ЦУМа, Томск). Была возможность выбрать из нескольких десятков манков. Взял первый попавшийся из середины упаковки - звук отличный. Сама упаковка удивила - в виде ленты, как у пулемета "Максим", только из бумаги. Те же китайцы каждую батарейку копеечную в пластик упаковывают и инструкцией снабжают на нескольких языках. Может и правда немецкий манок, такая экономия. Никогда не забуду, как в отеле "Атланта", в Дортмунде, воду в душе выключили ровно в 12 часов дня, потому что оплаченные сутки кончились, и я остался намыленный. Так что манок точно немецкий. Дуть в этот манок надо немного сильнее. чем в пластмассовый. Манок легкий, удобный. Есть отверстие под шнурок. Проверил "хубертус" на охоте. Неплохо. Получилось, что для подражания голосу самки рябчика я использовал основной манок №17, он же "двудульный", а для подражания голосу самца чаще применял "хубертус". Оставляю пока оба манка на шнурке, дальше видно будет. Последние соображения о "хубертусе": Практическую ценность этого манка на охоте до сих пор затрудняюсь точно определить. Пока на него прилетел только один рябчик из всех добытых на манок в 2011 году. Можно сравнить "хубертус" с "мелкашкой". С "мелкашкой" добычи меньше, стрелять интереснее. В "хубертус" свистеть интересно, самому нравится, а добычи нет. Автор Андрей Казаченок Источник: Охотники.ру
×
×
  • Create New...