• Похожий контент

    • Гость
      От Гость
      Расцветающая во всей красе весна радует любителя природы не только отсутствием снега на асфальте иди уже проклюнувшимися листочками, но и возможностью от души по охотится в выходные. Наверное не случайно государственная дума установила весной столь внушительное количество праздников. Такая, общенациональная, страсть как охота и народным избранникам не должна быть чуждой. В предвкушении свежих впечатлений горожане с ружьями тянутся на природу и повод для таких путешествий имеется. Пусть перелетные гуси нечасто встречаются в наших краях, над вскрывшимися от льда водоемами в поисках возлюбленной кружит дикий селезень и взятая у деревенских друзей подсадная поможет его добыть. В закатных лесах куркует вальдшнеп и верный пес, наверняка, обрадуется возможности по бегать среди сумеречных деревьев особенно если выстрел хозяина окажется точным. А утром надо обязательно встретить в шалаше, выдыхая испарение росы, любуясь сквозь стелющийся туман рассветным диском солнца, тетерева уже близко и палец уже лег на спусковой крючок.
    • Гость
      От Гость
      Весенняя охота уже давно закрыта в европе, вот и приходится европейцам приезжают в Россию, чтобы сходить на глухариный ток или постоять на вечерней тяге вальдшнепа.
    • Гость
      От Гость
      Cпросите любого охотника о весенней охоте, и он вам скажет, что она немыслима без охоты на вальдшнепа на тяге. Она доступна и городскому, и местному деревенскому охотнику, и молодому, и пожилому. По количеству путевок, выдаваемых на эту охоту, и посещаемости охотничьих угодий она опережает все другие весенние охоты в десятки раз. С одной стороны, охота на вальдшнепа простая (стой и жди, когда налетит), с другой – сложная, требующая известного опыта (выбора подходящего места, погоды и искусства стрельбы влет). Об этом и хотелось бы рассказать нашим читателям.
      Весенняя охота на вальдшнепа  
          Охота на вальдшнепа на тяге появилась на Руси, очевидно, вместе с ружейной охотой с использованием легавых собак в начале XVIII века. Но особенно популярно она стала с начала XIX века. Этому способствовал и прогресс в оружейной технике, когда на смену ударному кремневому замку пришло шомпольное ружье с капсюлем. В то время среди русских охотников особую популярность приобретала охота на вальдшнепов на весенних высыпках из-под легавых собак. С.Т. Аксаков писал, что охоты на весенних высыпках бывают баснословно удачны. Эти «высыпки бывают иногда так многочисленны, что даже опытный и хладнокровный охотник смутится и растеряется, а молодой, горячий просто с ума сойдет, а если к этому присоединится собака, которая гоняется за птицей, то в несколько минут распугается и разлетится бог знает куда сотенная высыпка». Отправляясь на такую охоту и задержавшись до вечера, охотник, зная о том, что вечером вальдшнепы начинали совершать свои брачные полеты над лесом, оставался постоять и на тяге. Впрочем, вскоре такая охота на вальдшнепа приобрела самостоятельный характер, и охотники отправлялись специально на тягу. Помещики, увлекаясь псовой охотой, не очень любили тешиться охотой на вальдшнепа с легавой. Но весной псовых охот уже не было. После долгой морозной многоснежной зимы русского человека неумолимо тянуло в пробуждающийся после зимнего сна лес. Ну, а если он был охотником, значит – на охоту. Так появились истинно русские весенние охоты, в том числе и весенняя охота на вальдшнепа на тяге. Часто на эту охота собиралась целая охотничья компания. Вот как такую охоту описывал Сергей Аксаков: «Если общество велико и вальдшнепов много, то выстрелы раздаются беспрестанно, как беглый ружейный огонь; иногда лесное эхо звучно повторяет их в тонком прохладном весеннем воздухе, раскатывая отголоски по лесным оврагам; с изумлением останавливается проезжий или прохожий, удивляясь такой частой и горячей стрельбе, похожей на перестрелку с неприятелем в передовой цепи. Ночная темнота прекращает стрельбу. Сходятся охотники; с напряженным вниманием устремляются глаза каждого на ягдташи своих товарищей, стараясь разглядеть в темноте: много ли добычи у других? Громко и весело рассказывает про свою удачу один, с досадою – про свои неудачи другой. Впрочем, эта охота никогда не бывает очень добычлива относительно к числу охотников и нейдет в сравнение со стрельбою на высыпках». В начале XX века правилами охоты уже запрещалась весенняя охота на вальдшнепа из-под легавых собак, но разрешалась охота на вальдшнепа на тяге (вечерней и утренней). Даже в 70-е годы – годы запретов и строгих ограничений на весеннюю охоту – охотиться на вальдшнепа на тяге в течение 10 дней разрешали почти повсеместно. Во многих областях это был единственный вид весенней охоты, в то время как охота на селезня с подсадной, на глухаря и тетерева на токах была строго ограничена отдельными, так называемыми высокоорганизованными хозяйствами, к коим относились почти исключительно военно-охотничьи и государственные лесоохотничьи охотхозяйства. Типовые правила охоты в России, принятые в 1986 году, уже официально ежегодно разрешали весной не только 10-дневную охоту на вальдшнепа на вечерней тяге, но и использование на ней подружейных собак (легавых и спаниелей) для подбора подранков и сбитых вальдшнепов. В последние годы эта охота все больше находит своих почитателей. Кстати, она самая дешевая из всех весенних охот. Но чтобы грамотно охотиться на весеннего вальдшнепа, надо знать секреты этой охоты.
