Перейти к содержимому

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'охота на глухаря'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • Общий форум
    • Для начинающих охотников
    • Отчеты об охоте
    • Охотничья кухня
    • Охотничье оружие, патроны и приспособления
    • Охотничья амуниция
    • Транспортные средства
    • Охотничьи звери, природа и охота
    • Лучники
    • Соколятники
    • Объявления
    • Аудиокниги об охоте
    • Форумные акции и конкурсы
    • Курилка
  • Собаки
    • О собаках
    • Лайки
    • Легавые
    • Гончие
    • Ретриверы
    • Спаниели
    • Норные
    • Борзые
    • Объявления
    • Разное

Категории

  • Видео
    • Европейская охота
  • Видео от:
    • Яков Перепуганый
    • Кинотеатр охотника и рыболова
    • Мир Охотника
    • Сергей Чиркин
    • Дмитрий Бельков
    • Заметки охотника `
    • Славная охота
  • Собаки
    • Борзые
    • Гончие
    • Лайки
    • Легавые
    • Норныеи и спаниели
    • Лабрадоры и ретриверы
  • Статьи
    • Рассказы
    • Конкурс
    • Охотничьи звери и птицы
    • Калибры нарезного охотничьего оружия
    • Виды и способы охоты
    • Охотничье оружие
  • Рецепты
    • Из зайца
    • Из кабана
    • из бобра
    • из лося
    • Из медведя
    • Из гуся
    • Из утки
  • Новости
  • Разное

Искать результаты в...

Искать результаты, которые...


Дата создания

  • Начать

    Конец


Последнее обновление

  • Начать

    Конец


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • Начать

    Конец


Группа


Сайт


ICQ


Skype


Город


Интересы


ООиР


Моё оружие


Собака(и)


Мой транспорт

Найдено 25 результатов

  1. Хотел попасть на осенний ток глухаря но опоздал да и погода подкачала в общем, что вышло то вышло.
  2. Священное таинство- глухариный ток. Не многим охотникам повезло побывал на глухарином току, а мы сегодня посетим это сакральное место
  3. Охота на глухаря на току- пожалуй, самая желанная из весенних охот. Давайте посмотрим как проходит охота на глухарином току.
  4. Весеннее таинство глухаря мечтают увидеть почти все охотники, но не всем это удаётся. А тем более, не у каждого получается добыть глухаря на току. Чтобы охота была удачной, охотники переночуют в лесу. А для того чтобы скоротать время, проведут сравнительные испытания мачете и кукри с топором.
  5. Весенняя охота уже давно закрыта в европе, вот и приходится европейцам приезжают в Россию, чтобы сходить на глухариный ток или постоять на вечерней тяге вальдшнепа.
  6. Есть много способов встретить рассвет во время весеннего охотничьего сезона, отсидеть утреннею зорьку с подсадной в шалаше, услышать первые, сумеречные, чуфыканья токовика на тетеревином току, или на моховом болоте в поисках заветного тетеревиного тока, можно попытаться, даже, на утренней вальдшнепиной тяге и такое бывает. А ещё можно залечь в полях на желанного, тяжёлого, весеннего гуся. Её мы и попробуем.
  7. Глухаря удалось обнаружить достаточно быстро, но далеко. Дмитрий не рискнул подойти к нему по темну. Решил дождаться рассвета. Как и ожидалось на рассвете пошел дождь. Сразу стало как-то неуютно, но глухарь все равно токовал. Как показывает практика и в такую, по нашим человеческим меркам, мерзкую погоду природа мать заставляет глухаря токовать. С точки зрения охоты это, может быть, и к лучшему. Ведь шум падающего снега и капель заглушают шаги охотника.
  8. Здравствуйте друзья, скажу вам по секрету я нахожусь в резиденции Деда Мороза, ну или в непосредственной близости от неё. До великого устюга здесь рукой подать. А потому мне наверняка понадобится теплые рукавицы. Шучу конечно! На дворе сейчас май и в этих местах не намного холоднее чем в центральной России. А заявились мы сюда с целью поохотиться на боровую дичь, глухаря и тетерева на токах. Добраться до места где эти птицы сходятся в поединках, совсем непросто. Как правило приходится преодолевать всевозможные препятствия и преграды. Что ж, тем интереснее будет наша экспедиция на охоту на боровую дичь на токах.
  9. Гость

    Глухарь

    Глухарь - это наиболее крупный представитель боровой дичи - гордость белорусских лесов. Взрослые птицы весят от 4 до 5 кг. Некоторые самцы могут достигать 6 кг, а самки - 1,7-2 кг. Самцы отличаются своим оперением: голова темно-серая, шея черная с металлическим зеленовато-синим отливом; хвост черный с белыми пятнышками; брюхо их черное с белыми вкраплениями. Глухарки же отличаются своей рябизной. Их оперение в грудной области светло-каштановое. Глухари, подобно тетереву, не создают стай и живут небольшими группками, включающие от 3х до 7и особей. К концу февраля птицы находятся поблизости токовищ. В это время есть возможность увидеть наброды , т.е. следы, оставляемые крыльями на снегу. Наброды - это признак начала токов. Токование наступает ориентировочно к концу марта. Наилучшими местами для глухариных токов считаются окраины моховых болот, занятые сосной. В своих излюбленнейших местах глухари токуют многие годы сподряд. С самого начала на ток прилетают лишь самцы. Едва только в месте токовищ появляются заметные проталины, слетаются самки. Самцы появляются вечером, примерно в 19 часов, и остаются на току. Утром, задолго до рассвета начинается ток. Глухари подщелкивают клювом. Это щелканье с течением времени учащается и превращается в цокотание, оканчивающееся самым громким щелканьем. За этим идет следующая часть песни - точенье. В это весьма небольшое время, которое измеряется в секундах, глухари ничего не слышат- ни единого треска во всем лесу. Как только рассветет - на токовище появляются глухарки. Их коханье слышно далеко. Пение самцов с каждым часом усиливается. Они слетают на землю, громко хлопая крыльями, и, приближаясь друг к другу, вступают в драки. С прилетом глухарок драки на больших токах становятся наиболее ожесточенными. В этот же период происходит спаривание. [gallery ids="5188,5189,5190"]Гнездятся птицы недалеко от токовищ и выбирают для постройки гнезд самые возвышенные места в борах-черничниках и вересчатниках, суборях черничных и багульниковых сосняках. Гнездо представляет собой небольшое углубление в почве с выстилкой и располагается у основания дерева; обычно оно скрыто ветвями. Глухарка несет 8-9, реже 12 яиц; по величине они сходны с куриными. Окраска яиц - бежевая, с мелкими и крупными темно-бурыми пятнышками. Как правило, птицы размещают гнезда вблизи дорог, где устраиваются порхалища. Купаясь там в песке, глухари освобождаются от паразитов. Яйца глухарка насиживает 24 дня. Птенцы появляются ко второй половине мая. Молодняк растет весьма быстро. Кормятся глухари в основном растительной пищей. Как и другие виды птиц, нуждаются в галечниках. Жизнь глухарей тесно связана с приспевающими и спелыми сосновыми лесами. Площади, занимаемые этими лесами, определяют районы распространения глухарей и их численность. Глухари не водятся на крайнем юго-востоке и западе страны. Также он редок в Могилевской и Гродненской областях. В целом, для России его численность составляет 1-3 экземпляра на 1000 га лесопокрытых площадей, а по областям соответственно: Брестская - 2, Гомельская - 0,9, Минская- 1,1, Гродненская - 0,7, Могилевская - 0,9, Витебская - 1,8 экземпляра. Немаловажно чтобы в районах, где проводятся большие работы по эксплуатации спелых и приспевающих сосновых насаждений, сохранялись участки, занятые под токовища этих птиц, а в гнездовой период не следует проводить подсочку деревьев и различные взрывные работы. Желательно, чтобы рубки осуществлялись в пределах допустимых норм , а в крайнем случае проводились бы в шахматном порядке. Такой метод содействует сохранению их токовых и гнездовых мест.
  10. Гость

