Перейти к содержимому

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'лайки'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • Общий форум
    • Для начинающих охотников
    • Отчеты об охоте
    • Охотничья кухня
    • Охотничье оружие, патроны и приспособления
    • Охотничья амуниция
    • Транспортные средства
    • Охотничьи звери, природа и охота
    • Лучники
    • Соколятники
    • Объявления
    • Аудиокниги об охоте
    • Форумные акции и конкурсы
    • Курилка
  • Собаки
    • О собаках
    • Лайки
    • Легавые
    • Гончие
    • Ретриверы
    • Спаниели
    • Норные
    • Борзые
    • Объявления
    • Разное

Категории

  • Видео
    • Европейская охота
  • Видео от:
    • Яков Перепуганый
    • Кинотеатр охотника и рыболова
    • Мир Охотника
    • Сергей Чиркин
    • Дмитрий Бельков
    • Заметки охотника `
    • Славная охота
  • Собаки
    • Борзые
    • Гончие
    • Лайки
    • Легавые
    • Норныеи и спаниели
    • Лабрадоры и ретриверы
  • Статьи
    • Рассказы
    • Конкурс
    • Охотничьи звери и птицы
    • Калибры нарезного охотничьего оружия
    • Виды и способы охоты
    • Охотничье оружие
  • Рецепты
    • Из зайца
    • Из кабана
    • из бобра
    • из лося
    • Из медведя
    • Из гуся
    • Из утки
  • Новости
  • Разное

Искать результаты в...

Искать результаты, которые...


Дата создания

  • Начать

    Конец


Последнее обновление

  • Начать

    Конец


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • Начать

    Конец


Группа


Сайт


ICQ


Skype


Город


Интересы


ООиР


Моё оружие


Собака(и)