    Глухарь

    Глухарь — крупнейшая птица семейства тетеревиных. От других птиц семейства он отличается округленным хвостом и длинными перьями на горле. Его обычные места обитания - хвойные и смешанные леса. Глухарь достигает до метра и более в размере, а массы более 6 кг. Самки глухаря бывают меньше размером на 1/3, а весят редко более 2 кг. Окрас самок и самцов тоже разнится. У самцов шея и голова черные, шея сзади серая с пятнами черного цвета, а спереди чёрная с серым. На черной спине имеются пятна бурого и серого цветов. Зоб самца отливает зеленовато-синим блеском, грудь зеленоватого цвета, оперение нижней части туловища в чёрных и белых пятнах. Коричневые крылья и черный, с пятнами белого цвета, хвост. Ярко красная кожа около глаз и бело-розоватый клюв. Окрас самки весьма пёстрый. Смесь кирпичного, охристого, белого и чёрно-бурого цветов в виде поперечных полос. Сгиб крыла, горло и часть груди — коричневые. Глухарь преимущественно обитает в высокоствольных хвойных и смешанных лесах. Любит моховые болота, богатые ягодами. Полет глухаря тяжелый, с громким шумом, частыми хлопками крыльями, перелёт короткий до 400 м. Днюет обычно на земле, а ночует на деревьях. Крайне осторожная птица, в чем ей помогает отличное зрение и слух. Весной и летом пища состоит из цветов, почек деревьев, листьев, ягод, травы, семян растений и насекомых. Осенью в пищу идет хвоя лиственницы, зимой — еловая и сосновая хвоя и почки. Брачный период проходит в марте — мае. Самцы токуют, обосновавшись на деревьях и на земле. Периодически наблюдается ток летом, осенью и зимой. Рано весной глухари, которые держались до этого по одиночке, собираются в группы на так называемых токовищах, которые из года в год сохраняются на одних и тех же участках леса. Ранним утром, еще до рассвета, начинается ток: самцы начинают издавать специфичные звуки, которые похожи на треск, все это сопровождают определенные движениями. Песня глухаря начинается с щёлкающих звуков. После главного «удара» идут шипящие звуки, которые похожи на точение железа. Слышимую человеческим ухом часть песни можно слышать до 500 м, а инфразвуковая часть распространяется на километр. Глухарь в этот момент распускает все перья, часто ворочается и пребывает в возбуждённом состоянии, и во время тока становится менее осторожным. Ток продолжается до восхода солнца. После этого самец спускается к самкам на землю и спаривается. Самки, бывает, собираются рядом с токующими самцами, но иногда самцам приходится лететь к ним на большое расстояние. За самок самцы устраивают ожесточенные бои, в которых иногда погибают. По истечении тока, который длится 3—4 недели, самки выбирают гнёздовья - ямка в земле, выстланная веточками. Количество яиц в кладке, достигает до 16 штук, взависимости от возраста самки. Яйца серо-желтые или грязно-жёлтые, с тёмными пятнами. Высиживание длится 25—28 дней, сидит на кладке только самка. Птенцы, как и яйца, самоотверженно охраняются самкой и привязаны к ней до осени.
  11. Охота на глухаря на току всегда привлекала охотников, как новичков, так и опытных. Это один из интереснейших способов охоты. Глухарь, в определенный момент тока, начинает петь, привлекая самок, он ничего не слышит в это время. Но глухариные повадки надо знать, чтоб приобрести долгожданный трофей. Глухарь водится в таежных хвойных и смешанных лесах и перебирается к расположению токов ранней весной. Его следы можно заметить на снегу – он опускает крылья и чертит ими. Это и есть первый признак начала токов. Немного позже он начинает петь свои песни. Глухари любят токовать на деревьях с толстыми ветками, большими кронами. Днем он улетает искать корм, а вечером возвращается и ночует на току. Вечером производится и подсчет птиц, но на небольшом расстоянии, чтоб не спугнуть их. Свою песню он заводит до восхода солнца. До начала песни нельзя шуметь. Глухарь – птица очень осторожная, он не будет сидеть и ждать, когда охотник подкрадется и выстрелит. Свою бдительность он теряет, только допевая свою песню. Ранним утром охота начинается. Песню глухарь заводит на деревьях, а потом опускается на землю к самке. Начинает щелкать, скиркать и глохнет так, что может не услышать выстрел охотника. В это время и нужно начинать охоту, подобравшись ближе, но оставшись незаметным для птицы и правильно рассчитав период глухой песни. Если птицу плохо видно, не следует стрелять, лучше определить ее по шевелению на ветках. Все движения необходимо делать только под песню глухаря. Тогда можно осуществить и повторный выстрел, если попытка не удалась. Самое трудное – это подобраться ближе к птице (30-40 шагов). Стрелять лучше двустволкой 20, 16 или 12 калибра (дробь №1 или №2) в бок ближе к шее. Охота на глухаря – неповторимая и захватывающая, ее не забудешь, и останутся только волнующие впечатления и, возможно, великолепный мошник.
  12. Во второй части программы мы сходим на охоту на глухаря на току. Обсудим тонкости и нюансы охоты на глухаря. А так же узнаем критерии выбора места охоты и критерии выбора птицы для отстрела.
  13. К разряду боровой дичи охотники обычно относят глухаря, рябчика, тетерева, белую и тундровую куропаток, иногда вальдшнепа. Глухарь обыкновенный — типично таежная птица. Ведет оседлый образ жизни, лишь изредка, нерегулярно и недалеко откочевывает в осенне-зимний период. Распространен в лесном поясе Европы, западной и средней Сибири (до Байкала). Токовать начинает еще до появления первых проталин. Токующий самец распускает веером хвост, тихо щелкает, стрекочет. Там, где глухарей мало, самцы токуют поодиночке. Разгар тока совпадает с интенсивным таянием снега в лесу. После периода спаривания у глухарей начинается линька, и они скрываются в густых и захламленных участках леса. В воспитании потомства участвует только самка. Птенцы появляются в середине июня и позже. В первые дни они питаются муравьями и другими насекомыми, позднее начинают клевать растения — зеленые побеги, соцветия, ягоды и семена. Зимой глухари питаются почти исключительно хвоей. В лиственничных лесах Восточной Сибири обитает каменный глухарь — близкий родич глухаря обыкновенного, с которым он иногда образует гибриды. Каменный глухарь отличается от обыкновенного меньшими размерами, черным клювом, длинным хвостом. Токует на земле (хотя часто начинает петь и на дереве) и при этом не глохнет. Песня его тоже звучит иначе — без щелканья и стрекотания. Рябчик распространен от западной границы СНГ до побережья Охотского моря. Населяет еловые и смешанные леса с густым подлеском. Оседлая птица, изредка и нерегулярно кочует зимой. Охотно селится по долинам ручьев и мелких таежных речек. Половая зрелость наступает в возрасте одного года. В брачный период, который начинается в конце марта — начале апреля, рябчики могут образовывать пары. Самец все время находится вблизи насиживающей самки, а затем и выводка. Обычно яиц не больше 10, редко до 15. Они блестяще-бурого цвета с редкими красноватыми пятнышками и штрихами, иногда без них. Самка в гнезде сидит крепко, взлетает из-под самых ног и иногда позволяет брать себя руками. Насиживание длится около трех недель. Молодые рябчики, едва обсохнув, покидают гнездо и вместе с самкой отправляются на лесные прогалины и опушки, где в изобилии находят корм. Первые выводки встречаются в середине июня. Трехнедельные рябчики ночуют уже на деревьях, а в августе они уже неотличимы от взрослых. Питаются насекомыми, моллюсками, ягодами, листьями ольхи, березы, склевывают почки деревьев, соцветия березы и молодые побеги. Осенью выводки распадаются. Зиму рябчики проводят парами или в одиночку в тех же местах, где гнездятся. [gallery ids="4261,4262,4263"] Тетерев-косач обитает в лесной и лесостепной зонах Европы и Азии. Предпочитает опушки, вырубки, разреженные лиственные леса, чередующиеся с полями; глухой тайги избегает. Оседлая птица, лишь изредка предпринимающая зимой длительные кочевки в поисках мест, богатых кормом. В прошлом, когда тетеревов было много, кочующие стаи в 300-500 птиц не были редкостью даже для европейской части страны, сейчас же их зимние стайки не превышают нескольких десятков. Зимний корм тетерева состоит преимущественно из почек растений, в первую очередь березы. Днем стая кормится на деревьях, ночью зарывается в снег и там ночует. В мороз и метель тетерева могут сидеть под снегом долго, до полудня, обычно же вылетают кормиться с рассветом. Если ночью оттепель сменится морозом, ночующие под снегом тетерева утром оказываются в ледяной ловушке. Это одна из причин гибели тетеревов зимой. Весной — в марте — с первыми проталинами начинаются тетеревиные тока. Место для токовищ выбирается на опушках, среди болота. Слетевшиеся сюда косачи «чуфыкают», «бормочут», распускают веером хвост, дерутся. Там, где тетеревов мало, они токуют поодиночке, иногда посреди поля, вдали от опушек или на деревьях, не спускаясь на землю. Разгар токов приходится на апрель. Постоянных пар тетерева не образуют, и самцы в насиживании и заботе о потомстве участия не принимают. Гнезда устраивают под кустом или небольшим деревом, недалеко от токовища и вблизи ягодников. Если яйца первой кладки гибнут, то самка откладывает еще 2-4 яйца. В июне — начале июля из яиц выклевываются птенцы, у которых уже через неделю отрастают перья на крыльях. Утром кормятся на ягодниках, по гарям и нескошенным лугам и полянам; когда созревают хлеба, то птицы их регулярно посещают. В конце августа и начале сентября молодые тетерева отбиваются от самки и ведут самостоятельную жизнь. Летнее питание тетеревов — ягоды, зерна хлебных злаков, соцветия лесных трав, отчасти насекомые. [gallery ids="4264,4266,4265"] Кавказский тетерев обитает в альпийском поясе Главного Кавказского хребта и Малого Кавказа. От обыкновенного он отличается меньшими размерами; у самцов косицы хвоста загнуты вниз, у самок более мелкий «струйчатый» рисунок на груди. Зимой спускается с гор в высокоствольные пихтовые леса. Белая куропатка (Среднерусский подвид занесен в Красную книгу РФ). Ареал распространения этой птицы занимает север европейской части, Сибирь, Северный Казахстан. В тундре гнездится на моховых болотах и гарях, в южных частях ареала — по долинам речек и ивняковым зарослям. Зимой предпринимает нерегулярные кочевки, протяженность которых зависит от урожая кормов. В альпийском поясе гор и тундре куропатки кочуют, переселяясь в более пригодные для зимовки места. Эти птицы интересны защитной сменой оперения. Зимой они снежно-белые, с черным клювом и черными крайними рулевыми перьями, летом оперение красно-коричневого тона. Различные сочетания красно-бурого и белого характерны для весеннего и осеннего оперения этих птиц. Зимой стайка куропаток держится среди кустарниковых ив и березок, изредка взлетает на деревца и склевывает почки. Ночью птицы забираются под снег. Лапки их густо опушены перышками, поэтому птицы легко передвигаются по мягкому снегу, почти не проваливаясь. Кроме почек в зимнее время куропатки питаются побегами и выкапываемыми из-под снега ягодами. Ранней весной, еще до проталин, самцы начинают токовать. Затем птицы разбиваются на пары и размещаются по гнездовым участкам, которые зорко охраняют от других самцов. В это время среди петушков обычны драки. Гнездо устраивают в достаточно укромном месте и хорошо маскируют. Важное условие выбранного места — возможность быстрого взлета и хороший обзор. В тундре, где человек птиц не беспокоит, встречаются открыто расположенные гнезда. Насиживающая самка сидит очень крепко. Насиживает только самка, но самец находится вблизи гнезда. Птенцы появляются в конце июня — начале июля (в зависимости от погоды и местности). Едва обсохнув, они покидают гнездо и с обоими родителями отправляются в густые кустарниковые заросли, на ягодники, где и держатся до подъема молодняка на крыло. Нередко несколько семей объединяются вместе. Для куропаток характерны несколько линек: три — для самки и четыре — для самца. Белая куропатка — растительноядная птица. Побеги трав, почки деревьев, семена растений и ягоды составляют основу ее корма. Птенцы, кроме того, охотно поедают насекомых. [gallery ids="4269,4267,4268"] Тундряная куропатка — птица средних размеров. Телосложение плотное, голова небольшая, относительная длина крыльев несколько больше, чем у других тетеревиных птиц, хвост сравнительно короткий и слегка закруглен. Зимой пальцы полностью оперены. Тундряная куропатка обитает в арктических и моховых тундрах, субальпийском и альпийском поясах гор и к северу проникает дальше других тетеревиных птиц. Как и белая куропатка, вид этот имеет циркумполярное распространение, однако ареал его менее обширный и имеет более сложную конфигурацию. Тундряная куропатка обитаете на севере Кольского полуострова, северных частях Уральских гор и Ямальского и Гыданского полуостровов, на Таймыре и в Якутских тундрах. Далее северная граница ареала проходит большей частью по побережью матери- ка, а южная граница захватывает Верхоянский хребет и Алданское нагорье и по южным склонам Станового хребта выходит к побережью Охотского моря. В указанных границах нет куропаток в низинных районах Камчатки, долинах Анадыря и Пенжи-ны, тундрах низовьев Колымы и Алазеи. Тундряная куропатка населяет также горные системы Алтая, Саян и Хамар-Дабана, встречается на Командорских и Курильских островах и Земле Франца-Иосифа. Этот вид обитает в Северной Америке, Гренландии, Исландии, на Шпицбергене, в северных частях Великобритании и Скандинавии, а Альпах и Пиринеях. В пределах ареала у куропаток выделяют 26 подвидов. Окраска оперения в зимний период белая, за исключением черных рулевых перьев (на их концах — белые вершинные полоски), черного клюва и темных-когтей. Стержни первостепенных маховых перьев также темные. У самцов есть так называемая «уздечка» — черная полоска, проходящая по бокам головы от угла рта через глаз. У самок таких полос нет, лишь у некоторых особей на этих местах встречаются отдельные черные перышки. Весной самцы приобретают брачный наряд, характеризующийся наличием бурых перьев, разбросанных по голове, шее и плечам. У самок весеннего наряда нет. Летний наряд пестрый: окраску большей части тела формируют серые перья с поперечными черными, белыми и желтоватыми полосками, брюхо и крылья остаются белыми. Осенний наряд похож на летний, но в нем уже появляются белые зимние перья. Зимняя линька растянута, что является адаптацией птиц к обитанию в ландшафтах, где бесснежные участки тундры чередуются с пространствами, покрытыми снегом. В целом по внешнему виду тундряная куропатка очень напоминает своего сородича — белую куропатку, и в полевых условиях (особенно зимой) их различить непросто. От последней тундрянка отличается более серой окраской оперения в бесснежный период, темными когтями и стержнями первостепенных маховых перьев, наличием «уздечки» у самцов, более тонким и изящным клювом и несколько меньшими размерами. Тундряная куропатка ведет преимущественно наземный образ жизни и хорошо передвигается как по твердому грунту, так и по рыхлому снегу. Как и белые куропатки, зимой птицы при кормежке иногда взлетают на деревья, однако такое поведение у тундрянок наблюдается значительно реже. Периоды кормовой активности — утро и вечер. Зимой, когда световой день короток и время кормежки ограничено, дневной отдых выражен слабо. Зимой тундряные куропатки держатся стаями, которые, однако, меньше по размеру, чем у белых, и, как правило, не превышают 60-90 особей. Наиболее же часто встречаются стайки в 5-10 птиц. В местах совместного обитания белые и тундряные куропатки нередко держатся в одних, стаях; соотношение видов при этом, как правило, в пользу первых. Обитая в смешанных стаях, тундряные во многом перенимают черты поведения белых куропаток: держатся в малосвойственных им стадиях — ивняках, становятся более осторожными и при опасности ориентируются на реакцию своих более «бдительных» сородичей. Сами же по себе тундряные куропатки — очень доверчивые птицы: даже к сравнительно крупной стайке их в каждом втором случае можно совершенно открыто подойти на 40—50 метров, прежде чем они начинают проявлять признаки беспокойства. Одиночные птицы еще ближе подпускают человека, и нередко удается приблизиться к ним на 5-10 м. Если не делать резких движений, птицы не взлетают, а пытаются убежать. Тундряные куропатки молчаливы. Лишь в период размножения или накануне его можно услышать голос самца, напоминающий раскатистое «Кр-р-р…». Самка издает тихие стонущие звуки. Излюбленные места обитания тундряных куропаток — каменистые тундры, характеризующиеся чередованием каменных россыпей и участков с травянистым, моховым, лишайниковым или разреженным кустарничковым покровом. В равнинных тундрах куропатки обычно держатся по вершинам и склонам холмов. Зарослей кустарников в бесснежный период эти птицы избегают. Зимой распределение куропаток определяется- обнаженными от снега участками тундр, где птицы могут находить корм. Во многих районах они совершают откочевки из гнездовой области. В местах зимовок придерживаются кустарников (ольшаников, ерников, зарослей кедрового стланика, реже — ивняков), поскольку почки и сережки их составляют основу питания птиц в этот период. Питание тундряных куропаток в пределах ареала весьма разнообразно. В бесснежный период основу рациона составляют семена различных растений, цветы и листья голубики, черники, андромеды, луковички гречихи живородящей, ягоды, листья и стебли вороники, ягоды черники, брусники и толокнянки, листья дриады и различных видов ив, коробочки мхов. На севере Дальнего Востока наряду с перечисленными кормами птицы поедают орешки кедрового стланика. Животные корма в рационе взрослых куропаток встречаются редко, у птенцов — чаще, хотя и в их питании не имеют такого значения, как у других тетеревиных птиц. Тундряные куропатки — моногамы. Половозрелыми птицы становятся к концу первого года жизни. Весной самец занимает гнездовой участок, который охраняет от вторжения других, В первую очередь птицы занимают освободившиеся от снега территории. Как правило, токуют самцы в утренние и вечерние часы. Сроки гнездования определяются географическим положением местности и погодными условиями весны. Гнездо примитивно и мало чем отличается от гнезд других тетеревиных птиц. Обычно самка устраивает гнездо на открытом месте среди камней или низких кустарничков, иногда — среди кочкарника; пестрая сероватая окраска оперения самки делает ее незаметной на фоне окружающей местности. Размер полной кладки колеблется обычно в пределах от 5 до 9 яиц, хотя в отдельных случаях может быть и больше. Продолжительность насиживания — 20 дней. Птенцы покидают гнездо через несколько часов после вылупления. Однодневные птенцы весят 13-14 г. Растут птенцы быстро и в возрасте 10 дней уже могут перепархивать, а через полтора-два месяца достигают размеров родителей. На большей части ареала тундряные куропатки совершают сезонные миграции. Направление откочевок куропаток определяется в первую очередь направлением русел рек, по долинам которых куропатки мигрируют. Возвращение тундряных куропаток на места гнездования приурочено к началу интенсивного снеготаяния. [gallery ids="4271,4272,4270"] Вальдшнеп широко распространен по всей лесной зоне СНГ, за исключением ее северной полосы. Зимует в Южной и Средней Азии и на юге Европы, частично в Крыму, на Кавказе. Прилетает вальдшнеп в апреле. Вскоре после прилета начинается тяга — ток вальдшнепа. Тяга начинается с заходом солнца, продолжается до темноты и ненадолго прекращается, возобновляясь на рассвете. Гнездится этот боровой кулик в глухих и темных лесах, богатых оврагами, проселочными дорогами и мокрыми низинами. Питается в основном почвенными беспозвоночными (черви и личинки насекомых), которых он извлекает длинным клювом из мягкой земли, в меньшем количестве — растительными кормами. Насиживает и воспитывает птенцов одна самка. Едва обсохнув, птенцы могут самостоятельно бегать и кормиться. В случае опасности самка переносит их по воздуху, зажимая между лапками. [gallery ids="4273,4274,4275"] Голуби Из представителей этого отряда наиболее часто встречаются у нас вяхирь или витютень. Распространен он в епропейскойчасти СНГ, Западной Сибири, навостокдо Иртыша и В Средней Азии. Перелетная птица. Появляется в конце апреля мае. Вскоре после прилета на дереве (преимущественно ХВОЙНОМ) строит гнездо или отыскивает подходящее (пустующее) воронье, В насиживании яиц и во всех других заботах о птенцах участвуют оба родителя. Молодые птенцы совершенно беспомощны. Взрослые птицы кормят их, отрыгивая «зобное молочко». Подросший молодняк, как и взрослые особи, питается растительными кормами. Осенью вяхири часто вылетают кормиться на поля. Они часто и охотно пьют, летают на водопой в одно и то же место по нескольку раз в день. Ночуют вяхири на высоких деревьях. [gallery ids="4278,4276,4277"] Кроме вяхиря, в охотничьих угодьях нашей страны встречаются и другие голуби — более мелкие и имеющие меньшее значение для промысла и любительской охоты: скалистый голубь, клинтух, обыкновенная и кольчатая горлицы и др. Поездка за границу всегда ответственный шаг и что бы не "пролететь" лучше бронировать билеты заранее. Раннее бронирование позволит вам не волноваться сбудут ли нужные вам билеты в день вылета.
  14. Глухари Раскрылатилась тишь на еловых перинах, Заглянула в окно темно-синяя рань. У безмолвных берез на желтеющих спинах Сторожат глухари, сторожат глухомань. Глухари, глухари, мне бы вашу печаль, Мне бы вашу печаль на рассвете. Глухари, глухари, ничего мне не жаль, Только жаль уходящее лето. Перекинет заря через горы мосточек И споткнется на миг о колючий порог. Глухари, глухари, ну, хотя бы чуточек, Задержите рассвет, не пустите в острог. Как же ночь коротка и так коротко лето, Но здесь Вера крепка, Сохрани и Спаси!, У последних осин, на краю солнца света, На задворках моей глухариной Руси. План экспедициям основного инстинкта на этот день был прост. Заехать за знакомым егерем и под его чутким руководством отправиться на глухариный ток. Однако жизнь, в виде красочного дорожного указателя, внесла в него коррективы. Ток начинается перед светом, по этому на его границу нужно прийти совсем затемно. Но если совсем по классике, что лучше во обще приходить к току вечером. Это так называемый подсолнух. Сидит себе охотник, отложить в сторону ружье, оно сейчас ни к чему, радуется весне и вслушается в голоса сумеречного леса. Если повезет удастся засечь, по характерному хлопоту крыльев, прилет и посадку тяжелой птицы. Глухари слетаются на ток уже в сумерках и больше, если их конечно не потревожат, уже ни куда не перемещаются. Так что охотнику только нужно будет привязаться к местности и запомнить куда идти с рассветом.
  15. Белая куропатка встречается не везде, на рябчика с собакой охотятся мало, а глухарь в нашей страны является птицей редкой и поэтому запрещенной для отстрела. Охота на глухаря и белую куропатку Белых куропаток преимущественно надо разыскивать на моховых болотах и в зарослях ивняка, а глухарей – в более крепких и глухих, лесных зарослях. Если спаниель хорошо владеет навыком работать с заходом, охота со спаниелем по старому глухарю поздней осенью является исключительно интересной. Охота на фазана Охота со спаниелем на фазана начинается с половины августа и продолжается до половины декабря. Фазана следует искать на опушках леса и кустарников, примыкающих к садам, виноградникам и хлебным полям, а также в камышовых зарослях и в зарослях дикого винограда. В начале сезона охоты молодые фазаны затаиваются и близко подпускают к себе собаку. Старые же петухи, заслышав шум приближающихся собаки и охотника, стараются спастись бегством, и поднимаются на крыло только тогда, когда будут настигнуты собакой. Из-под спаниеля фазан поднимается круто вверх "свечой", представляя собой хорошую мишень для выстрела. Однако летит он достаточно быстро, поэтому медлить с выстрелом не приходится и при выцеливании надо брать должное упреждение. Охота на фазана во многом напоминает охоту за старыми косачами, поэтому желательно, чтобы спаниель, работающий по быстро бегущему фазану, действовал так же с заходом и подъемом птицы на охотника, как и на охоте по старым тетеревам. Стрелять фазана следует в начале охотничьего сезона дробью №7 – 8, а позднее – №5 – 6.
  16. Гость