Мой транспорт

Найдено 5 результатов

  1. В книжке Валериана Ивановича охотник-промысловик и полупромысловик (а она рассчитана только на них) получат элементарные (начальные) сведения о выборе щенка лайки, об уходе за ним в щенячьем возрасте, практические указания о натаске ее по болотной и лесной птице, по белке, по копытному и хищному зверю. Скачать аудиокнигу можно здесь: Пожалуйста, делитесь впечатлением от книги и качества звука.
  2. Таких копытных, как кабарга, косуля, изюбрь, горные бараны лайки обычно сразу же гонят без особой предварительной подготовки и нагонки. Охотнику только нужно выбирать места, где водятся указанные звери, и лайка, найдя по следу зверя, непременно будет гнать его до тех пор, пока не поставит на «отстой», т. е. на утёс или каменный столб, где взобравшийся зверь считает себя в полной безопасности от преследования собаки. В этих случаях лайка остаётся внизу и вязко облаивает зверя до прихода охотника. Последний, осторожно скрадывая, подходит и стреляет облаиваемого зверя, На этом и кончается работа лайки. Но для охоты на лося годятся далеко не все лайки. Пойти по следу и даже дойти до зверя могут многие из зверовых лаек, ню остановить его и держать до подхода охотника, осуществить этот замечательный и единственно возможный только для лаек «постанов» лося могут лишь немногие собаки. К рабочим качествам лайки-лосятницы предъявляются повышенные требования, отвечать же этим требованиям может только породная лайка, поэтому охотнику следует вести родовую лаек-лосятниц и отбор их. Если хорошую медвежатницу трудно найти, то хорошую лосятницу найти несравненно труднее. Для хорошей рабочей промысловой лайки требуется отличное общее физическое развитие: хороший рост, сила, настойчивость, ловкость. У лосятницы эти качества должны быть развиты в совершенстве. Необыкновенно тонкое чутьё у выдающихся лосятниц позволяет им, как утверждают многие охотники, разбираться в следах, оставленных лосями даже за два-три дня до обнаружения их, и по ним доходить до стойбища. Чтобы найти переходы лосей в места жировок, лайка должна обладать очень широким поиском, доходящим до нескольких километров по обе стороны хода охотника. А для этого нужно иметь крепкие «быстрые» ноги, вместительную грудную клетку, развитые лёгкие и сердце. Быстроногость особенно потребуется лайке-лосятнице, когда лось сорвётся с постанова и со скоростью, доходящей до 20 километров в час, идёт иноходью, часто очень тяжёлой для быстрого бега собаки дорогой: зарослями, по снегу, хотя и неглубокому в первой половине зимы. Но кроме этой физической способности нужны ещё и большая вязкость, настойчивость, с которой лайка преследует зверя, не бросая его и не отставая до тех пор, пока не забежит ему спереди и не попытается опять остановить. В этой погоне за сорвавшимся с постанова лосем лайка идет молча стороной, шагах в 20—30 от его следа. Обладая умеренной злобностью, собака должна ещё иметь особенную манеру облаивания лосей. При встрече с ними она не подбегает вначале ближе 20-30 шагов, а осторожно начинает облаивание спереди, с головы. Лось постепенно привыкает к этому нежданному гостю и не бежит сразу, что неизбежно делает при грубом наскоке да него сзади безрассудно злобной лайки. При соответствующем мягком подходе лайки лось, привыкнув к собаке, в дальнейшем выдерживает более громкий и энергичный лай. Наконец, лосю надоедает это назойливое облаивание и он начинает наступать на собаку с намерением её отогнать. Если лайка не унимается, то лось, обозлившись, бросается на неё и норовит ударить копытом передней ноги, но увёртливая лайка легко отскакивает в сторону и, обежав лося, опять начинает облаивание с головы. Иногда, пробежав за собакой шагов 30, лось возвращается на прежнее место кормёжки, а лайка опять продолжает облаивание. Этого времени бывает достаточно, чтобы охотник, услышав лай, осторожно подобрался к лосю на расстояние верного выстрела. Некоторые охотники-лосятники утверждают, что окрас лайки-лосятницы имеет большое значение, будто чёрных и темно-серых лаек лоси боятся, принимая их за волков, и собакам этих окрасов постанов лосей не всегда удаётся. Зная, какими качествами в основном должна обладать лайка-лосятница, необходимо при выращивании и воспитании щенка, полученного от родителей, работающих по лосю, добиваться максимального их развития. Лаек в возрасте меньше 2 лет по лосю пускать не следует. Это вполне понятно, если помнить, какое физическое напряжение, сноровка и находчивость требуются от лайки, работающей по этому могучему зверю. Только от вполне оформившегося животного можно ожидать проявления этих качеств. Охотник, взявшийся нахаживать лайку по