    Охота на глухаря

    Когда в России открывается, кратко временный, сезон охоты на глухарей. Некоторые очень азартные и страстные охотники к которым я безусловно отношу и харьковчанина Александра Гапона. Преодолевают тысячи километров что бы оказаться в местах токования этой удивительной реликтовой птицы. В надежде добыть заветной трофей. На этот раз охотнику повезло, ему удалось приобрести две лицензии на отстрел глухаря. Охота началась с проверки токов. Отправился однажды старый охотник на охоту. Но как говорится, старость не радость. Глаз уже не тот, да и руки дрожат. Целый день по лесу проходил и ничего. И вдруг выходит на поляну, смотрит а там братки на джипах, костер жгут, водку пьют, а рядом огромная гора зверья битого лежит. -Ребятки-говорит он. Я старый охотнк, но мое время уже прошло. Раньше я тоже столько зверя бил, а теперь уже не могу, пенсии не хватает, жена пилит, в общем, дайте немного мясца. -Ну раз говоришь был охотником, то мы дадим тебе мяса, но при одном условии, ты с завязаными глазами должен будешь определить зверя и чем он был убит. -Хорошо-ответил он. Дали первого зверя . -Заяц, убит картечью такого-то калибра. -Молодец, ответили братки, на выпей 100грамм и давай следующего. -Вепрь убит тем-то. В общем зверь, потом 100грамм и т. д. Утром мужик открывает глаза, смотрит, а он в своей кровати и мясом пахнет на весь дом. Заходит жена. -Ты уже проснулся? Вставай кушать. Ты вчера столько мяса принес, нам теперь его надолго хватит. И вообще ты вчера такой странный был... -То есть????? -Ты ничего не помнишь? Ты вчера лег со мной спать, положил свою руку мне ТУДА и все время приговаривал- ЕЖИК, УБИТ ТОПОРОМ!
  17. Фото Александр Савченко Сколько об этой охоте написано прекрасных страниц! Читая, в очередной раз убеждаешься, что каждый обязательно подметит что-то свое, только им увиденное, тем самым обогатив и наши знания об этой удивительной птице и охоте на нее. В «Записках охотника Восточной Сибири» А. Черкасов пишет: «В этой охоте есть какая-то таинственность, какие-то чары, которые сильнее обыкновенного действуют на душу, живее волнуют кровь и делают как-то возвышеннее охотника…». Об охоте в организованном охотничьем хозяйстве, когда егерь чуть ли не за руку подводит человека к токующему мошнику, мы вести разговор не будем. Настоящий глухарятник охотой ее не назовет. Для него она начинается с поиска тока. Тем она ценнее и памятнее. Но вот ток найден. В один из намеченных дней окрыленный охотник отправляется в лес. Добирается до заветного места, пройдя трудные километры по разбитым дорогам и залитым талой водой болотинам и низинам. Обсушивается, перекусывает, отдыхает и с надеждой отправляется на подслух. Он насчитывает несколько подлетов глухарей. Все это вселяет уверенность в успехе завтрашней охоты. Других охотников на токовище не слышно. Остается с облегчением вздохнуть и отправиться в лагерь коротать холодную и сырую ночь. Вот пишу эти строки, а услужливая память воскрешает картинки из далекого прошлого. Еще нет и трех часов, а я уже посреди мохового болота. Вон белая тряпка, которую как метку повесил вчера, уходя с подслуха. Останавливаюсь на краю тока и слушаю. Деревья окутаны белесой тьмой, и где-то в их ветвях в чуткой дреме ждут своего урочного часа глухари, чтобы исполнить песню. От ходьбы немного согрелся. Медленно продвигаюсь по току. Наконец предрассветную тишину нарушает легкое пощелкивание. Оно звучит примерно как сухое деревянное «тэк-тэк». Это глухарь! У распевшегося петуха можно насчитать 6–7 убыстряющихся щелчков, переходящих в точение – второе колено песни, что-то вроде таких звуков: «Чччшшшааа». Подходить к нему не спешу. Немного подожду. Пусть распоется. Да и в лесу еще темно. Вот в стороне защелкал другой глухарь. Ток живет! Намеченный мною глухарь начал вовсю выводить песню. От этих чудных звуков я теряю ощущение реальности. Пространство полнится светом. В песне четко улавливаю первое и второе колено. Постепенно успокаиваюсь и начинаю исполнять «танец». Со стороны непосвященному в это действо человеку он может показаться по меньшей мере странным. Во время точения я всегда делаю не более двух шагов. К глухарю я только подхожу. Мои товарищи мне всегда говорили: «Ну ты, Витька, подкрадываешься! Словно рысь – бесшумно». А некоторые охотники подскакивают. Кому как удобно... Глухарь где-то рядом, но мне никак не удается его разглядеть. Распахнутые во всю ширь глаза наконец натыкаются на «громаду», расхаживающую по длинному суку сосны. Глухарь всегда усаживается на отдельно стоящую и разлапистую сосну или ель. Это дерево, словно магнитом, притягивает глухарей. Сегодня ты снял с него глухаря, а придешь через неделю – там будет токовать другой. Наверное соперник. Но я отвлекся. Ах, как выводит, как выводит! Дрожащими руками под точение поднимаю ружье, навожу на бок птицы и тяну за спусковой крючок. Выстрел. Глухарь на секунду замирает, с шумом валится под дерево. И воцаряется тишина. Но не всегда охота складывается удачно. Бывает, что и погода вроде прекрасная, а на подслухе переслышишь всего одного глухаря. И закрадется подозрение, что на току кто-то похозяйничал. А ночью поднимется ветер, под утро с неба посыпятся снежинки вперемешку с дождем. Холодно, неуютно. Погода мерзкая. Ток молчит. Или же все складывается очень хорошо. Глухарь поет страстно. Тэканье и точение чередуются с завидным постоянством. До глухаря, как кажется, каких-то полсотни шагов. Но только переставишь ногу, как на тебе! С ближайшего дерева срывается глухарь. Твой певец замолчал. Ты превращаешься в одно большое ухо: «Запоет или не запоет?» Проходит целая вечность. Наконец с облегчением вздыхаешь: «Запел!» Ждешь, пока петух распоется, и снова двигаешься к невидимому певцу. Остается сделать каких-то 5–6 шагов, как вдруг с соседнего дерева с грохотом снимается очередной глухарь. Тут же слышится лопотанье крыльев слетевшего певца. Охоту испортили «молчун ы». Так называют молодых петухов, которые сами в токовании участия не принимают, но держатся поблизости от токующих стариков. По-видимому, опыта набираются. Проходят века, а в поведении глухарей ничего не меняется. Они все так же весной устраивают свои игрища. Только заметна одна маленькая, но грустная деталь: число глухарей весной на току, к сожалению, сокращается. Если не будут приняты существенные меры по сохранению жемчужины наших лесов, то все меньше и меньше будет счастливчиков, которые с гордостью скажут: «А я в эту весну взял ха-а-рошего мошника!» По традиции классическую охоту на току венчает дробовой выстрел. Высший смысл этой охоты – подойти под песню и произвести выстрел под песню. Весной глухаря надежнее отстреливать из ружья 12 или 16 калибра желательно с патронником длиной 76 мм. Ружье должно обладать кучным и резким боем. Весенний глухарь крепок на рану. Патроны лучше снаряжать самому или покупать мощные, типа «магнум» с дробью «единица» или «нулевка». На этой охоте все зависит от одного выстрела: он может принести огорчение охотнику, а может одарить радостью от обладания заветным трофеем, оставив в сердце неизгладимые впечатления на всю жизнь. Поэтому на этой охоте главное – выдержка и еще раз выдержка! Некоторые охотники пытаются стрелять глухаря из нарезного оружия под патроны калибра 5,6 мм, исключив обычный – кольцевого воспламенения. Лучшими признаются: 22WMR и 22Hornet. Но это все не то. Другое дело на промысловой охоте. Там и кушать хочется. Поэтому применение нарезного оружия на любительской охоте считаю нецелесообразным. Да и не по-охотничьи это. При подходе к глухарю, как правило, дыхание сбивается, пульс учащается, а видимость ниже удовлетворительной, и сделать точный выстрел из карабина в таких условиях весьма проблематично. Я знаю некоторых «карабинёров», которые по этим причинам не раз оставались без трофея. Виктор Радов Источник: www.ohotniki.ru
  18. Фото andreybar По утиным стаям весной стрельба недопустима: можно убить самку. О деятельности наших администраторов от охоты писалось, да и пишется достаточно много, но как бы явны и тяжки ни были их прегрешения, объяснить только ими неуклонную деградацию спортивной охоты все же нельзя. Мы изменились сами. Мы в большинстве своем переносим на охоту ту психологию беззастенчивого потребительства, которая взращивалась и культивировалась условиями последних десятилетий. Но уж если потребительство способно довести до грани краха целое государство, то охоту оно погубит неизбежно. При этом первой жертвой будет, конечно, охота весенняя. Именно на нее особенно непримиримо ополчаются противники «жестокой забавы», за ней неусыпно следит око «охраны природы». И именно здесь забвение традиций и этических норм особенно губительно. Ведь основная опасность, связанная с разрешением весенней охоты - возможность нанесения ущерба нормальному ходу воспроизводства дичи за счет случайного отстрела самок, нарушения режима покоя в угодьях. А это зависит не столько от сроков отстрела и количества добытых самцов тетерева или глухаря, сколько от того, какими способами будет проводиться охота, как будут вести себя охотники. Таким образом, этический аспект проблемы приобретает здесь решающее значение. Итак, этика весенней охоты. Ее основные заповеди сводятся к двум положениям: - охоться так, чтобы твое поведение не вызывало справедливых нареканий, не ставило под сомнение допустимость весенней охоты и тем самым не могло способствовать ее дальнейшим ограничениям и запретам; - охоться, но не мешай охотиться и другим. Соблюдение указанных правил лежит в основе традиций весенней охоты. Действительно, ну в чем можно упрекнуть человека, кратчайшей дорогой дошедшего до места тока или заранее выбранного плеса и взявшего токующего глухаря или подлетевшего к подсадной селезня? Ни токовища, ни удобные для охоты из шалаша разливы не являются местами гнездования, и потревожить здесь устраивающих гнезда самок нельзя. Сам характер охоты устраняет случайную добычу самки, так как стреляет охотник только по птице, явно демонстрирующей свою самцовую сущность. Однако стоит нам отступить от традиций весенней охоты и заняться хищным шатанием по угодьям, пальбой по взлетевшим, слетевшим с дерева или (везде, кроме тяги вальдшнепа и охоты на гусей) налетающим птицам (даже если мы абсолютно уверены, что это самцы), как все меняется. Пробираясь кромками разливов, пробуя под прикрытием опушек подобраться к поющим на поле тетеревам, мы нарушим покой не одной самки. Стреляя по поднявшимся или налетевшим «самцам», не одну самку лишим жизни: допустить ошибку в рассветных или вечерних сумерках, да еще когда ни голос, ни поведение птицы не помогают определить ее пол, очень легко. Так что предосудительность стрельбы влет при весенней охоте на глухаря, тетерева и селезня - не праздные измышления охранителей природы. Она подтверждена многолетней практикой охоты и выстрадана поколениями тех охотников, для которых случайная добыча утки или глухарки - стыд, позор и повод для горьких угрызений совести. Правда, существующими правилами весенней охоты такая стрельба прямо не запрещена, но ведь и правила эти претерпели в последнее время существенные изменения и, увы, не в лучшую сторону. Проиллюстрирую это утверждение лишь одним примером. В 1986 г. в Марийской АССР разрешением на весеннюю охоту на водоплавующую дичь предусмотрено, что она может проводиться: «на селезней с подсадными утками и чучелами... только из шалашей и скрадков, которые в соответствии с правилами безопасности должны располагаться не ближе 300 м в любую сторону один от другого». Далее указывалось, что «охота с подхода... запрещается». Глухаря на току отстреливают только на дереве: на земле под выстрел может попасть глухарка. Прошло всего три года - и вот в той же автономной республике та же охота разрешается просто: «на селезней уток из укрытия»! О подсадных утках и чучелах уже нет ни слова. О запрещении ходовой охоты - ни звука. Что же каса ется понятия «укрытие», то его можно трактовать в весьма широких пределах от замаскированных автомобилей и моторных лодок, до куртины любой растительности, способной укрыть охотника от глаз дичи. Таясь по кустам, меняя «укрытия», можно заниматься любимой забавой, формально не нарушая установленного порядка охоты. Нетрудно понять, что породит этот новый плод административного рвения и охотоведческой безграмотности Марийской охотинспекции. Не усложняя себе жизнь хлопотами по приобретению подсадных уток, чучелов, манков, устройству шалашей, марийские охотники смогут с легким сердцем сотворить все, что при охоте весной недопустимо. Они смогут безнаказанно шастать по угодьям, палить влет и т. д. и т. п. Любителей такой «демократической» потехи сейчас более чем достаточно. Из 184 человек, за которыми начиная с 1964 г. я имел возможность наблюдать во время весенней охоты на селезней, лишь 74 (чуть больше 40 %) охотились так, как положено, то есть из шалашей, с подсадными или чучелами, с манком. Остальные «промышляли» кто во что горазд. При этом по десятилетиям количество этих «вольных стрелков» неуклонно возрастало. Если с 1964 по 1973 гг. их было 9 из 30 (30 %), то с 1974 по 1983 гг. - 29 из 67 (43 %), а за шесть последних лет - 51 из 87 (около 60 %). Порою просто диву даешься, глядя, к каким смехотворным и бездумно- зловредным приемам прибегают эти товарищи, чтобы утолить свою «благородную страсть». Один по грязи и лужам весеннего жнивья пробует подползти к токующим тетеревам. Другой, напялив гидрокостюм, самозабвенно бродит по разливу и временами испускает с помощью какого-то приспособления серии странных криков, имитирующих, по его мнению, сладострастные призывы, не знаю уж какой птицы. А вот и целая компания отправляется на зорю. Передний демонстративно тащит под мышкой здоровенную пеструю утицу. Остальные пятеро сопровождают. Действительно ли они верят, что несчастная питомица птицефермы сможет сыграть роль подсадной, или просто лукавят и волокут с собой беднягу как символ своей добропорядочности, как пропуск в угодья (охота разрешена лишь с подсадной) - неведомо. Что они будут делать, скрывшись с глаз работников охотхозяйства, можно только предполагать. Мне всегда хотелось узнать, думают ли такие товарищи, что они нарушают основные правила, обеспечивающие безвредность и допустимость весенней охоты? Тревожат ли их мысли о том, что своими действиями они провоцируют ее запрет? Приходит ли им в голову, что всеми этими подползаниями, скрадываниями и другими глупостями они страшно мешают тем, кто охотится как должно? Ответ очень важен: если в простоте душевной они наивно обо всем этом не догадываются, то наши усилия должны быть направлены по пути просветительства, повышения их охотничьей квалификации с одновременным беспощадным изгнанием из органов управления охотничьим хозяйством людей, далеких от охоты и способных порождать постановления столь же вредные, как упоминавшийся уже шедевр марийской охотинспекции. Ну а если здесь не «святая невинность», и мы имеем дело с наглым, наплевательским пренебрежением ко всему, что может помешать любителям всевозможных безобразий «за свои деньги» развлекаться так, как им хочется? Ведь в этом случае взывать к их сознательности совершенно бесполезно, ведь потребительская психология всякую нормальную сознательность деформирует на свой лад. По делу, их следовало бы лишать права охоты, но самое страшное заключается в том, что мы как-то притерпелись (и не только на охоте) к попранию элементарных правил этики и кроме того, явление это приобрело настолько массовый характер, что отделить «агнцев от козлищ» будет совсем непросто: среди тех, кто будет отделять, может оказаться предостаточно товарищей, исповедующих ту же мораль. Пожилому человеку сравнивать прошлое с настоящим довольно рискованно, особенно если прошлое ему больше импонирует: все эти сравнения могут быть восприняты, как извечное стариковское брюзжание. Но я все же рискну. Еще сорок лет назад практически все знали и соблюдали правило, в соответствии с которым нельзя, недостойно и неприлично вторгаться туда, где уже обосновался другой охотник. Этот неписаный закон особенно драгоценен именно весной. Охота тут кратковременна (на тяге всего минут 30, на токах и с подсадкой, максимум, 2 - 3 часа), всегда связана с каким-то конкретным местом, которое иногда приходится выбирать, долго искать, да еще и готовить для охоты. Кроме того, весенняя охота не терпит близкого соседства своих поклонников, так как они неизбежно будут меш ать друг другу. Чей-то близкий выстрел - и глухарь, к которому мы подходили, замолчал, тетерева разлетелись, круживший над подсадной кряковый селезень к шалашу не сел и даже налетавший на нас вальдшнеп, точно нырнув, а воздухе, изменил направление - и был таков. Словом, близкое появление товарищей по страсти весной вряд ли кого порадует, тем более что времени на то, чтобы сменить место, как правило, нет. Фото talks.guns.ru На тетеревином току в утренней полумгле надо внимательно вглядываться в птиц: около петуха нередко находится тетерка. И вот сейчас все чаще и чаще случается, что с выбранного места приходится уходить. За последние 20 лет ко мне, когда я стоял на тяге или сидел в шалаше, подходило 78 охотников и только 14 из них, увидев, что место занято, повернулись и ушли. Остальные вели себя по-разному. Некоторые дружелюбно заводили разговор, в котором обязательно в той или иной форме упоминали, что, мол, «в тесноте - не в обиде». Мне кажется, что это в них копошились какие-то остатки охотничьей совести. Кстати, именно их, иногда, удавалось уговорить отойти на более или менее благопристойное расстояние. Большинство же вообще игнорировало мое присутствие и вело себя так, как будто меня и нет. На мои укоры запальчиво отвечали, что «охота у нас для всех», «угодья общие» и «они тоже за путевку