лосю, должен сам хорошо знать все повадки зверя, места его переходов и жировок, быть хорошим лосятником. В районе, где предполагаются жировки лосей, лайку спускают с поводка, на котором её вели, и ставят на след. Если есть хорошая бывалая лайка-лосятница, то полезно её пускать вместе с молодой, — она поможет ей разобраться в следах и доведёт к лосю. Пускать лайку нужно с рассветом, так как лоси после ночной лежки кормятся до 11-12 часов дня. Найденные на жирах лоси легче выносят появление лайки и её облаивание, чем неожиданно поднятые с лёжки. С лёжки лоси обыкновенно идут ходом, я лайке, тем более неопытной, не скоро удаётся их остановить. Это обстоятельство всегда нужно учитывать при нахаживании молодых лаек. Когда охотник убьёт зверя, ни под каким видом нельзя лайке позволять рвать битого лося, а похвалив и успокоив её, дать обнюхать. Тут же, начав свежевать лося, дают лайке вволю парного мяса. Породная лайка после первой же удачной охоты — нахаживания — поймёт своё назначение и следующие охоты с ней протекают проще и быстрее. Две-три такие удачные охоты, и лайка уже легко пойдёт по лосю. Полного расцвета её способностей нужно ожидать после двух-трёх лет работы по лосям.
  3. "До сих пор не ясно, когда и откуда появилась на севере небольшая ярко-рыжая собака со стоячими ушами. Ничего неизвестно и о том, какой она была в далеком прошлом, написал в своей статье о финской лайке Юхо Перттола". Еще в каменном веке люди селились по берегам рек и озер Волжской системы. В период неолита на территории от Зауралья до Балтики обитали племена протофинноугров, которые в раннем железном веке по Волжскому пути продвигались с востока на запад. И в более позднее время, во второй половине I тысячелетия нашей эры, Волго-Окское междуречье населяли финно-угорские племена, основной жизни которых были рыбная ловля и охота. В VII веке нашей эре на реке Волхов появляются славянские поселения. Однако активно осваивать центральную часть Восточной Европы славяне начинают с IX столетия. Параллельно происходит мирная колонизация финно-угорских земель славянами и быстрая ассимиляция местного финно-угорского населения, которая продолжалась несколько столетий. В XI - начале XII века славяне появились в Прикамье; в XI-XII веках - в Костромском Поволжье; во второй половине XII века они освоили Вятско-Камский край. Пришлые славяне по своему социальному развитию находились примерно на том же уровне, что и обитавшие здесь родовые фино-угорские группы, поэтому и основные занятия населения были одинаковы. Это способствовало на рубеже X-XI веков ускоренному процессу этнической консолидации и формированию новой экономической, социальной, этнической и культурной структуры. Новая материальная и духовная культура стала представлять собой сплав культурных традиций славян, финно-угров и скандинавов. На их основе была создана культура Северной Руси. Ассимиляция славянских и финно-угорских народов не могла не отразиться на возникновении новых способов хозяйственной деятельности и соответствующих им домашних животных, в том числе и охотничьих собак, коими в те далекие времена были только северные остроушки, а по современному - лайки. А консолидация славянских и финно-угорских народов свидетельствует о том, что они первыми занялись совершенствование северных охотничьих собак. Несмотря на миграцию финно-угорских групп на северо-запад, начавшуюся под влиянием их вытеснения славянами, вплоть до настоящего времени по обоим сторонам Волги сохранились территории, занятые мордвой и марийцами. Эти народы владели аборигенными лайковидными собаками, что подтверждает сообщение Ю.Петрова, который в 1959 и 1069 годах в отдаленных марийских деревнях находил небольших однотипных явно породных лаек, в том числе и рыжих, очень похожих на современных карело-финских лаек. В 1959 году в Килемарском районе и северной части Юринского все лайки подкупали своей однотипностью и очень хорошим телосложением: сухие, крепкие, очень подвижные и жизнерадостные, 54% их составляли собаки черно-пегие и черно-пестрые, а 46% - рыжие и серо-рыжие. Этих собак специально не разводили, содержали просто при дворах, но они поражали своими высокими охотничьими качества, особенно более мелкие особи. Ю.Петров писал (журнал "Охота и охотничье хозяйство, 1963), что в марийских деревнях совершенно нет непородных собак, дворняжек или помесей. Проведенная в этих местах экспертиза 89 лаек показала, что 38 собак (45,8%) получили за породность и экстерьер "очень хорошо" и "хорошо", хотя им снижали оценки за малый рост. Еще позднее, в 1975 году, в Удорском районе (пос.