деньги платили». Один же «весьма резонно» заявил: «Я вам мешаю? Ну так вы и уходите!». А что остается делать, когда в 100, 50 а то и в 30 метрах пришелец начинает гоношить себе укрытие-скороспелку? Вот и пропала заря, не говоря уже о вконец испорченном настроении. Это типичное проявление потребительской психологии, которая крайне ревнива к своим правам и весьма равнодушна к обязанностям. Даже чрезмерной нагрузкой охотников на угодья (во многих охотничьих хозяйствах она допускается) подобное поведение нельзя ни извинить, ни оправдать. Тот, кто действительно хочет охотиться, не будет жалеть ног и времени, чтобы заранее подыскать себе место. Ну а товарищи, любящие в охоте и другие радости и предающиеся им до часа, когда уже нужно «не опоздать», пусть не посетуют на то, что они, так сказать, остались «за флагом». Понятно, что по отношению к представителям племени нарушителей традиций весенней охоты трудно испытывать теплые чувства. И все же мне кажется, что они заслуживают сожаления. Ведь стремясь «урвать» от охоты как можно больше и главным образом пострелять, они обрекают себя на эмоциональное нищенство. Таким весенняя охота никогда не раскроет всей своей поэтической прелести, не даст заглянуть в тайны пробуждающейся природы, не позволит испытать тех ощущений, которые только она и может подарить. Бродить в поисках дичи, ждать близкого взлета птицы, подбираться к замеченному объекту своих вожделений можно в любое открытое для охоты время. Но только весной в предрассветной тьме моховых болот звучит глухариная песня, только на весенних зорях неистовствуют на токах косачи, тянет вальдшнеп и на голос подсадной утки спешит зеленоголовый селезень. Только весной, только из шалаша позволено нам бывает любоваться нелепо-прекрасными танцами журавлей, суматохой заячьих «свадеб» и тем, как самец какой-то пичуги склоняет к любви свою избранницу, потчуя ее козявками. Да и разве можно сравнить по силе охотничьих переживаний элементарное убиение налетевшего или близко поднявшегося селезня с тем, что мы испытываем, взяв его с подсадной или сумев подманить? Разве добытый после долгого подхода под песню глухарь не в десятки раз драгоценнее того, который во время подслуха подлетел и в двадцати шагах взгромоздился на сосенку? Тот, кто не видит тут разницы, право же наделен восприимчивостью и эмоциональностью дубовой чурки. Нет, соблюдая закон или отказываясь от глупых послаблений в правилах, которыми нерадивые чиновники хотят, видимо, подчеркнуть свою демократичность и неусыпную «заботу об охотнике», нам необходимо сохранять, беречь, и главное, соблюдать традиции и этику весенней охоты. Либо мы будем это делать, либо эту лучшую из охот придется запрещать. Третьего не дано. Что же касается охотников-потребителей с их психологией рвачества, то остается лишь только надеяться, что уважение к окружающим, порядочность, дружелюбие и отзывчивость вновь станут нормой поведения в нашем обществе вообще, и в среде охотников - в частности. Я. Русанов Биолог – охотовед Журнал "Охота и охотничье хозяйство" № 4-1990 г.
  19. Охотники, независимо от того, приходилось им весной добывать глухаря или нет, знают, что эти птицы токуют на отдельных участках леса, которые называются токовищами, а токование – песня, неотъемлемая часть поведения токующих петухов. Собственно, ток глухаря – понятие собирательное. Это группировка птиц, объединенных общим пространством, внутренними этологическими взаимосвязями и четкой иерархической системой. Ток не только обеспечивает спаривание глухарей, он является экологическим центром, вокруг которого формируется вся жизнь местного сообщества птиц, как в гнездовой, так и в послегнездовой периоды. Вокруг токовища глухарки выводят птенцов, здесь держатся выводки и подрастают глухарята, поблизости обитают покинувшие ток петухи. Где токуют глухари Глухари очень придирчиво выбирают токовище, а выбрав, сохраняют ему верность в течение многих десятилетий, если охотничья или хозяйственная деятельность человека так или иначе не приводит к гибели тока. На наших лесных просторах токовища занимают, в общем, незначительные площади. Что же представляют собой угодья, в которых располагаются токовища, каковы их приметы? Ответ на этот вопрос может быть интересен охотникам, желающим отыскать глухариный ток. Найти ток трудно, но возможно, если иметь ясное представление о лесных угодьях той местности, где вы собираетесь охотиться. Для этого полезно ознакомиться с крупномасштабными планами лесных насаждений. Знание предпочтений глухаря при выборе токовищ точно не укажет, где находится ток, но подскажет, где не следует его искать, а где вероятность обнаружения токовища больше. При разработке мероприятий по защите токовищ при рубках леса нам пришлось обследовать множество глухариных токов в разных регионах Европейской части страны. Некоторые наблюдения по распределению токовищ в лесных угодьях могут оказаться интересными и полезными для охотников, интересующихся глухарем. Мы убедились в том, что в обширных однотипных массивах леса глухари, как правило, не токуют. Абсолютное большинство токовищ, более 90 процентов, располагается в сосняках, реже – в ельниках с примесью сосны. Единичные токовища были обнаружены в сфагновых и разнотравно-злаковых березняках, но тоже с присутствием сосны. Это то, что касается состава древостоя. С точки зрения напочвенного покрова, глухари в качестве токовищ в равной степени отдают предпочтение сфагновым и брусничным типам лесов, где сконцентрировано около двух третей всех токовищ. К соснякам-черничникам и багульниковым при выборе токовищ глухари относятся одинаково, но токуют в них в два раза реже, чем в предыдущих типах – сфагновых и брусничных. Большое значение имеет расположение токовищ. Замечено, что многие из них находятся неподалеку от речек и ручьев. Большая часть (почти 80%) – граничит с болотами. Они могут занимать либо «язык» суходола, вдающегося в болото, либо нижнюю часть пологого приболотного склона. Не так уж редки токовища, располагающиеся и непосредственно во мхах на участках с болотной сосной. Важен и возраст леса. Чаще всего глухари токуют в старых сосняках, только восьмая часть токовищ обнаружена в средневозрастных, а в молодняках не было найдено ни одного. Глухарь предпочитает токовать в хорошо просматриваемых негустых участках леса с относительно редким подлеском или вообще без него. Помимо характеристики угодий, важнейшим признаком близости токовища является осенняя численность глухаря. Если осенью, охотясь с лайкой, в определенном месте вы регулярно обнаруживаете много глухарей, то почти наверняка здесь в радиусе одного-двух километров в подходящих угодьях есть ток, который вы сможете найти весной. При поисках местонахождения тока его приметами могут служить утренние подъемы глухарей, их следы на напочвенном покрове, особенно хорошо заметные на сфагнуме и, что особенно показательно, ломаный помет, рассыпанный вокруг отдельных деревьев, токующими, находящимися в движении, энергичными петухами. Он хорошо отличается от того, что обычно оставляют после себя кормящиеся на соснах глухари. Как токуют глухари Мой друг Эдик Дронсейко много весен прожил, в компании с Николаем Немноновым на одном постоянном токовище. Всех старых петухов они знали, что называется «в лицо», различали по внешности и характеру. Охотоведы смогли подсмотреть редкие подробности жизни глухаря и выяснить много нового о токе. Более десяти лет, с конца зимы и до начала лета, по 12 часов в сутки они проводили на токовище, наблюдая за глухарями. На их глазах с годами слабели, постепенно уступая свои места вошедшим в силу самцам, и исчезали с токовища старые токовики. На одной из сосен, где постоянно токовал глухарь, они соорудили «балаган» с печуркой, из которого с относительными удобствами, не замерзая, могли наблюдать за петухом на расстоянии нескольких метров. Под суком, на котором токовал глухарь, был укреплен микрофон для записи всех звуков, которые он издает. Оказалось, что глухариный лексикон гораздо богаче того, что слышит охотник, скрадывающий птицу. Забавно, что глухарь настолько привык к своим постоянным наблюдателям, что начинал петь только после того, как убеждался, что они на месте. Иметь представление о жизни и развитии тока необходимо для того, чтобы правильно, бережно на нем охотиться, не нанося сказочным хозяевам токовища видимого ущерба. Объективная картина жизни тока такова. Каждый из токовиков из года в год занимает свой постоянный многолетний участок, имеющий в поперечнике 200 и более метров. Петухи-«патриархи» формируют четкую структуру тока, обеспечивают ее постоянство и прочность. К молодым глухарям они вполне терпимы и не препятствуют их свободному перемещению по токовищу, иногда даже в кампании с глухарками. Они просто-напросто не видят в молодых самцах конкурентов, а те получают возможность ближе познакомиться с током и постепенно учиться уму-разуму. Трехлетние глухари еще полностью подчиняются доминантным самцам. До того как они займут на току высшие ступени иерархической лестницы, должно пройти не менее 4–5 лет. Пока структура тока не нарушена бездумным отстрелом «старых» доминантных петухов – токовиков, составляющих его костяк, на токовище царит идеальный порядок и почти не бывает драк, так как за долгие годы существования тока все отношения давно выяснены. Глухарки хорошо ориентируются на токовище, знают расположение индивидуальных участков петухов и летят прямо к своим избранникам. Размножаться самки начинают с трехлетнего возраста. На одного токовика приходится за весну не больше двух глухарок, каждая из которых посещает ток не менее двух раз. В дружную весну период спаривания очень короток и длится всего 3–5, а в затяжную – 7–10 дней. Самыми большими драчунами выглядят на токовище четырехлетние петухи. Они уже имеют свои участки и всячески стараются самоутвердиться. В случае изъятия токовиков, ток становится шумным, и кажется, что жизнь на нем бьет ключом, но это впечатление обманчиво. На таком току шума много, а толку мало, его воспроизводственное значение резко снижается. Изъятие хотя бы одного токовика – большая потеря для тока, которая ведет к сбоям в размножении. Отстрел половины петухов, имеющих участки, может привести к полному развалу тока, что ставит под угрозу существование всей «токовой» группировки птиц. Исследователи приходят к выводу, что охотиться на току лучше после прекращения массового вылета глухарок и спада активности доминантных самцов. В этих условиях можно добывать без вреда для тока одного из пяти или даже из четырех самцов, предпочтительно по периферии токовища. Также надо выбирать глухарей и на более ранних стадиях развития тока. В разгар тока не следует добывать больше одного петуха из семи. Если же в кульминационный период токования из года в год регулярно изымать 1/6 часть поющих глухарей, то ток через несколько лет может прекратить свое существование. На севере мы стали свидетелями гибели глухариного тока, вокруг которого осенью глухари встречались на каждом шагу – собака облаивала их непрерывно. Подъезд к токовищу на лодке был очень удобен: от реки – рукой подать. Ток – компактный, ходить по токовищу легко и приятно. За одну зарю в нашем присутствии два человека добыли по четыре петуха каждый. Но когда мы через два дня специально приплыли посмотреть, что делается на токовище, там не пел ни один петух. Зато мы насчитали 15 молчунов! Казалось, почему бы им не воспользоваться ситуацией и не сменить выбитых токовиков? Однако этого не произошло ни в ту весну, ни в последующие. Мы посещали токовище весной еще в течение нескольких лет. Ток исчез бесследно, а глухари, осенью в изобилии населявшие окружающие его угодья, исчезли. Как добыть глухаря Вопрос, как надо добывать глухаря, принципиально важен. Каково будет охотнику, если после выстрела придется провожать взглядом улетающую умирать огромную птицу? Найти подранка глухаря, даже смертельно раненого, можно только случайно. Опытные охотники считают, что стрелять глухаря следует не далее 25 метров первым или вторым номером дроби. Тогда птица упадет вне зависимости от того, в какую часть ее тела (грудь, спину, бок, живот) вы попали, а на большей дистанции в грудь стрелять не стоит, так как возможен подранок. Не будем с ними спорить. Глухарь очень крепок на рану, и малейшая небрежность выстрела приводит к бессмысленной гибели птицы и потере желанного трофея. За много лет мы убедились, что стреляного глухаря нелегко найти даже в том случае, если точно определишь направление его полета. Не раз оказывалось, что перед падением или посадкой на дерево, намертво битый глухарь круто, под прямым углом, сворачивал в сторону. Однажды мы нашли подранка, который неожиданно свалился с сосны, на которую сел, буквально нам на голову. Мы измерили расстояние, которое петух пролетел после выстрела, оказалось 300 метров. Самое интересное, что глухарь преодолел его с пробитым дробиной сердцем! И еще несколько конкретных случаев. Как-то осенью меня остановил до боли знакомый, но непонятный звук. Я не сразу понял, что это токует глухарь. Он пел на макушке высоченной ели, стоящей среди сосен, и видно его было только метров за 50. После выстрела петух камнем свалился на землю. Бок его оказался синим, будто от удара палкой. Но погиб он, естественно, не от удара, а от смертельной раны, нанесенной мелкой дробью. Оказалось, что я забыл перезарядить ружье и выстрелил «по месту» семеркой в контейнере. Исходя из отрицательного опыта, накопленного при охоте на глухарей, получается, что не следует использовать крупную дробь. Важнее размера дроби число поразивших птицу дробин: чем их больше, тем выстрел надежнее. Для этого вполне подойдут тройка, или двойка. И, пожалуй, самое важное – глухаря надо бить исключительно «по-месту». Нельзя стрелять эту птицу ни в грудь, ни в хвост ни при каких обстоятельствах, только в бок с небольшого расстояния и очень тщательно прицелившись. Как-то осенью, даже облаянный на низком деревце небольшой молодой глухарь, битый буквально вплотную, но сзади, сумел пролететь 200 метров, затем свернул в сторону и был найден на земле собакой. На току надо держать себя в руках и не думать о том, что петух может замолчать или улететь. Подойти, не спеша, к поющему петуху очень просто. Перемещаться вокруг токующего глухаря, чтобы выбрать необходимую позицию, удобно ползком на четвереньках. Действуя так вблизи глухаря, меньше вероятности его спугнуть. Стрелять лучше с упора, оперев ружье о ствол, сук или рогатину. На севере так делают даже самые опытные местные глухарятники. Если вы идете на ток с другом, стоит заблаговременно обсудить свои действия. Когда охотники одновременно подходят к двум петухам в пределах слышимости их песен, имеет смысл заранее договориться, кто выстрелит первым. Главное, в любом случае, первому стрелять в момент «точения» глухаря, к которому подходит товарищ, чтобы не подшуметь ему птицу. Как сохранять тока Проблема этической оценки отношения к охоте на токах непроста. Отношение к ней людей весьма индивидуальное и зависит от социальных условий, в которых находится охотник: от его воспитания, местных традиций и ряда других обстоятельств. На севере к охоте относятся как к средству добычи пропитания, как к обычным заготовкам мяса. Глухарей, ночующих на токовище, там могут высматривать белой ночью и успешно охотиться с ружьем. К той же категории мясных заготовок относится и пример уничтожения тока. В том случае, к сожалению, мы сами оказались косвенно причастными к гибели тока, так как рассказали о нем одному хорошему знакомому. Отсюда мораль, важнейшая для сохранения токов: ни в коем случае нельзя о них говорить никому, даже людям, в которых, казалось бы, вполне уверены. Практика показывает, что «заготовитель», найдя ток, не может остановиться, не помогают никакие доводы. Поначалу я наивно думал, что это происходит из-за незнания закономерностей, определяющих жизнь и долговечность тока, потом понял, что это не так. Упорство, профессионализм, которые проявляются «заготовителями» при поиске новых токов к очередному весеннему сезону, взамен уничтоженных, способны вызвать удивление и уважение. Токовище – не только участок для встреч и общения глухарей, но и место, где охотник приобщается к природе, ощущает себя ее частью. Его следует тщательно охранять от чужих глаз. Оставить поблизости кострище, следы на снегу, значит, проявить к нему пренебрежительное отношение. После удачного выстрела не поленитесь убрать перья на месте падения птицы, не засоряйте токовище стреляными гильзами, чтобы кто-нибудь не сказал вам за это спасибо, как за бесценную информацию. Среди части малокультурных охотников широко распространена психологическая особенность, чрезвычайно вредная и губительная для токов. Когда «свой» ток получает огласку, у его «первооткрывателя» возникает болезненное желание выбить на нем как можно больше глухарей, исходя из того, что «если не мне, так и никому». Так быть не должно. И тогда при правильном, бережном отношении, несмотря на известность, ток будет существовать долгие годы. Один из основных этических принципов весенней охоты на глухаря состоит в том, чтобы не допускать бессмысленной гибели петухов и не превращать их в подранков. Охотник обязан к каждому выстрелу относиться очень серьезно. Следует с особой тщательностью подбирать патроны, а лучше – снаряжать самому. На токовище необходимо вести себя осмотрительно, по возможности спокойно, не торопиться. Перед подходом к выбранному петуху стоит как следует осмотреться, тщательно продумать и наметить к нему путь, мысленно проложив его так, чтобы, пользуясь укрытиями, подойти к птице как можно ближе с нужной стороны на верный выстрел в бок. Лучше спугнуть глухаря и взять его на следующий день, чем подранить и потерять навсегда. Период кульминации размножения – это то, ради чего существует ток. Если мы понимаем это, то повременим с охотой, уважая ток и заботясь о будущем его участников. Здравомыслящий, любящий природу, опытный охотник не будет спешить. До того как посетить ток с ружьем, он определит число поющих петухов и выяснит их размещение по токовищу, чтобы суметь правильно спланировать отстрел периферийных самцов. Особого внимания требует ток в период продолжительной депрессии численности глухаря. При охоте в этих условиях изымаются исключительно петухи, формирующие ток, что отрицательно сказывается на результатах размножения птиц и их численности. Основа этики весенней охоты на глухаря – трепетное отношение к току, как к чуду природы, осознание того, что беречь токовиков – прямая обязанность охотников. Юрий Романов Фото Юрия Сараева