Кослан, деревня Глотово) республики Коми также была обнаружена популяция темно-рыжих собак, которые отличались от карело-финских лаек в основном более крупными размерами. Все это подтверждает, что родиной лаек преимущественно финно-угорских племен была лесная территория Восточной Европы и Зауралья, где с массовым заселением ее славянами очаги рыжих малопородных лаек были поглощены более многочисленными собаками других пород. И только на северо-западе России, на территории, заселенной карелами и финнами, куда не проникли другие народности, вплоть до середины XX века сохранились аборигенные рыжие лайки. Еще в 1675 году французский путешественник-исследователь Пьер де ля Мартиньяр, посетивший территорию современной Финляндии, в своих путевых записях о северных странах упоминал "темно-красных" собак, которые поразили его своим темпераментом и красотой. Но первым серьезным трудом, посвященным изучению остроухих собак России, был "Альбом северных собак лаек", составленный князем А.А.Ширинским-Шихматовым, опубликованный в 1895 году. Во время своих многочисленных поездок на охоты за медведями, а затем и специально с целью изучения северных остроухих собак в Олонецкую, Архангельскую, Вологодскую, Костромскую и Вятскую губернии князь сделал сотни измерений собак, описал внешний вид и в альбоме привел десятки фотографий и карту-схему распространения отродий лаек. Обозначенная на карте территория, включавшая в себя современную Карелию, Финляндию, северо-западную часть Архангельской и северную - Ленинградской областей заселяли финно-карельские лайки, названные так автором. Природные условия обширного лесного региона на территориях современной Карелии и Финляндии весьма своеобразны. Здесь преобладают северные сосновые боры на песчано-каменистых почвах с небольшим количеством животных мелкого и среднего размера. Условия природной среды и способ содержания аборигенных собак местными жителями привел к стабилизации определенного типа остроушек. Собаки содержались без привязи и должны были сами добывать себе пищу круглый год. Зимой они питались остатками от охоты, рыбной ловли, падалью домашних животных и прочими отбросами. В бесснежный период часть времени проводили в охотничьих угодьях, добывая себе пищу в лесах и по берегам многочисленных рек и озер. Местное население не кормило своих собак, и поэтому они отличались удивительно рациональным обменом веществ и малым аппетитом. Под влиянием природных факторов и условий содержания создалась аборигенная небольшая сухая лайка преимущественно рыжего и серо-рыжего (шакальего) окраса с ярко выраженным охотничьим инстинктом. Эти лайки обитали, как дворовые собаки вплоть до середины XX века в основном в сельской местности северных и центральных частей современной Карелии. Часть их использовалась на охоте. В начале 50-х годов XX века экспедиция Карело-финского филиала АН СССР, занимавшаяся изучением охотничьих животных, зачастую встречала этих собак. Нам даже удалось купить двух собак, отличных охотниц, о происхождении которых не было никаких сведений. Одна из них стала основой для восстановления породы карело-финских лаек в Московском регионе. После выхода в свет в 1895 году первой научной публикации А.А.Ширинского-Шихматова интерес к северным остроушкам резко возрос. Естественно, что в С.-Петербург, который также был значительным кинологическим центром, попали лайки, привезенные в основном из Карелии и окрестных областей. Первое время на выставки выводили единичные экземпляры лаек, но вскоре пришлось организовывать и ринги этих собак. Первоначально все лайки разных мастей и размеров ходили в одном ринге, но вскоре было замечено, что собаки рыжего и серо-рыжего (шакальего) окрасов всегда более мелки и обладают общими, присущими им особенными чертами экстерьера. Кинологи (среди которых ведущим был Александр Петрович Бармасов), заметившие эти признаки, а кроме того ярким отличительные черты в характере - живость, внимательность, сильно выраженную охотничью страсть, попробовали спаривать рыжих остроушек между собак и получили отличный результат: собаки стабильно передавали свои черты потомству. Все потомство было достаточно однородным: имело рыжий окрас, небольшой рост, квадратную сложку и характерное строение головы. Все владельцы этих собак подчеркивали их необычайную привязанность к себе, стремление к охоте и к охране своего дома. Таким образом, уже в двадцатых годах XX века порода карело-финская лайка была выявлена русскими кинологами. Энтузиасты, занимавшиеся разведением этих собак, приняли для них временный стандарт, то есть эта порода оказалась первой стандартизированной из всех лаек. С 1932 года на выставках Ленинграда экспертизу лаек вели по группам определенного типа, и карело-финских лаек уже оценивали в своем ринге отдельно от других. Такая же работа проводилась в Карелии в системе Карзаготпушнины а в Петрозаводске организовывались многочисленные выставки. Работа по выделению групп лаек продолжалась под руководством проф. Н.