  20. Разнятся отзывы о весеннем току у авторов и рассказчиков, пожалуй, в одном. Некоторые считают ее очень трудным делом, другие заявляют, что нет ничего проще, чем подойти к ничего не слышащей птице и застрелить ее, неподвижно сидящую на дереве. По сути дела, правы обе стороны. Я слышал о глухариных токах с раннего детства. Мой отец не глухарятник, ему больше нравится скоростная стрельба в лет, зато дед очень любил эту охоту. Когда я был еще совсем маленьким, он ставил мне пластинки с записями глухариного тока. Слышал я и множество рассказов об охотах на них. Прочитал горы книг из богатейшей дедовской, охотничьей библиотеки. Так, что к своей первой охоте на глухаря я был полностью подкован теоретически. Но как же разнится книжная действительность и реальная. Даже не знаю, как писать эту статью? После творений Зворыкина, Пришвина, Сабанеева, других классиков. После публикаций известнейших ученых, что я могу сказать нового и более красивого об этой охоте. Буду сух, конкретен и поделюсь своими наблюдениями и ощущениями. Токовать глухари начинают в начале марта, в теплую весну в конце февраля, а по некоторым данным (Ф.Лялин «Начало тока») еще раньше. Но поет он в это время не активно и распевается только к концу марта. Охота на току в средней полосе открывается обычно в середине апреля, на севере с 1 мая (плюс-минус два дня). Согласно народной примете, как только распускается лист березы и становится величиной с монетку, глухарь перестает токовать. Итак, охота на глухарином току с подхода. Она подразделяется на несколько этапов: поиск тока, подслух, подход к заслышанному петуху, добыча трофея. Самостоятельный поиск токовища настолько сложное занятие, что под силу только самым опытным глухарятникам, которых, может быть, насчитываются единицы. Во-первых, я себя к таковым не отношу, во-вторых – скорее всего, вам это не пригодится, поскольку начинающему охотнику ток, скорее всего, покажут, поэтому я дам только общие признаки его присутствия. Вдруг вам повезет, и вы случайно во время какой нибудь экспедиции наткнетесь на него. Территория тока обычно занимает площадь до 10 га. Охотник, идущий на ток один, должен очень хорошо знать его территорию. Ранней весной, еще по снегу, глухарь, так же, как и тетерев, чертит – то есть во время токового танца оставляет полосы своими крыльями. Просто кормящийся или гуляющий глухарь оставляет только следы лап, так что чертежи являются признаками тока. Л.П. Сабанеев так описывает наличие признаков тока: «Тока из года в год происходят в одних и тех же местах, а потому разыскивать их приходится очень редко, и достаточно бывает расспросов и указаний проводников. Впрочем, можно иногда определить место тока по направлению полета летящих глухарей, а раннею весною – по следам, оставляемым самцами на снегу. Надо иметь всегда в виду, что если только в лесу есть моховое болото с сосенками, то глухари токуют или в самом болоте, или на его окраине. Там, где мшарин нет, тока бывают около болот и озер – внутри леса, но всегда вдали от опушки, дорог, а тем более селения, даже жилья в виде лесной сторожки». Охотясь на тетеревиных токах, я иногда видел глухарей, улетающих с тока, но в то время я невнимательно читал Сабанеева и не попытался выяснить, откуда они летели, да и нужды не было – тока я знал. Во время охоты вечером на тяге иногда повезет услышать подлет глухаря на место утреннего тока. Садясь на дерево, глухарь издает громкий хлопающий звук крыльями, как бы говоря остальным: «Я прилетел». Этот звук слышен далеко и так же может многое сказать понимающему человеку. Некоторые люди, неотягощенные порядочностью, специально разыскивают тока по следам, оставленным охотниками – хозяевами. Весной свежее кострище в характерном месте, наводит на подозрение. Не охотнику весной незачем ночевать на болоте или в сосновом бору. Значит рядом ток. Остается лишь прослушать вечерний подлет или утреннюю песню, и ток найден. Главное в этом случае – не бросайтесь на него как голодный волк на ягненка. Помните – это ток чужой, и вы в нем только гость. В старину люди, разбойничавшие на токах, частенько не выходили из тайги. Тока передавались из поколения в поколение и не показыва лись никому. Вы можете, как это делали мы в Карелии, искать тока по рассказам старых охотников, которые сами уже не могли ходить на них, а передать было некому. Если удастся найти такого старожила и заинтересовать его, считайте, что вам повезло. Самое же надежное – первый раз пойти на ток с опытным сопровождающим, знающим именно данное токовище. И начинать охоту нужно с подслуха. ПОДСЛУХ Весенний день глухари проводят на жировке (кормежке) и отдыхе, а на место тока прилетают только вечером. Чтобы определить наличие глухарей на току, охотник отправляется на него с вечера. Перед заходом солнца он, выбрав удобную валежину, устраивается где-нибудь на краю тока и терпеливо ждет. Это и называется «сходить на подслух». Глухари прилетают иногда еще по светлому, чаще в сумерках, а бывает, что и в полной темноте. Определить их подлет очень легко по громкому звуку посадки или визуально. Глухарь почти всегда утром поет на том же самом дереве, на которое уселся вечером. Преимущество охоты с предварительным подслухом еще и в этом. Охотник уже наверняка знает, под которое дерево подходить. Если охотников несколько, каждый может выбрать отдельное направление с отдельной птицей. Самое главное. Убедившись вечером в отсутствии или наличии малого количества глухарей на данном току, охотник еще может успеть к утру на другой, и целый охотничий день не будет потерян. Не надо забывать, что весной этих дней всего пара недель. Подсчитав прилетевших птиц, можно отправляться на место ночлега или домой, если жилище недалеко. Ночлег обязательно должен располагаться не ближе километра от тока. Но вот короткая ночь незаметно пролетела и пора выдвигаться к току. Подойдя к краю токовища, остановитесь и несколько минут постойте, послушайте. Возможно, песню или хотя бы первые щелчки вы услышите сразу. Если же ничего не слышно, начинайте потихоньку двигаться в удобном вам (сухом, наиболее проходимом, чистом) направлении. Можете двигаться вглубь тока или по его периметру, но не быстро и, по возможности, бесшумно. Сделав 20 шагов, остановитесь и прислушайтесь. Постояв несколько минут и не услышав долгожданных звуков, продолжайте обход. Так, с остановками, продолжайте двигаться, пока не дождетесь своего часа. Чтобы вам наконец-то повезло, многое зависит от погоды. Олег Малов в своей книге пишет, что ему приходилось слышать прекрасный ток, на котором пели несколько активных токовиков, во время метели, снега с дождем и ветра, который гнул деревья. Честно говоря, в такую погоду я вообще не выходил на ток, поэтому возможно, что-то пропустил. Во всяком случае, хрестоматийно считается, что глухарь активно токует в тихую, относительно теплую погоду. К тому же в сильный ветер, когда шумят деревья, его просто плохо слышно. Но вот издалека раздалось еле слышное щелканье. Начинается следующий этап охоты на току… ПОДХОД ИЛИ ПОДСКОК В старой, особенно дореволюционной литературе подход к глухарю обязательно осуществлялся путем скачков или прыжков охотника. То есть услышав последнее колено песни, охотник делал три больших прыжка и замирал с поднятой ногой, не успев ее опустить. В этот момент глухарь, как водится, замолкал, и незадачливый глухарятник долго стоял в такой неудобной позе. Обязательно предписывалось делать эти три, а то и четыре больших прыжка. Первый раз при подходе я добросовестно изображал эти прыжки, пока как-то раз мы с товарищем не провели эксперимент. Однажды на току, добыв по петуху, мы решили подойти к третьему для тренировки уже совсем по светлому. Подходили вдвоем, но не прыжками, а просто делая 2-3 крупных шага. Поскольку нашей целью не была добыча трофея и можно было рисковать, то вскоре ускорили подход до четырех шагов. На поверку оказалось, что просто шагать, во-первых, удобней (видишь, куда ставить ногу), во-вторых, подход не намного медленней подскока, а в-третьих, не приходится замирать в неудобной позе. Потом, мне не понятно, как это можно замереть с поднятой ногой, не успев ее поставить, если глухарь неожиданно замолчал во время прыжка? Прыгая, охотник так шумит, что не может слышать песню. Но это мои собственные ощущения. Сама песня глухаря делится на три колена – так называемые тэканье (щелканье), трель (похожая на стук кастаньет) и точение (скрежетание, шипение). Разные охотники изображают и называют колена песни по-разному, все равно похоже не получится. Но любой охотник, даже в первый раз ее услышавший, ни с чем не перепутает. В природе просто нет похожих звуков. Глухарь ничего не слышит и, как утверждают биологи, не видит только во время последнего колена песни, так называемого точения. Длится оно несколько секунд, за которые охотник и должен успеть сделать те несколько шагов или прыжков, которые называются подходом или подскоком. Насчет не видит, дело, я думаю, обстоит так. Глухарь во время песни принимает позу с задранной вверх, даже закинутой за спину головой. Естественно, в этот момент охотник не попадает в поле его зрения. Все же остальное время песни, а тем более, в промежутках между пением, он прекрасно видит и слышит. Поэтому, подход к глухарю по чистому месту возможен только в полной темноте или, в крайнем случае, в густых сумерках. В остальное время подходить следует только за какими-либо укрытиями. Движение от одного укрытия к другому под песню называется «перебегом». Чем ближе слышится песня, тем внимательней следует оглядывать впереди стоящие деревья. Если удастся высмотреть глухаря еще на подходе, охота значительно упростится. Дело в том, что во время точения глухарь не стоит на месте и не смотрит в одну сторону. В результате его передвижений громкость звука песни все время меняется, что сильно мешает охотнику сориентироваться. Ему кажется, что глухарь поет то ближе, то дальше, то левее, то правее. В результате к птице можно подойти излишне близко или же вовсе пройти мимо добычи. Мой товарищ однажды выскочил, совершенно неожиданно для обоих, буквально в двух шагах от низко сидящего на свесившейся ветке петуха. Поскольку было уже светловато, глухарь сорвался, а товарищ в горячке сделал совершенно ненужный на току и бесполезный выстрел влет. Если же удастся заметить глухаря загодя, то остальные действия для охотника ясны и не сложны. Очень важно постараться успеть подойти на выстрел к глухарю еще в сумерках, позже это очень трудно сделать. Помню, в республике Коми я подскакивал под песню к довольно капризному петуху, который периодически прекращал точить и замолкал на несколько минут. В результате наступили первые проблески рассвета. Когда до убойного расстояния осталось всего пара десятков метров, путь преградила чистая моховая луговина, а кругом светло. На обход времени явно не хватало, а переть через поляну бесполезно. Я, конечно, попробовал, но глухарь сорвался и улетел. Так, что, заслышав песню, не тяните и форсируйте события. Заслышав песню, сначала прослушайте несколько тактов, определите периодичность, успокойтесь и делайте первый шаг (или прыжок, как угодно). Хрестоматийно считается, что начинать движение можно после начала третьего колена (точения), но для ускорения процесса я иногда начинал прыгать в конце второго (скрежетания). Получалось, и глухарь не слетал. Не хочу навязывать свой опыт, во избежание нареканий. Просто возьмите на заметку, что, по мнению автора, прыжок можно начинать чуть раньше. Обычно в Карелию на весеннюю охоту, на весь сезон, мы приезжали за несколько дней до открытия. Каждый имел возможность заняться подготовкой своей любимой охоты. Построить шалаши на селезня, тетерева и посидеть в них; постоять на вальдшнепиной тяге и выбрать лучшее место; сходить проверить глухариный ток и потренироваться в подходе без ружья; поискать новых глухарей. Я к чему завел этот разговор? Когда ты на охоте, желание добыть трофей превалирует над всем остальным, а в охоте без ружья полно времени на учебу, созерцание, если хотите, любование самим процессом. Если представится возможность, то чем проводить время за столом, лучше сходите на ток, полюбуйтесь. Кстати, это можно сделать и после закрытия охоты, пригодится на следующий год. Что касается трудности подхода, то она зависит, в большей степени, от местности, на которой расположен ток, а так же погоды и хитрости глухаря, попавшегося вам на этот раз. С местностью все предельно ясно. Одно дело, если на пути к токующей птице завал из поваленных деревьев, топкое болото, вода, снежные сугробы, то ясно, что легкой жизни не жди. А бывает, весь путь до глухаря, сплошной мягкий, моховой ковер, и птица, к тому же, сидит на голой, утлой сосенке или сухом дереве. Шагов идущего охотника не слышно совсем, не слышно его огрехов и ошибок, отсюда и мнение о простоте этой охоты. А случится, глухарь попадется такой дурак, что прись к нему напролом – не улетит. Или наоборот, сидит на самой верхушке ушлый, да еще стрелянный старик и мучает охотника перемолчками и сбоями в песне. Помучит, помучит и улетит. Тут уж какое ваше охотничье счастье. Глухари токуют не только на высоких или низких деревьях, бывает, поют они и на земле. Если вам попадется именно такой певун, то считайте, что вам крупно не повезло. Старые охотники предпочитали бросить глухаря, если убеждались, что он поет на земле, и шли искать нового. Очень трудно добыть его по нескольким причинам. Во-первых, во время тока он бегает по земле и можно прогоняться за ним все утро, так и не догнав. Во вторых, на земле просто его не видно, а уж в сумерках, во всяком случае. Опытные глухарятники говорили мне, что спугнутый глухарь до трех раз возвращается на то же дерево, на котором пел вчера. Честно говоря, я этого не заметил. Обычно после того как глухаря подшумишь, на следующий день он или не токует совсем или поет, уйдя со слуха, то есть так далеко, что с того места, где он был вчера его не слышно. Но возможно, мне просто не везло. Но вот вы увидели глухаря, и подошли к объекту ваших вожделений на верный выстрел. Остался последний этап охоты на глухарином току… ДОБЫЧА ТРОФЕЯ То есть апофеоз всей охоты – выстрел. Сколько радости приносит удачный выстрел, столько, если не больше, горечи остается от досадного промаха. Разные люди по-разному реагируют на промахи. Один мой товарищ, находясь в солидной охотничьей компании, вернулся с тока на базу после промаха по глухарю. Вместо того чтобы посыпать голову пеплом, он гордо сообщил, что у него просто рука не поднялась на такую величественную птицу, поэтому он специально выстрелил в воздух мимо нее, и вместо позора мазилы, он завоевал уважение своим благородством. Запомните этот прием – может, кому и пригодится. Я видел, как два петербуржца, проводившие отпуск в Карелии, собирались домой. Это были совершенно разные люди. Один прекрасно отдохнувший, полный сил, в великолепном настроении, другой – разбитый, усталый, несчастный и ненавидящий весь мир. А всего-то навсего, один на току попал в глухаря, другой – промазал. Хуже, чем промахнуться на току, может быть только сделанный подранок – и птицу загубишь, и без трофея останешься. Поэтому каждый выстрел на току несет на себе особую ответственность. Несколько слов о снаряжении охотника – глухарятника. Одежда должна быть теплой, но свободной, чтобы грела в холодных сумерках, но не мешала энергичному подходу к поющей птице. Разумеется, одежду подбирают с учетом погодных условий. Пока снег еще не сошел, то не обойтись без валенок и даже лыж. Если предстоит провести ночь на подслухе перед током, то утепляться следует основательней. Оружие не играет решающей роли на этой охоте – берите с собой то ружье, которое имеется в наличии. Если есть выбор, то предпочтительней двустволка со стандартной сверловкой чок – получок. В один ствол заряжается дробь помельче – на ближний выстрел, в другой покрупнее – на дальний. Весенний глухарь хоть и тощ, но перо имеет крепкое, свадебное. Поэтому стрелять его, я думаю, следует дробью в диапазоне №№ 2 – 0. При стрельбе более крупными номерами возможны подранки, что крайне нежелательно во время охоты на такую редкую птицу. Можно, конечно, по разному относиться к охоте на глухарином току, но, без сомнения, каждый охотник мечтает хотя бы раз оказаться на нем и добыть трофей, которым можно, не без основания, гордиться. Сергей ЛОСЕВ Фото Сергея Лосева и Сергея Олегова Журнал "Охотничий двор" от 13.04.2011