А.Смирнова, который был ответственным редактором стандартов, А.П.Бармассовым, который с 1933 года был председателем секции лаек, и зоотехником Н.К.Верещагиным. "Стандарты лаек СССР" были опубликованы в 1936 году в трудах Арктического института (т.56, Биология). Именно эта разработка стандарта на карело-финскую лайку и легла в основе последующих стандартов на эту породу. В 30-е годы уже были выдающиеся представители карело-финских лаек, например ОРЛИК И.И.Талампойки, который получил на выставке Малую серебряную медаль (МСМ), но стал полевым победителем с дипломом первой степени за работу по белке. Нельзя не упомянуть о первых карело-финских лайках, полностью отвечающих требованиям стандарта. Имевший на выставке Большую серебряную медаль (БМС) МАРС П.Н.Кажанова также был полевым победителем с дипломов второй степени по белке, а на состязаниях в 1937 году он занял I место. МАРС оказался хорошим производителем, давшим значительное количество потомков, в числе которых был МАРС-II В.И.Грачева, имевший МСМ и диплом второй степени по белке. Неоднократно и с большим успехом на испытаниях и состязаниях выступала НОРА И.И.Киселева, имевшая на выставке БСМ. На первых полевых испытаниях лаек в работе по белке, которые проводила Ленинградское общество кровного собаководства (ЛООКС) 30 декабря 1928 года и которые судили А.П.Бармасов, П.Ф.Пупышев и В.В.Шлок, принимали участие четыре лайки и победительницей среди них оказалась НОРА. На состязаниях по белке в 1937 году НОРА заняла II место, получив диплом второй степени при 74 баллах, уступив первое МАРСУ П.Н.Кажанова. Потомство карело-финских лаек с высокими полевыми качествами было получено от АЛЬФЫ Н.А.Федотовой-Альбинской. АЛЬФА на выставке имела БСМ и диплом второй степени по белке. Н.А.Федотова-Альбинская сохранила верность породе карело-финских лаек и после Великой Отечественной войны, до конца своей жизни держала этих собак и судила их на выставках и полевых испытаниях. Хорошее потомство в экстерьерном и полевом отношении дали ОРТА Б.В.Молокова и РАЛЬФА Ф.Н.Дубровина, имевшие на выставке Большие серебряные медали. Очень типичными карело-финскими лайками в 30-е годы были: ГОТХОБ Г.Т.Митина с оценкой БСМ и дипломом третьей степени по белке, ХЕССА Ю.А.Ливеровского имевшая БСМ, НОРА А.А.Кудор, БАЛЮНКА П.С.Шандроского и МУРЗА С.К.Красовского - обладатели дипломов третьей степени по белке. В 1934 году была организована первая испытательная станция лаек, выработана определенная система экспертизы на полевых испытаниях. Первые полевые испытания лаек по белке проводились 24 и 25 января 1937 года, и на них I место с дипломов второй степени при 78 баллах заняла карело-финска лайка МАРС П.Н.Кажанова, а второе - НОРА И.И.Киселева. Основным организатором всех мероприятий с лайками был председатель этой секции А.П.Бармасов. В 1939 году был принят первый официальный временный стандарт на карело-финскую лайку, в основу которого были заложены более ранние разработки. Работа с лайками в том числе и с карело-финскими, продолжалась вплоть до блокады Ленинграда. Годы Отечественной войны (1941-1945) и блокада Ленинграда нанесли значительный ущерб карело-финским лайкам. Почти весь арсенал распространения аборигенных лаек был окупирован гитлеровцами. Разведением собак в это время никто не занимался, а наиболее типичные экземпляры из Карелии вывозились в Финляндию. Но многие охотники, в том числе известные ленинградские кинологи Е.К.Леонтьева, В.А.Прозоров, А.Г.Тугаринов сохранили своих лаек до окончания войны. На основе этих собак, а также привезенных из Карелии и стало восстанавливаться послевоенное заводское поголовье. Уже в 1947 году на первые межобластные состязания лаек по белке ленинградцы выставили 9 собак, 6 из которых были карело-финскими. Карело-Финская лайка ТОБИК (вл.Потяков) на этих состязаниях получил диплом первой степени и занял II место, три остальные карело-финские лайки: МИЛКА (вл.Большакова), ТАЙГА и ПУЛЬКА (вл.Семенов) получили дипломы третьей степени. В это же время началась активная племенная работа с породой. Очень удачным сочетанием в подборе пар того времени была вязка двух типичных для породы рабочих собак неизвестного происхождения - ДЖИМА (вл.Маляревский) и НОРКИ (вл.Соловьев). В результате были получены хорошие и породные производители но с одноколенной родословной: МАРС (вл.Арбузов), УРАН (вл.Остинской), ЧАЙКА (вл.Грейц). МАРС имел отличный экстерьер и два диплома третьей степени. Он очень широко использовался в вязках и дал лучших в то время полевых собак: РЫЖИКа (вл.Никандров), АРИКА (вл.Балин), КАЙТУ (вл.Котов), а от вязки с московской КОЙРОЙ 1001 - ч.РЕЙМУ 1002 (вл.Гибет). Порода карело-финских лаек в Ленинграде начала развиваться очень успешно: в 1957 году на выставке было представлено 27 собак, в 1958 - 36, и карело-финские лайки по числу почти не уступали русско-европейским, но затем энтузиазма как-то поубавилось, возможно, в связи с меньшей активностью А.П.Бармасова, которому было около 80 лет. Но порода уже твердо "стояла на ногах" и начала распространяться в другие регионы. В конце 40-х годов активно занялись восстановление карело-финских лаек в Карелии. Руководство охотпромысловых организаций создало специализированный госплемпитомник "Карельская лайка" около Медвежьегорска, который просуществовал до 1953 ода. В питомнике было собрано типичное аборигенное поголовье карело-финских лаек, к сожалению, невысокого экстерьерного уровня. В конце 40-х и начале 50-х годов в Карелии, чаще всего в отдаленных деревнях, да и в Петрозаводске, содержалось довольно много карело-финских лаек, конечно, неизвестного происхождения, но внешне очень типичных. На выставке охотничьих собак в Петрозаводске в 1951 году демонстрировалось 30 русско-европейских и 24 карело-финских лаек. Экстерьерный уровень последних оказался довольно высоким: 3 собаки получили Малые золотые медали, 6 - Большие серебряные, 10 - Малые серебряные, 3 - Бронзовые медали и лишь 2 не были признаны породными. Экспертизу проводил эксперт всесоюзной категории А.П.Бармасов. На выводке в 1952 году одна карело-финская лайка получила оценку "отлично" и три - "очень хорошо". Все это свидетельствует о то, что в 50-х годах в Карелии были высокопородные аборигенные карело-финские лайки, однако ни кинологов, ни экспертов в республике не имелось и племенным разведением собак в тот период никто не занимался. Все заводское разведение велось только в Ленинграде. Несколько позднее этим начали заниматься в Москве, когда в 1953 году из Карелии была привезена КОЙРА 1001 Л.П.Никифорова. КОЙРА происходила от двух великолепных, но не имевших известного происхождения собак: КАЧЮ П.С.Богданова и лучшей в то время лайки Карелии - ЗОРЬКИ, принадлежавший Карело-финскому филиалу АН СССР. Первый помет от КОЙРЫ имел оценку "очень хорошо" и два диплома третьей степени. От вязок с ленинградскими производителями УРАНОМ (вл.Остинский) и МАРСОМ (вл.Арбузов) КОЙРА дала немногочисленное, но очень породистое потомство, имевшее уже двухколенные родословные и составившее в Москве основной костяк поголовья следующего поколения. Племенная работа с карело-финскими лайками в Москве сразу пошла по пути заводского разведения. Появился первый в стране чемпион породы РЕЙМА 1002, а с 1960 года разведение карело-финских лаек заметно активизировалось: если в 1960 году в план вязок было включено всего 12 собак (3 кобеля и 9 сук), то в 1968 году их было уже 36 (11 кобелей и 25 сук). В 1959 году известный эксперт всесоюзной категории Э.И.Шерешевский, который был кинологом МООиР, впервые ввел в породу карело-финских лаек кровь подаренной из Финляндии финской лайки ПИКУ. В результате вязки ее с ВОЛЧКОМ (вл.Маров), сыном КОЙРЫ, был получен первый чемпион страны среди кобелей - ФИНИК 1011, принадлежавший московскому обществу охотников. До 1966 года порода продолжала развиваться "в себе", в основном путем инбридирования на основательницу московских карело-финских лаек КОЙРУ 1001 и при этом достигла больших успехов. Однако потребовалось новое освежение крови и в 1966 году ч.ПУНАЙНЕН 1012 (вл.Никифоров) была отвезена в Ленинград и повязана с единственным в то время кобелем финской лайки БОДРЫМ-НАЛЛЕ, подаренным из Финляндии и принадлежавшим Ленинградскому обществу охотников. В результате этой вязки были получены четыре отличных щенка, из которых в породу широко вошел один кобель РИСТИНОККИ 1025 Л.П.Никифорова. Эта вязка безусловно "освежила" кровь московских карело-финских лаек. При этом они сохранили свои прекрасные охотничьи качества. К сожалению, РИСТИНОККИ использовался всего три года, так как в шестилетнем возрасте он погиб. Довольно сложный и трудоемкий путь совершенствования породы "в себе" продолжался до 1978 года, когда ч.МАЙМУ 1030 К.Н.Пономарева опять в Ленинграде повязали с новым финским кобелем УРККИ А.С.Шилова. В результате этой вязки в породу вошли два производителя: кобель и сука, несших в себе, однако, некоторые отрицательные черты УРККИ. В это же время в Москву специально из Финляндии был выписан кобель ч.АЛЬО-ПЕНИ 1175 Р.А.