  21. Для того чтобы ответить на этот вопрос, обсудим технику стрельбы по сидящей и летящей птице, выбор наиболее благоприятного момента для выстрела, сам выстрел и подбор подстрела. НАЧНЕМ С САМОЙ ПОПУЛЯРНОЙ И ДОСТУПНОЙ ОХОТЫ – ВАЛЬДШНЕП НА ТЯГЕ Для такой охоты допустимо любое оружие, также немаловажный фактор – наличие хорошо аппортирующей собаки, значительно облегчающий поиск трофея. Стрелять далеко летящего вальдшнепа мы не будем. В этом случае он либо налетит на соседа (сосед в благодарность следующего пропустит на тебя) или же вторым кругом натянет ближе к вам. Не рекомендуется также стрелять птицу над лесом, лучше дать ему вылететь на поляну. И уж совсем ни к чему, прозевав кулика, бить ему в далекий угон без всяких шансов на подбор. Что ушло, то уж ушло. Теперь поговорим о технике стрельбы. Скорость полета, тянущего вальдшнепа, во многом зависит от погоды. В тихую, безветренную и пасмурную погоду он летит медленно, и поэтому при стрельбе «в меру», большое упреждение и быстрая поводка по нему не требуется. Достаточно поймать кончик носа кулика и, слегка уйдя вперед, нажать на спуск. Следует только помнить, что скорость движения ружья должна быть выше скорости летящей птицы. В этом случае исключается остановка стволов, которая, как мы знаем, является наиболее грубой ошибкой при стрельбе в лет. В ветреную и холодную погоду скорость полета вальдшнепа заметно увеличивается. В сильный ветер его спурту может позавидовать чирок. Но в том- то и состоит преимущество стрельбы «на обгоне», что ружье все равно движется быстрее дичи, сводя на нет все ее попытки оторваться от ствола. При быстром полете птицы нужно лишь энергичней делать поводку корпусом. Но ни в коем случае не срываться на «швырок» руками. После выстрела и промаха вальдшнеп часто резко уходит вниз, исполняя некое подобие противозенитного маневра (многие ошибочно принимают это за попадание). Выстрел в этот момент по нему очень труден. Следует (если есть возможность) переждать его «выкрутасы» и делать второй выстрел только после того, как «лесной отшельник» перейдет в горизонтальный полет. Летящий «на штык» вальдшнеп напускается как можно ближе, закрывается стволами (стволом), и выстрел производится в момент отрыва ружья от его корпуса. Вальдшнеп, в случае удачи, очень эффектно падает вам под ноги. Есть два способа стрельбы боковых птиц. В первом случае вы берете необходимое упреждение, делаете поводку корпусом и, не останавливая ружья, производите выстрел. Величина упреждения зависит от скорости полета кулика, дальности расстояния и скорости движения ружья. Хрестоматийно считается, что по вальдшнепу, летящему на 25-30 метров, берется вперед два-три корпуса птицы, а на 30-45, соответственно, три-четыре. Все это, естественно, при отсутствии остановки стволов. Однако, наиболее современным способом является стрельба на обгоне. При появлении вальдшнепа (или любой другой птицы) охотник вскидывает ружье, в идеале, прямо в птицу или несколько сзади нее (зависит от реакции стрелка). Выстрел производится после обгона дичи и появления просвета. Величина просвета выбирается интуитивно (для начинающих) или познается с опытом, определяясь предыдущими результативными выстрелами. Охота на селезня с подсадной уткой По правилам весной разрешено стрелять только сидячего селезня. На 80% расстояние до него от стрелка будет определяться расстоянием от шалаша (засидки) с охотником до подсадной утки. Подсадная, высаженная грамотно, наманит кавалера прямо к себе. Следовательно, утка, находящаяся в 20–25 метрах от охотника, подставит селезня под выстрел именно на это расстояние. Ну, а выстрел по сидячей птице на такую дистанцию под силу любому стрелку. С этой стороны сложностей не должно возникнуть. Опасность в другом: осторожный селезень не всегда терпеливо дожидается выстрела неосторожного стрелка. Чтобы обмануть его, необходимо усвоить некоторые моменты охоты с подсадной уткой. Шалаш должен быть достаточно плотным, чтобы сквозь щели не просматривались движения охотника. Бойницы, проделанные в стенах шалаша для стрельбы на 360% с той же целью, не должны быть на одном уровне. В противном случае, переднее и заднее окошко образуют сквозное, светящееся отверстие, в которое отчетливо видны маневры стрелка. Селезень, подсевший к подсадной, некоторое время сидит неподвижно и внимательно исследует окрестности. Заметив малейшее движение охотника, или услышав подозрительный звук, он мгновенно улетит. Следовательно, охотник должен замереть и ждать, когда тот отомрет и поплывет к утке. Только после этого можно поднимать ружье. Некоторые старые селезни или уже стрелянные охотниками, так называемые «профессора», не садятся сразу к утке – их пугает шалаш. Одни, поплавав вокруг и убедившись, что опасности нет, все-таки могут приблизиться на верное расстояние, но по другим, недоверчивым «старикам» возможен только дальний выстрел. Здесь несколько сложнее. Дальний выстрел по сидящей на воде утке – достаточно сложное упражнение. Поскольку часть корпуса селезня скрыта под водой и расстояние велико, прицеливание должно быть особенно тщательным. Только центральные, сильные дробины могут нанести смертельное ранение. Чтобы центр осыпи накрыл корпус птицы, планка не должна быть даже чуть-чуть приоткрыта и не в коем случае не провалена. Увлекаться крупными номерами дроби не рекомендуется, так как велика вероятность обноса цели. Стрелять следует той же дробью, что и на среднее расстояние. Наводить рекомендую по голове или в переднюю часть корпуса. Нелишне будет произвести контрольный выстрел, т.е. дострел. Охота на тетерева на току Казалось бы, чего проще: тетерева расселись вокруг шалаша, дождись рассвета и знай постреливай токующих. Улетели – жди, снова прилетят. Опять стреляй. Но поскольку это довольно редкая охота, не каждый год выпадающая на долю среднего охотника, то наша задача не упустить ни единого шанса и свести на нет все случайности. Первая трудность охоты на тетеревином току – это как раз дождаться рассвета, не распугав прилетевших в темноте косачей. Недаром говорит охотничья поговорка: «Самое холодное место весной – это тетеревиный шалаш». Вы уселись, зарядили и проверили ружье и приготовились к ожиданию. Через какое-то время слышите подлет тетеревов, их азартное бормотание и чуфыканье. Некоторые из них токуют буквально в нескольких шагах от шалаша. Вы замираете и, удерживая сердцебиение, мучительно ожидаете рассвета, когда можно будет произвести выстрел. Но тут выясняется, что левая нога неудобно подвернута и затекла, а правый локоть угодил в лужу, промок и онемел от холода. Ждать еще как минимум час, а вам в таком положении не выдержать и нескольких минут. Стараетесь, развернувшись, устроиться поудобнее и в этот момент слышите хлопанье крыльев сорвавшегося тока. Все. Охота кончилась, так и не начавшись. Так вот, чтобы этого избежать, проверьте все, как только займете место в шалаше. Прежде всего, удобно устройтесь, проверьте оружие, патроны, расположение бойниц, возможность бесшумно развернуться и выстрелить в любую сторону и прочие мелочи, могущие помешать процессу охоты. Теперь сама стрельба. Главная ошибка – неправильное определение расстояния до цели. Чтобы избежать этого, воткните по периметру вокруг шалаша белые колышки на дистанции 35–40 метров. Ближе этих колышков выстрел будет верным, а дальше – проблематичным. Традиционно, чтобы не разбить ток, считается неэтичным и нерачительным стрелять токовика. После его гибели ток распадается и петухи продолжают петь поодиночке в разных местах или на деревьях. Но вот как определить его, скажу честно, сам не знаю. Говорят, что он первым прилетает на ток. Но ведь все тетерева слетаются на токовище в полной темноте, и как узнать, кто из них прибыл первым? Наверное, токовиком будет самый активный хулиган-драчун, расположившийся в середине тока. На всякий случай не будем трогать такого, а возьмем крайнего «молчунишку». Все равно по размеру они все одинаковые и даже на чучело сгодится любой. Стрелять по токующему тетереву можно без всяких ухищрений, целясь в середину корпуса. Другое дело, если вам разрешено отстрелять на данной охоте двух и более петухов (в некоторых отдаленных областях нормы отстрела не так строги, как, к примеру, в Московской), а время на охоту ограничено одной зарей. После первого выстрела, тетерева улетят и могут в это утро больше не вернуться. Влет, через амбразуру шалаша, выстрел чрезвычайно сложен, поэтому ваша задача постараться одним выстрелом убить двух зайцев, то бишь тетеревов. Во время токовых игр петухи часто дерутся, сходясь и ударяя друг-друга грудью. Необходимо набраться терпения, дождаться полного рассвета и улучив момент, выстрелить в сдвоенную цель. Можно просто подловить двух-трех птиц, попавших в створу, и, не мешкая, нажать на спуск. Моему приятелю за одну зарю однажды удалось взять шесть петухов двумя выстрелами. Но такие вещи можно делать только, если на току поют не менее 40–50 тетеревов и, таким образом, не будет нанесен непоправимый ущерб местной популяции и, как следствие, дальнейшей охоте. Охота на глухаря на току считается чуть ли не вершиной охотничьего мастерства, и даже говорят, что только охотник, добывший глухаря на току, может считать себя окончательно приобщившимся к славному племени «настоящих охотников». У меня свое мнение на этот счет, но, тем ни менее, эта охота интересна, почитаема и престижна в плане завидного трофея. Итак, о стрельбе глухаря на току. В республике Коми, к примеру, разрешено добывать двух глухарей в день (можно за утро), и вам предстоит взять глухаря так, чтобы не спугнуть поющих неподалеку. Существует старый, проверенный способ – выстрел по подозренному петуху во время песни второго. Представим, что на слуху у охотника два токующих глухаря. Если они поют близко друг от друга, то и подходить придется в тот момент, когда песни сольются, но это высший пилотаж, а речь сейчас идет только о стрельбе. Высмотрев того глухаря, к которому подходил, охотник готовит ружье и ждет песню второго. Выстрел нужно делать в самом начале третьего колена песни (так называемого скрежетания или шипения, когда глухарь не слышит) второй потенциальной добычи, т.к. первый, стреляный, даже битый чисто, еще некоторое время будет производить шум своим падением. Приходилось слышать от охотников со стажем, что, стреляя на дальнее расстояние по глухарю, нужно брать несколько выше корпуса птицы. Дескать, дробь на пределе летит по дуге, постепенно садясь, как, например брошенное вдаль яблоко. Чушь. На убойное расстояние до 50 метров выстрел прямой, полет дроби настильный, следовательно, и прицел должен быть прямой. Еще один момент. Если вы собираетесь добыть глухаря на чучело, то воздержитесь от выстрела «в хвост». Очень легко в этом случае повредить знаменитый, красивейший хвост «глухого тетерева», отстрелив одно или несколько рулевых перьев. И последнее. Не пытайтесь бегом догнать убегающего подранка. Уходящего глухаря – подранка нужно добирать только выстрелом. И на десерт – гуси. Ох, уж эти гуси. Мечта многих и многих охотников, выезжающих в разливы весной. Где найти укромный уголок, в котором и гуси садятся на жировку, и охотники не стоят плечом к плечу? Оптимальным вариантом было бы, конечно договориться всем охотникам и не обстреливать пролетающие за облаками табуны. Со всей ответственностью заявляю – это утопия. Я пробовал. Безнадега. Остается искать укромный или щедро проплаченный уголок. Как стрелять по гусям, сейчас разберемся. Стрельба по гусям ведется с двух позиций: из ямы (засидки) во время охоты с чучелами (профилями) и на пролете из скрадка или шалаша на воде. При грамотной организации охоты с чучелами гуси после двух-трех кругов облета налетают практически в упор. Во время же охоты на пролете приходится стрелять гусей, идущих транзитом. На кормежку и с кормежки, т.е. с воды на поля и с полей на воду, косяки и отдельные табунки летят практически с одной и той же, постоянной скоростью и на одинаковой высоте. Варьируя упреждения, вы вычисляете убойное и продолжаете стрелять с ним все последующие цели. Это, так сказать, упрощенный вариант. Более сложный вариант можно отработать на специальных, гусиных площадках спортинга, расположенных на стрельбище «Лисья нора». Для тех, кто не имеет возможности или не желает стрелять по тарелочкам, прочту лекцию по теории. При появлении стаи гусей на высоте 45–65 метров (ниже гуси транзитом летают очень редко) стрелок вскидывает ружье сзади одной из последних птиц (головной гусь, вожак самый сильный и крепкий на рану; следующие за ним идут согласно весовой категории и так же крепки на рану; стрелять по ним себе дороже) и обогнав птицу с приличным просветом, нажимает на спуск. Ружье ни на мгновение не прекращает движения. Дойдя до следующей птицы, снова обгон, просвет, выстрел. Если у вас в руках полуавтомат, продолжайте в том же духе, пока гуси не покинут зону огня. Обычно, при таком раскладе, одна-две птицы падают. Главное, на что нужно обратить внимание: не должно быть фиксированного упреждения. Как только вы сможете сказать, что взяли упреждение, к примеру, два метра, пиши пропало – попадания, скорее всего, не будет. Повторяю: упреждение должно быть все время растущим и ни в коем случае не фиксированным. Понимаю, это не только не просто изобразить на практике, но даже переварить в сознании. Но попробуйте, авось получится. Запомните: медлительность гуся, летящего на среднем и дальнем расстоянии, только кажущаяся. На самом деле, все гусиные летают очень быстро, и только медленные взмахи крыльев, создают обманчивый эффект. Не бойтесь больших просветов и опережений, варьируйте упреждение в сторону увеличения. Не забывайте: работать надо корпусом, поводка руками в корне безграмотна. Стрельба по наплывающим на чучела птицам или уходящим от них после выстрела, совсем иная. Спрятавшись в яме-скрадке, вы напускаете гусиный табун на ближний выстрел. Как только гуси, медленно планируя, выпустят лапы, приготовившись к посадке, и накроют засидку, охотник встает и делает первые два выстрела прямо по головам, без всякого упреждения. После дуплета гуси начинают уходить в сторону с набором высоты. Владелец полуавтомата имеет возможность произвести еще 2-3 выстрела «в полуугон», делая небольшое упреждение в уходящую сторону. При идеальном раскладе должны упасть пять птиц. Вот почему охота с чучелами или профилями предпочтительней пролетной. Очень часто на профиля наворачивают отбившиеся одиночки. Если вы уверены в качестве своих обманок и своей маскировке, то можно напустить его на любой удобный для вас выстрел и гурмански расстрелять, а можно даже посадить, если дополнительно использовать качественный манок. А вот с электронными манками нужно быть поосторожней. Мало того что гуси научились распознавать их, к тому же звук, издаваемый манком, отражается эхом от леса и других экранов, а живой гусиный гогот не отражается. Этот феномен никто не может объяснить, но тем не менее – это факт, и гуси чутко реагируют на него. Особенно это касается охотников, манящих с воды. Теперь к вопросу, чем стрелять? С номерами дроби по конкретной птице каждый должен определиться сам, разумеется, в общепринятых рамках. Изменения нужно вносить с учетом погоды и способов охоты. На тех охотах, где предполагается дальняя стрельба, диаметр дроби можно увеличить, но не увлекаясь. Там же, где предполагается стрельба «в упор», допускается даже патрон «дисперсант» или более мелкая дробь. Следующий момент – из чего стрелять. Если у вас, как у обычного нормального охотника всего одно ружье, то не заморачивайтесь и стреляйте из него по любой дичи. Родное привычное ружье само попадает. На тяге вальдшнепа лучше всего, конечно же, использовать двустволку любого класса 12 или 16 калибра. Если у вас полуавтомат, то считается хорошим тоном заряжать в него не больше двух патронов. Боже избавь вас притащить на такую тонкую, поэтическую охоту помповик или какую-нибудь «Сайгу». Окружающие просто не поймут вас. Гораздо лучше смотрятся вертикалки типа «Беретта», «Меркель» или красавец «Саджитер» французской фирмы «Верне Каррон». Если же у вас отечественная ТОЗовка или «Ижевка», то и они очень уместны на тяге. Селезня из шалаша можете стрелять из чего угодно – в шалаше вы один и никто не увидит ни вашего торжества, ни вашего позора. Только умоляю вас, не используйте дурацкий 410 калибр. Это вообще не оружие для охоты. Хоть селезень и садится недалеко и взять его можно из чего угодно, но надо же иметь хоть какое то уважение к дичи. С тетеревом будет посложнее. Это не та дичь, которую можно упустить, и для стрельбы его требуется оружие с резким, обязательно кучным боем. Предпочтительней двустволка со сверловкой чок – получок, для ближнего и дальнего выстрелов. Соответственно и номера дроби в стволах должны быть разными. С глухарем так же все просто. Двустволка с разными номерами дроби, с той только разницей, что сверловка чок, для крупной дроби (которой стреляют глухаря) не годится. Крупной дробью ружье лучше бьет из получока и даже из цилиндра. О гусях поговорим поподробней. Вне всякого сомнения – хороший, дорогой, исправный, маневренный, прикладистый, с резким и кучным боем полуавтомат, да простят меня квасные патриоты, не советский и не российский. Из МЦ 21-12 и «Бекаса», конечно, можно стрелять по гусям, но я лучше буду ходить в рваных штанах, чем сменю свой бельгийский «Браунинг» на них. Сегодня нечасто удается попасть на приличную гусиную охоту. Нельзя же отказывать себе в удовольствии пострелять хорошими патронами из достойного оружия. Впрочем, это мое личное мнение. А выбирать вам, читатели-охотники. Сергей Олегов