Колесникова, который с 1980 года стал использоваться в вязках и дал немногочисленное, но отличное потомство, в том числе ч.РИКИ 1284 А.Березкина. Практически финская и карело-финская лайка - это одна и та же порода, с одним и тем же исходным племенным материалов, как это было показано выше. Когда Финляндия входила в состав России, ни у кого не возникало вопросов о названии рыжей лайки, разводившейся в Финляндии, Карелии и на севере нынешней Ленинградской области, очень удачно названной А.Ширинским-Шихматовым финно-карельской. После революции, когда Финляндия получила государственную самостоятельность и появилась государственная граница, это отразилось и на судьбе рыжей лайки. Ее продолжали разводить в Финляндии и в России, сохраняя, по возможности, как аборигенную собаку без особых изменений. Две соседние страны повели разведение рыжих собак по несколько разным путям: в Финляндии развитие породы шло по методу консолидации экстерьерных признаков и отбора для работы по боровой дичи, в России отбор тоже шел по экстерьеру, но большее внимание уделялось охотничьим качествам, которые включали широкий диапазон, применения на охоте по пушным зверям, а также по медведю, лосю и кабану. Применяют карело-финских лаек при охоте и на уток, по боровой же птице собаки работают без какого-либо обучения. Вполне естественно, что, несмотря на общность происхождения собак, финские кинологи, занимающиеся разведением рыжих лаек, назвали их финскими лайками, а в России кинологи, восстанавливающие эту породу, назвали ее карело-финская лайка, что в целом более правильно, так как порода принадлежит двум народам - карелам и финнам. Но в целом это единая порода, и представители обеих ветвей ее должны свободно использоваться при разведении. И как-то обидно настоящую охотничью породу именовать "финский шпиц", - такое название ей присвоили в странах западной Европы, да и в Северной Америке, где ее используют только как домашнюю собаку. В настоящее время в московском регионе уже имеется около 80 племенных кобелей, половина из которых включена в план воспроизводства породы, и около 130 сук включенных в план. Экстерьерный уровень поды очень высок: все кобели, идущие в разведение, и 50% сук имеют отличные оценки. Учитывая это, а также резерв молодых собак, можно предположить, что в этом самом крупном центре разведения карело-финских лаек имеется около 800 собак. В 70-х - 80-х годах возникли значительные очаги разведения карело-финских лаек в Кировской, Ярославской, Калининской, Горьковской областях, в каждой из которых насчитывалось до 100-120 собак, а на выставках регулярно показывалось до 30 представителей этой породы. Сейчас наибольшее распространение карело-финские лайки получили в Карелии, а также в Серодвинске Архангельской области, где их имеется около 200 (зарегистрировано 160, из которых 42 дипломированные), а в выставках участвуют около 50 собак. Почти столько же их в Череповце Вологодской области, стабильно сохраняется поголовье карело-финских лаек в Перми и Пермской области, в Екатеринбурге и области, а единичные экземпляры карело-финских лаек распространены и в Сибири, вплоть до Магадана и Камчатки, и повсюду они работают с большим успехом. Очень отрадно, что карельские охотники "повернулись лицом" к своей аборигенной рыжей лайке и не только стали активно разводить собак этой породы, но и пытаются как-то объединить усилия других регионов в этом деле. В 1991 году они организовали в Петрозаводске Первую всероссийскую выставку карело-финских лаек, куда были привезены собаки из Ленинградской, Московской и некоторых других областей. Будем надеяться, что эта выставка будет не последней, а станет началом регулярного смотра собак этой породы всей России. И все же наибольшее поголовье карело-финских лаек с высокими экстерьерными и охотничьими качествами сосредоточено в Москве и Московской области, где при Московском обществе охотников впервые создана самостоятельная секция любителей этих собак. Именно из московского региона карело-финские лайки наиболее широко распространяются по всей нашей стране и пополняют племенной материал других очагов разведения собак этой породы. Лариса Гибет, журнал "Охота и охотничьи собаки" Источник: Нижегородский сайт охотников
  4. Основное отличие лайки от других охотничьих собак в том, что она находит зверя и выгоняет его к охотнику, а не тратит время на погоню. Лайка обладает врождёнными инстинктами охотника, но дополнительное обучение позволит собаке раскрыть свой потенциал. Кроме того, лайка удивительно дружелюбно относится к детям, завидев детские коляски и детвору, она тотчас оказывается рядом и с удовольствием играет и резвится, не причиняя вреда. Примечательно, что лайка не подаёт голоса, пока не увидит жертву, а по лаю всегда можно понять, что собака видит зверя и гонит его к вам. Ещё один важный плюс лайки в том, что во время охоты охотник и собака работают в паре, тогда как гончие начинают копаться на месте, потеряв след, ещё больше путают себя. Не стоит опасаться, что лайка потеряется, а подзывая её выстрелом, вы формируете рефлекс. Такая собака будет бежать на выстрел к любому охотнику, что снижает её рабочие качества. Да, лайки склонны к побегу, но это случается из-за недостатка физической активности. Собака всегда найдёт дорогу домой или к зимовью. Отличная память – преимущество лайки Лайка помнит, при каких обстоятельствах она находила зверя. Это даёт ей возможность в новых условиях найти сходную лужайку, подлесок или заросли. То есть натренированную собаку достаточно выпустить в лес и просто ждать, когда она пригонит добычу. Не огорчайтесь, если первой добычей будет полёвка или суслик – все молодые собаки начинали с мышей, это подтвердит любой охотник. Вдоволь наигравшись с мышами, она перейдёт к более серьёзной добыче. Лайки всегда в цене! Помимо хороших охотничьих качеств, лайки миролюбиво относятся к домашним животным и членам семьи хозяина. Породистые лайки стоят дорого, а натасканные на определённых животных — просто бесценны. Лайка, оставленная дома, будет оберегать ребёнка, его игрушки и стульчики для кормления. Для лайки следует подбирать сбалансированные корма. Не перетруждайте собаку с первых дней её появления в доме, и вы получите верного друга и опытного охотника!
  5. Вадим Горбатов В отличие от тетерева, рябчик боится собаки и в большинстве случаев не выдерживает ее стойки, а спешит укрыться в густых ветвях хвойных деревьев. Если же учесть, что рябчик обычно держится в лесной чаще, где стрельба в лёт почти невозможна, то станет понятным, что обычная охота с легавой на рябчика мало применима. Ходить за рябчиком с легавой и бить на лету из-под стойки можно только в самом начале сезона охоты, пока выводки еще не разбились. В это время они держатся главным образом по опушкам леса, в прогалинах, вырубках и на ягодниках. На охоту следует выходить ранним утром, когда выводки кормятся, довольно широко разбредаясь врозь, и молодые могут быть подняты поочередно, а не все сразу. В это время отдельные рябчики хорошо выдерживают стойку и подводку легавой. Иногда удается перебить весь выводок поодиночке, в особенности, если он разместился на открытом ягоднике. В этом случае следует заходить с собакой со стороны леса, чтобы отрезать от него выводок и иметь возможность стрелять по рябчикам на чистом месте. Если собака, наткнувшись на выводок, с самого начала поднимет его целиком и птицы усядутся на деревья, следует идти искать новый выводок, так как вспугнутые молодые не скоро спустятся на землю. Охота может дать положительные результаты только в том случае, если самка сядет на одном дереве, а молодые разместятся на других. Трудность состоит в том, чтобы высмотреть молодых, которые превосходно прячутся. В остальное время дня собака должна разыскать выводок и поднять его с земли. Вспугнутые молодые, по большей части, тут же рассаживаются на нижние сучья деревьев, откуда легко их сбить выстрелом, даже не сходя с места. Молодых легавых на охоту брать не следует, так как старый рябчик стойку выдерживает плохо и обычно убегает из-под собаки в чащу. Для такой охоты пригодна только опытная собака. С легавой можно охотиться на рябчика недолго; как только молодые взматереют и выводки начнут разбиваться, приходится охоту с легавой бросать и переходить на охоту с лайкой. Молодая лайка для охоты на рябчиков тоже не годится. Здесь также нужна старая опытная собака, специально натасканная по рябчикам. Собачьего лая рябчик не выдерживает, и опытная собака, зачуяв или подняв на дерево рябчиков, не бросается к птицам и даже не лает, а подав лишь слабо голос, ляжет и ждет хозяина или иногда катается по земле и слегка повизгивает. Услышав голос собаки, следует по возможности бесшумно идти в направлении голоса и разыскивать не рябчика, а собаку. По направлению ее взгляда легко заметить на сучке затаившуюся птицу. Хорошо натасканная лайка, найдя рябчиков, возвращается молча к охотнику и зовет его за собой к оставленным ею птицам. Старого рябчика из-под собаки взять трудно, так как всякий шум пугает его и заставляет удалиться. Молодые же, пока не взматереют, подпускают к себе — иногда можно взять из выводка даже несколько штук. В местах, где рябчиков много и они мало пуганы, с хорошей лайкой охота бывает добычливой и интересной. А. В. Михеев Источник: Книга "Охота на рябчиков" Государственное издательство "Физкультура и Спорт", Москва, 1952 г.
×