  22. Биология Охотники знают – есть такая птица глухарь. Многие пытались на него охотиться, но далеко не каждому доводилось его добыть, хотя он довольно широко распространен в России. Глухарь (его еще называют обыкновенный, или белоклювый) водится в таежных хвойных и смешанных лесах – от западной границы страны и до реки Лены. За Леной обитает другой вид глухаря – каменный. Самца охотники называют глухарем, глухим тетеревом, моховиком, моховым тетеревом, а за привязанность к моховым болотам – еще и мошником. Самку – глухаркой, глушицей и копалухой. Вес старого глухаря достигает пяти килограммов, самки – до двух с половиной. Внешний вид самца – краснобровая с черной бородой голова, зеленоватый с металлическим отливом зоб, сероструйчатая шея, коричневатые крылья и большой черный хвост, самка – буровато-охристого окраса с черными пестринками. Глухарь – птица осторожная. У него хорошо развиты зрение и слух, и он не глохнет даже во время токования. Глухари – аборигены. К зиме они сбиваются в небольшие стаи и держатся на ограниченном участке хвойного леса, чаще в ельниках, где находят себе корм и защиту от морозов. Типичные места обитания – старые сосновые и сосново-еловые леса, особенно заболоченные, с обширными моховыми болотами, окаймленными сухими гривами с сосновым бором. В Европейской части России глухари почти всю зиму ночуют на деревьях или в открытых лунках-лотках на снегу. И только в сильные морозы зарываются в снег. В лесах у Полярного круга глухари, как и тетерева, укрываются в снегу. В это время самцы держатся отдельно от самок. Глухарь – полигам. Половой зрелости птицы достигают в годовалом возрасте. Но многие из них, особенно самцы, в первую весну не размножаюся. В конце февраля – начале марта самцы, а затем, через пару недель, и самки подтягиваются к району будущего тока. Ток – центральное место, вокруг которого проходит вся жизнь. Недалеко от него самки устраивают гнезда, делают кладки и водят свои выводки. Поблизости линяют старые петухи и держатся холостые самки. Разлет птиц от тока не более полутора-двух километров. Поиски тока Отыскать глухариный ток значительно труднее, чем тетеревиный. Поиски глухариного тока надо начинать в марте по насту. В феврале нередки оттепели, и тогда устанавливается прочный наст. По нему легко ходить на лыжах. Но бывают зимы холодные со слабыми оттепелями, и в марте еще держатся морозы. Наст образуется тонкий, лыжи проваливаются, и хождение по такому снегу очень затрудняется. Площади лесов, подходящие для токовищ, обширны, а вот места расположения в них токов довольно малы. Чтобы отыскать их, нужны определенные навыки и время. В середине или в конце марта по утрам самцы начинают посещать места токов. Они рассаживаются на деревьях, словно присматриваются к аренам будущих сражений. Потом слетают на снег и, напыжившись, ходят по нему, оставляя характерные «чертежи» опущенными крыльями. По «чертежам», следам и помету охотник определяет место будущего тока. Глухари привязаны к постоянным местам токования. И если человек топором и пилой не уничтожил токовище, то глухари с завидным постоянством токуют на избранных местах. Постоянство токов зависит от их удаленности от человеческого жилья и труднодоступности. Любимое место токования глухарей – окраина мохового болота, поросшего корявыми сосенками и окруженного дремучим лесом. На току глухари отдают предпочтение отдельно стоящим высоким елям и соснам вперемешку с деревьями средней высоты. Но мне однажды довелось скрадывать токующего глухаря и на старой осине. Найдя предполагаемое место токовища, охотник осматривает его, выискивая признаки будущего тока. Для достоверности, что это именно то место, где возможен будущий ток, надо дождаться пороши и наведаться сюда снова. Достаточно беглого взгляда, чтобы понять – глухари здесь побывали, заметив оставленные «автографы-чертежи» и прочие знаки своего присутствия, хорошо заметные на снегу. Опытные охотники интуитивно, по еле заметным признакам, могут безошибочно определить, что найденное место и есть буд ущий ток. Чтобы приобрести такой опыт, кроме знаний и перечисленных выше признаков, начинающему охотнику следует несколько раз с опытным товарищем посетить разные тока, осмотреть их и запомнить все отличительные приметы посещения их петухами. Может сложиться и так, что охотник не сумел выбраться на поиски тока по снегу и его приходится искать после того, как он сошел вместе с «чертежами». В подобной ситуации я поступал следующим образом. Отправлялся утром в те места, где летом встречал выводки глухарей, а зимой – отдельных старых самцов. Обходя пригодные для токования места, внимательно прислушивался, не послышится ли квохтанье самок или хлопанье крыльев сражающихся петухов. Шум драки бывает слышен за километр, что служит верным признаком наличия там тока. Найдя такое место, я дожидался окончания токования глухарей и приступал к обследованию района, обращая внимание на отдельно стоящие деревья. Если глухарь токует на таком дереве, то под ним виден его помет. Он состоит не из привычных кучек «колбасок», оставленных на снегу. «Колбаски» более короткие, каждая из которых словно помечена белым пятнышком, и они никогда не лежат кучкой, а разбросаны под деревом или вдоль одной большой ветви, по которой расхаживал токующий глухарь. Поблизости можно заметить перья, вырванные друг у друга дравшимися петухами. Чтобы окончательно убедиться, что найденное место и есть искомое токовище, полезно наведаться на вечерний подслух. Если к какой-нибудь гриве или опушке леса полетели два-четыре глухаря, то в этом направлении и следует искать ток. Для пущей убедительности можно наведаться сюда и утром. Подобные выходы в угодья помогут избежать досадных ошибок и свести к минимуму траты времени и сил. Если найденный ток посещают более 10 – 15 петухов, то нет необходимости ежегодно отправляться на поиски нового. Достаточно посетить ток и убедиться в его сохранности. В 1962 году в Ленинградской области я нашел богатый ток, где иногда насчитывал с десяток и более поющих глухарей. На нем я охотился четыре года подряд, потом, учась в Москве, неоднократно наведывался в те места. Некоторые охотники делят тока на «хорошие» и «плохие». И вовсе не по количеству поющих петухов, хотя и это имеет немаловажное значение. Довольно часто ток захламлен упавшими деревьями, валежником и заболочен. Все это вместе взятое очень затрудняет подход к поющему петуху, а порой делает его и вовсе невозможным. А есть места, где к певцу подходишь как по ковровой дорожке: мох мягкий, не завален мусором и нет риска угодить в яму с водой. Не могу не остановиться и еще на одном весьма «интересном» способе поиска глухариных токов. У меня есть знакомые охотники, не обременяющие себя этой морокой. Да и вряд ли у кого из современных городских охотников найдется столько свободного времени на поиски токов по методике, о которой было рассказано выше. У них в Архангельской, Тверской или Вологодской областях имеются знакомые местные охотники. Они находят тока, берегут их и в нужное время сообщают своим клиентам. Договариваются о времени приезда, жилье и приобретении путевок. Едут командой из трех-четырех человек. По очереди ходят на глухаря, тетерева, вальдшнепа и гусей. Все делается, конечно, за определенную плату. Охота на глухаря Недавно Росохотрыболовсоюз для популяризации трофейной охоты в России учредил две специальные номинации – «Горная пятерка» и «Великолепная семерка». В последнюю вошли бурый медведь, волк, рысь, лось, марал, косуля сибирская и глухарь на току. Весенняя охота на глухаря – самая таинственная и незабываемая. Она для охотника знаковая и престижная. Если можно так выразиться, пороговое событие, challenge, ибо добытый глухарь – визитная карточка в клуб трофейных охотников. Сколько о ней написано прекрасных страниц! Читая об охоте на току, всякий раз убеждаешься: каждый пишущий о ней обязательно подметит что-то свое, только им увиденное, тем самым обогащая наши знания об этой удивительной птице и об охоте на нее. Вот как писал о ней А.И.Куприн: «Я не могу себе представить, какие ощущения в мире могут сравниться с тем, что испытываешь на глухариной охоте. В ней так много неожиданного, волнующего, таинственного, трудного и прелестного, что этих впечатлений не забудешь никогда в жизни». Своего первого глухаря я добыл в 1955 году в лесах Ленинградской области. Моим наставником был фронтовой товарищ моего отца Иван Петрович Колесов, директор школы, где я учился. Под его руководством я и познал тонкости охоты на глухаря весною: поиски тока, вечерний подслух, ночевка в лесу, подход к глухарю под песню и выстрел под нее. Об охоте в организованном охотхозяйстве мы вести разговор не будем. Настоящий охотник такую охоту, где к токующему глухарю егерь чуть ли не за руку подводит, охотой не назовет. Для него охота начинается с поиска тока. Есть неписаные правила поведения на току, которых истинные глухарятники придерживаются неукоснительно. Охота на глухаря весною сугубо индивидуальная. Однажды со мной напросился товарищ, и я привел его на ток, где не раз охотился с наставником. Ему не удалось добыть глухаря, и он в другой раз на ток отправился с братом. На вечернем подслухе к ним подсел глухарь, которого они и добыли. И надо же! На ток пришел Колесов. На следующий день мне была прочитана лекция о поведении на току и об отношении к глухарю. Я оправдывался: «Это мой лучший друг». Вот тогда-то я и услышал мудрые слова, на всю жизнь запавшие мне в душу. «На ток, как на свидание с любимой девушкой, отправляйся один, – внушал мне наставник. – В крайнем случае, с надежным товарищем, договорившись стрелять поочередно (ты – сегодня, я – завтра); не пренебрегай вечерним подслухом – это прелюдия к удачной утренней охоте; ни в коем случае не стреляй на подслухе близко подсевшего глухаря. От такой легкой добычи, может, и возликует твоя душа, но охоты на току во всей ее красе ты не познаешь. Если же ты пересилишь мучительный соблазн и дождешься утра, то услышишь странное, все ускоряющееся пощелкивание, переходящее в тихое, но страстное то ли шипение, то ли точение, и поймешь, что эти удивительные звуки и есть «пение» той «огромной» птицы». Также Иван Петрович наставлял: «Не оставайся ночевать на току – костер, рубка дров, разговоры могут побеспокоить глухарей». Среди любителей охоты на глухарей не принято хвастаться богатством тока. На него не следует водить людей случайных и ненадежных. Весеннее токование этой древней птицы – великое таинство природы. И разглашать места токов сомнительным любителям глухарятины не совсем благородно по отношению к этой птице. Ток найден. В один из выбранных дней охотник отправляется в лес. Вот он, наконец, добрался до заветного места, пройдя трудные километры по разбитым дорогам и залитым талой водой болотинам и низинам. Обсушился, перекусил, отдохнул и с надеждой отправился на подслух. Охотник насчитал несколько подлетов глухарей. Все это вселяет уверенность в успехе завтрашней охоты. Других охотников на току не слышно. Он с облегчением вздохнул и подался в лагерь коротать холодную и сырую ночь. Вот пишу эти строки, а услужливая память рисует картинки из моей далекой юности. Еще нет и трех часов, а я уже посреди мохового болота. Медленно продвигаюсь по краю тока. Деревья еще окутаны тьмой, но где-то в ветвях, в чуткой дреме, ждет своего часа глухарь, чтобы исполнить самую древнюю песню. От ходьбы немного согрелся. Периодически останавливаюсь и слушаю. Наконец, предрассветную тишину нарушает пощелкивание («тэканье»). Это глухарь! Подходить к нему не спешу. Немного подожду. Пусть распоется. Да еще почти ничего и не видно. Вот в стороне начал щелкать другой. Мой глухарь (я уже назвал его своим) начал выводить трель. Да какая это трель! Тэканье, точение, шипение, скрежетание, стрекотание. Кто как воспринимает эту странную песню. Изобразить ее на человеческом языке очень трудно. Правда, некоторые умельцы, чтобы подзадорить умолкнувшего глухаря имитируют ее, щелкая и поскребывая по спичечному коробку, или квохчут самкой. В песне четко улавливаю первое и второе колено. Постепенно успокаиваюсь и начинаю исполнять «танец». Со стороны, непосвященному в это действо человеку, он может показаться, по меньшей мере, странным. Во время точения я делаю не более двух шагов. Глухарь где-то рядом, но мне никак не удается его разглядеть. Но вот, наконец, замечаю «темную громаду», расхаживающую по длинному суку сосны. Глухарь чаще всего усаживается на макушку отдельно стоящей разлапистой сосны или ели. Я уже давно заметил такую особенность. Это дерево, словно магнитом, притягивает глухарей. Сегодня ты с него снял глухаря, а приди через неделю – там токует уже другой. Я немного отвлекся. А мой-то как выводит, как выводит! Дрожащими руками под точение поднимаю ИЖ-54, навожу на птицу и жму на спусковой крючок. Выстрел. Глухарь на секунду замер и, словно подкошенный, с шумом упал под дерево. На выстрел обеспокоенно отозвались журавли на болоте да жутковато расхохотался самец белой куропатки. Но не всегда так удачно складывается охота. Вроде бы и погода прекрасная, а на подслухе переслышал всего одного глухаря. Закрадывается подозрение: кто-то похозяйничал на току. Ночью поднялся ветер, под утро с неба посыпались снежинки вперемешку с дождем. Бр-р-р... Холодно и неуютно. Погода мерзопакостная. Ток молчит. Поэтому отправляясь на охоту, полезно ознакомиться с прогнозом погоды. А бывает и так. Все складывается очень хорошо. Глухарь поет страстно. Тэканье и точение чередуются с завидным постоянством. До глухаря, как кажется охотнику, каких-то полсотни шагов. Он только намерился переставить ногу, и на тебе. Словно взрыв или гром среди ясного неба! С ближайшего дерева срывается глухарь. Ваш певец замолчал. Охотник напряженно вслушивается. Запоет или не запоет? Прошла, наверное, целая вечность, и, слава богу, запел! Подождал, пока петух распоется, и снова двинулся к невидимому певцу. Еще бы пару шагов! Вдруг с соседнего дерева с грохотом снимается очередной глухарь. И тут же слышится лопотание крыльев слетевшего вашего певца. Охоту испортили «молчуны» – молодые петухи, которые сами в токовании участия не принимают, но держатся поблизости от токующих стариков. По-видимому, опыта набираются. Так я охотился пятьдесят лет назад. А как же охотятся на глухарей в наше время? Последний глухарь Охотничьи пути-дороги после птичьего гриппа привели меня в Тверскую область. Охота складывалась так себе. И однажды мой хороший знакомый из местных охотников предложил мне попытать счастье на глухарином току. Я отнекивался, мол, возраст, да и силенок-то осталось на одну затяжку. Но Вячеслав убеждал, что у него есть на примете ток в легко доступном месте. «Подъедем на мотоцикле и пройдем всего с километр. Ты этот путь одолеешь», – заверил он. И вот мы сидим на подслухе. Насчитали три подлета. Дождавшись, когда темнота расползлась между деревьями и кустами, мы вернулись в лагерь. За чаем и разговорами незаметно скоротали ночь. Раннее апрельское утро. Вячеслав, подводя меня к глухарю, жарко шепчет в ухо: «Слышишь?» А я, к сожалению, все не мог уловить глухариную песню, сокрушаясь в душе: «И на ухо стал туговат». Но вот слышу сдвоенное «тэке-тэке», оно, быстро повторяясь, переросло в дробь, а после – в точение. Я благодарно пожал Вячеславу локоть, и он пропустил меня вперед. Теперь все зависело от меня. Я еще раз прослушал песню, подстроился под нее и, прикрываясь деревьями, двинулся к невидимому певцу, делая при точении не более одного шага. Он где-то рядом. Звуки слышатся с высокой сосны. Я обшариваю ее глазами от самой макушки. На горизонтально торчащем суку замечаю, как по нему расхаживает глухарь. Когда петух остановился, и после первого колена его песни послышалось шипящее точение, я медленно поднял изрядно потяжелевшее МЦ 21-12, прицелился в бок птице и, затаив дыхание, потянул за спуск. Ружье ходуном ходило в руках. «Что ты как в первый раз целишься в глухаря!» – упрекнул я себя. А кто-то злой продолжил мою мысль: «Не в первый. Но, может быть, в последний». Выстрел мне показался негромким. Словно кто-то по-приятельски толкнул в плечо. Глухарь продолжал оставаться на месте. Кровь прилила к голове, и в висках застучали молоточки. Дыхание перехватило. Сердце подкатилось к горлу. Промах – пронеслось в голове. Сейчас сорвется и улетит. Сил быстро прицелиться еще раз и выстрелить у меня не осталось. По телу ленивой волной разлилось равнодушие ко всему происходящему, колени начали подгибаться. Я не свожу с глухаря глаз. На мое счастье, глухарь, не меняя позы, заваливается на бок и падает под сосну. Удар птицы о землю возвращает меня в реальный мир. Медленно подхожу к безжизненному глухарю, опускаюсь рядом и ослабевшей рукой оглаживаю его перья. – Что случилось? – доносится встревоженный голос Вячеслава. – Ничего, Славик, не случилось. Думал, промазал. Но нет, сподобился, – отозвался я. – Ого, хорош глухаришка, поздравляю. Вячеслав поднял птицу, подержал ее на вытянутой руке, забрал у меня ружье, и мы подались к лагерю. Это был мой последний глухарь. Все произошло так же, как и происходило пятьдесят лет назад. Только одна маленькая деталь – число глухарей весной на току год от года сокращается. Если не будут приняты меры по сохранению этой птицы, то все меньше и меньше будет счастливчиков, которые с гордостью будут говорить: «А я в эту весну взял хорошего мошника!» Оружие и боеприпасы На току глухаря надежнее добывать из ружей 12-го или 16-го калибров, желательно с патронником длиною 76 мм. Ружье должно обладать кучным и резким боем. Патроны снаряжать самому или покупать мощные, типа «магнум» с дробью № 1 или «0». На этой охоте все зависит от одного выстрела. Он может принести огорчение охотнику или одарить радостью от обладания заветным трофеем, оставив в сердце неизгладимые впечатления. Некоторые охотники пытаются охотиться на глухаря из нарезного оружия под патроны калибра 5,6 мм, исключив обычный кольцевого воспламенения. Лучшими считаются 22WMR и 22Hornet. Однако применение нарезного оружия на этой охоте считаю нецелесообразным. При подходе к глухарю дыхание сбивается, пульс учащается, а видимость ниже удовлетворительной и сделать прицельный выстрел в таких условиях весьма проблематично. Сколько «перестреляно» веток и сучков, принятых за токующего глухаря… Автор Виктор Радов Фото Виктора Козловского
  23. Гость

    Глухари

    Клюква, брусника и голубика по сырым местам, сосновый бор да ельник, где суше. Пьянящий дух багульника вперемежку с вековой прелью болотного кочкарника – сущий рай для гадюк и глухарей, глухомань. В таких местах глухарь из века не переводится. Городской охотник здесь редок. Пока с асфальта до мха доберешься, умаешься, да и глухарь если не золотым, то серебряным точно обернется. Местный люд глухарем не балует: накладно, ружейный припас дорог и добыть птицу не каждому впору, сноровка нужна, опыт. Ушлые в охоте старики числом все менее, а у молодых больше деньги на уме, тяготы глухариной охоты не по ним. Привольно в глухих болотах глухарям, если бы не огульная рубка леса, совсем было бы хорошо. Зимние невзгоды птице не помеха: глухарь не лось, не кабан, в снегу не тонет, крылья куда хочешь донесут, оно и летать далеко не надо. Сосновый бор с ельником по болотным гривам, где хвои и почек вдоволь, – зимой глухарю этого довольно. В оттепель сытая птица на деревьях ночует, а в мороз в рыхлом снегу. Но в снегу ночевать с опаской надобно. Рысь сцапать может. Больше у наших глухарей, не считая человека, куницы да филина, врагов серьезных зимой нет, велика птица. Крупный петух после трех лет, когда перестает расти и тяжелеть, килограмм на шесть потянуть может, если не больше. Привелось однажды увидеть такого под осень на Западной Двине. Дело к вечеру было, на вырубке у края старого ельника. Засиделся, замешкался петух в малиннике. Огромный, с напряженно вытянутой шеей, черный в коричневу, как донельзя закопченный чугунок, вымахивал себе глухарина из густого малинника шумно и мерно, полого, с напрягом набирая высоту. Несколько секунд чуда – и сказка кончилась. Зима у нас хоть и долга, да не вечна, как ни крути, а весне место уступит. Хорош глухарь весной – красавец. Красив по-своему и глухариный ток. Токовать глухарь начинает еще по весеннему осевшему снегу, с конца марта. А в начале апреля в заболоченных сосняках хорошо видны по снегу следы петухов, кое-где и черточки по бокам набродов заметны. Это глухарь чертил приспущенными крыльями. На ток прилетают глухари к вечеру, здесь же и ночуют. В этом я смог убедиться сам, попав однажды на глухариный ток. А было это так. Уж так сложилось, что, окончив факультет охотоведения и проработав не один десяток лет полевым зоологом, глухарей на току я не видел близко. Потому ехал по весне на глухариный ток с надеждой наверстать упущенное. Пригласил меня на это «мероприятие» товарищ, как и я, помешанный на фотосъемке диких птиц. Выехали из Москвы поздновато, коллега задержался на работе. Пятница, на дорогах пробки, а ехать в Покровское охотхозяйство больше ста километров. Пока дела да случаи, приехали только к вечеру, вот-вот темнеть станет. До тока с тяжелым рюкзаком полтора километра лесом и заболоченной просекой. Пришли на место к заходу солнца. Саша – охотовед, как оказалось, сын моей давнишней сослуживицы, и мой спутник Слава, оставив меня на току, поспешили в луга, туда, где по ночам дупеля токуют. Заболоченный сосняк, примыкающий к сырой вырубке. Быстро темнеет, но певчие птицы еще в голосе, заливаются. Пока поставил палатку, укрыл ее еловым лапником, совсем стемнело. Побросал вещи в палатку, сам в нее нырнул и только успел расстелить пластиковый коврик, вот незадача, водрузился с шумом великим на соседнюю сосну глухарь, почитай что у меня над головой, покряхтел чуток, устраиваясь на ночлег, и затих. Я как сидел на корточках среди неразобранных вещей, так и замер. С глухарем так близко дело имел впервые. Как себя вести, опыта нет, но ясно, что шуметь нельзя. Глухарь птица чуткая. Спугнешь, прилетит ли утром, кто знает? Сидеть на корточках уже невмоготу, ноги затекли, спина мерзнет. Рубашка да легкая жилетка для седьмого мая в глухом заболоченном лесу, на ночь глядя, не самая подходящая одежда. Теплая куртка рядом лежит, только руку протяни, да вещами завалена. Спальник под ногами, но еще в чехле. За что ни возьмешься, шорох такой, оглохнуть можно. Попробовал спальник из тесного чехла вытягивать, чуть-чуть, по сантиметру. Спальник синтетический, шуршит невыносимо, или мне так от волнения казалось, не знаю. Одним словом, когда через полчаса спальник из чехла извлек, расстелил и на колени встал, ощутил облегчение несказанное. Но предстояло еще молнию на спальнике открыть, а она, как назло, металлическая, звенит. Минут пять на молнию ушло. Еще минут пять в спальник вползал, и наконец блаженство. Лежу в тепле и птицу не спугнул. Толком, конечно, не спал, начало тока прозевать боялся. В начале четвертого новая забота: одноногий штатив, монопод поставить надо, а для этого пару кольев в землю ввернуть и потом к ним штатив мягким ремнем привязать накрепко. Опять же, подушку-седушку надуть пора. Пока возился, текнул глухарь над головой, еще два ему по сторонам ответили, и тут же, без промедления, какая-то пичуга, похоже певчий дрозд, голосисто отметилась. Глухарь, мой сосед по ночлегу, сначала токовал на дереве. Поначалу редко, тек, тек, тек, словно кто-то сухие палочки ломает, а вот и чаще затекал, почти без перерыва, трелькой, следом умкнул утробно, как будто подавился, и заточил, как оселком по ножику, секунды на две-три. Говорят, что в эти три секунды глухарь ни на что не реагирует: ни видит, ни слышит, что вокруг творится. Вот в эти секунды я и поставил аппарат с телеобъективом на штатив. Чуть позже шумно сверзился петух с дерева вниз, слетел на землю и продолжил свою песню. Округ чуть видно, глухарь метрах в тридцати маячит. До солнца еще часа два, а без солнца снимать – только пленку впустую тратить. Подождал, когда петух подальше отошел: он по своему участку ходит, охраняет территорию. Успел надеть куртку и сапоги, устроился на надувной подушке в ожидании рассвета. Погоду обещали неважную, осадки. Накануне жара была несколько дней, а тут, как назло, перемена погоды. Небо серенькое, но не понять толком, то ли утренняя хмарь, то ли просто сумраки. Светает, глухаря видно уже отчетливо, но это глазом, да и то без красок. Так, серый силуэт, хвост веером, голова на вытянутой шее вверх задрана. Ходит петух, поет свою глухариную песню, как ему от века положено. Вот уж и солнце где-то рядом у горизонта розовым палом утреннюю марь подернуло. Все же облака за ночь натянуло, неплотные, но утреннему солнцу помеха немалая. Перед самым восходом затих петух, постоял в раздумье и пошел куда-то вбок, удалился, не слыхать. Сижу, опечален до невозможности. Это ж надо, тащился черт знает куда, в сырой лес, на ночь глядя, как вьючная лошадь, с тяжелым рюкзаком и все затем, чтобы вот так с птицей не солоно хлебавши расстаться. Но все же решил подождать: глядишь, солнышко взойдет, вернется глухарь. Так и случилось. Полчаса спустя явился мой герой. Пришел молча, без голоса, заметил по свету палатку, постоял немного в нерешительности, но быстро успокоился. Кучу еловых лап на шестах мой товарищ еще с прошлых выходных оставил, поэтому птице маскировка палатки была привычна. Токовал петух рядом, порой слишком близко, так что снимать нельзя, одна голова с шеей в кадре. Отснял пленку, сработал затвор последним кадром, и зажужжал аппарат, пленку перематывает. Глухаря долгое стрекотание камеры насторожило. Замер, смотрит прямо в объектив, тот из палатки немного торчит – хоть и камуфлирован, но заметен. Минут пять стоял изваянием, соображал, что же это там жужжало. Не соперник ли? На всякий случай решил проверить. Приблизился метра на три и пошел вокруг скрадка. Ступает тихо, идет крадучись и все время скособоча шею, пытается внутрь палатки за еловые ветки заглянуть: где же соперник схоронился? Не обнаружив последнего, петух успокоился и уже более на палатку внимания не обращал. Токовал он до полудня. Уж и солнце из-за облаков несколько раз выглядывало, а потом и вовсе распогодилось, повезло, одним словом – снял глухаря на току. Видел, как бегает петух очертя голову на ратный зов соседа. Слышал глухие удары сшибающихся тел и оглушительные хлопки мощных крыл, коими петухи лупят друг друга. К часу дня все затихло. Походил петух вокруг скрадка, поклевал почки черники, пощипал проростки лесных трав и удалился куда-то по своим глухариным делам. На том и кончилось мое свидание с глухарем на току. И все же стоит заметить, что глухарь птица осторожная до крайности. Одно неверное движение или шорох – и сорвался петух, как говорят охотники, подшумели мошника. Мошником его зовут, поскольку на мхах живет. Да и древностью облика своего вековым мхам не уступит. Царственная птица, хотя не столь уж древняя. Смотря с чем сравнивать. Глухариный род старше человеческого в несколько раз. По происхождению связаны глухари, скорее всего, с хвойными лесами, а их возраст всего-то десяток-другой миллионов лет, это темнохвойных – ельников. Сосна постарше будет, но тоже с возрастом крокодилов или простейших ракообразных, например коллембол, ни в какое сравнение не идет. Они и глухарям и хвойным лесам в прадедушки годятся. Ближе к концу апреля – в начале мая все чаще спускаются глухари токовать на землю, где и совершается таинство брачных союзов петухов с избравшими их курами, «дамами» тоже весьма солидными, килограмма в два весом. Уже в конце мая глухарки насиживают кладки. С этого времени петухи сами по себе, уходят в непролазные чащи-крепи линять. Глухариное гнездо – ямка около древесного ствола или под кустом, с пятью-шестью светло-бежевыми, в темном крапе яйцами. Глухарка (копалуха) наседка старательная, сидит на гнезде крепко. Порой к ней можно подойти совсем близко, пройти мимо, она не шелохнется. Замрет, слившись рябым пером с побуревшим прошлогодним листом, и только бусинки темных, полуприкрытых глаз напряженно следят за нарушителем птичьего покоя. Впрочем, у птиц, как и у людей, разные характеры бывают. Случаются и среди глухарок нервные мамаши. Чуть что – подхватилась и гнездо бросила, особенно если потревожили в начале насиживания. И все же в массе своей глухарки мамы очень заботливые, малышей своих, как домашние куры, опекают и греют в непогоду. В начале жизни глухарята очень чувствительны к сырости и холоду. Как и куры, учат глухарки цыплят искать корм, ну а уж затаиваться в случае опасности их учить не надо, природа позаботилась. Замрет цыпленок, будешь искать, под ногами не заметишь – маскировка отменная. Глухарята быстро растут и уже дней через восемь сносно перепархивают и взлетают на нижние ветки деревьев и кустарников. Дальше больше: не успеешь оглянуться, уж осень на дворе, глухарята с домашнюю курицу размером стали. Скоро и выводки полностью распадутся. Молодые петушки покидают их первыми уже в конце августа. К первому снегу начинается у молодых птиц пора самостоятельной жизни. Для большинства из них окажется она печально короткой. Больше половины молодых погибает от болезней и различных хищников еще до зимы. Да и зима своего не упустит, приберет из их числа немало. Дальше шансов выжить больше: чем старше птицы, тем более опыта и силы для дальнейшей жизни. Кому-то из них повезет, и доживут они до своего первого тока. Зачертит крыльями молодой петушок по осевшему апрельскому снегу. А позже выдаст на ранней зорьке первую, еще не умелую песню. Лиха беда начало, а там и долгая, по птичьим меркам, лет в десять, глухариная жизнь. Так и крутится из века в век колесо жизни, длится глухариный род на земле. Валерий Булавинцев
  24. Съемочная команда Леонида Костюкова выехала в Кировскую область на северо-восток России, чтобы поохотиться на глухаря на току. По приезду оказалось, что погода в этих местах по-весеннему теплая, несмотря на то, что климат здесь более суровый, нежели в средней полосе. Ночью, часа в два, мы двинулись на глухариный ток. Как известно, утренний ток длится от предрассветной темноты часов до семи утра и даже позднее, если глухарю никто не мешает. Посмотрим, как сложится охота.
  25. Телепередача "Особенности охоты на Руси" с телеканала "Охота и рыбалка". Рассказ идет о исконно русских видах охоты.
×