      Охота на вальдшнепа: где встать на тяге? Успех охоты на тяге зависит не только от выбора конкретного места, где должен остановиться охотник, но и от характера самого лесного массива, где предстоит охота. Лес должен быть «вальдшнепиным», то есть соответствовать условиям, благоприятным для размножения вальдшнепов. Характерные места обитания вальдшнепов – смешанный лес: березняки, ольшаники и осинники с примесью ели, дубовые и липовые рощи. Хороший подрост из рябины, крушины, черемухи, бересклета, орешника (лещины) говорит о богатстве почвы и обилии земляных червей – основного корма вальдшнепа. Вальдшнеп избегает сухих сосновых боров-беломошников, больших массивов сплошных темных ельников, обширных моховых верховых болот. Встречается он здесь в очень небольшом количестве. А вот на торфяных карьерах могут быть неплохие тяги. Весной во время массового пролета вальдшнепы тянут почти везде, но в оптимальных для гнездования лесах – лучше.
      При выборе леса нужно учитывать и дату охоты. Если это открытие и довольно раннее настолько, что в лесу еще полно снега, вальдшнепы как правило, избегают тянуть на своих обычных местах. Стоять на ранней тяге по колено в снегу на своих привычных местах (вырубках, дорогах, просеках, полянах) внутри большого леса бессмысленно. Кстати, в это время местных птиц еще мало, а пролет идет, сообразуясь с наиболее кормными, освободившимися от снега местами. Идеальными угодьями для охоты на только что прилетевшего и пролетного вальдшнепа служат уремы (урема – пойменный невысокий лиственный лес вдоль реки), представляющие собой заросшие кустарниками, черемухой, ивняком, березняком и ольшаником долины рек и небольших речек. Здесь вальдшнепы находят корм у уреза воды, у луж и заплесков, на протаявших полянках. Прошлой весной 2008 года мне удалось побывать в таких местах на хорошей тяге в начале апреля. Было полное впечатление, что это была и тяга, и самый настоящий пролет. Вечером почти все вальдшнепы летели по уреме в одном северо-восточном направлении, ориентируясь на русло реки, с обеих ее сторон. Примечательно, что уже во второй половине апреля вальдшнепы здесь практически не тянули, и вся тяга переместилась в большой лес. Другим хорошим местом для ранней тяги служат заброшенные, зарастающие молодым лесом поля. Оптимальный возраст такого молодняка – 5-17 лет. Как только деревья вырастут выше 15 метров, тяги здесь ослабевают и вальдшнепы начинают искать другие маршруты. Состав древесных пород также имеет большое значение. Если поле заросло только березняком, хорошей тяги не ждите. А вот кустарниковый подрост, наличие ивы, ольхи, осины, орешника сулит хорошую тягу. Объясняется это просто: богатая почва и слой прошлогодних листьев этих пород деревьев создают хорошую кормовую базу для вальдшнепа. Как правило, лесные кулики остаются здесь и на дневку. Нередко тяга здесь начинается с подъема самца вальдшнепа с земли прямо на глазах охотника непосредственно из этого же молодого леса. Наконец, нередко вальдшнепы в это время тянут по окрайкам полей и лугов, граничащих с большим лесом, по лесным оврагам, склоны которых (юго-западной экспозиции) освободились от снега. По мере снеготаяния тяга смещается в лес. Если почва на лесных полянах и просеках оттаивает на глубину до 3-5 см, значит вальдшнеп уже может здесь кормиться. А значит и охотнику можно становится на тяге в этих местах. Место охоты должно располагаться на путях наибольшей вероятности лета вальдшнепов. Очень важно правильно его выбрать с точки зрения обзора и удобства стрельбы. Никогда нельзя становиться непосредственно под высокое разлапистое дерево, иначе трудно будет стрелять, а над головой и вообще невозможно. Лучше отойти на 10-15 метров от него и встать у невысокой елочки или небольшого деревца так, чтобы вальдшнепы, проходящие над этим деревом, были бы удобны для бокового выстрела. Также не рекомендуем становиться под большим лесом – многих тянущих почти над головой вальдшнепов вы просто не заметите. Если над каким-то участком высокоствольного леса тянет большинство вальдшнепов, переходить туда не следует: если высота деревьев велика, выстрелы не могут быть удачными. В этом случае надо поискать участки мелколесья, где вальдшнепы снижаются. В любом случае надо помнить, что неподвижно стоящего охотника вальдшнеп видит плохо и налетает на верный выстрел. Поэтому не стоит прятаться от вальдшнепа за деревьями. В то же время для охотника, ожидающего вальдшнепа, должен быть хороший обзор. Он должен заранее приготовиться к выстрелу, определить направление, по которому появится вальдшнеп, предварительно и услышав, и увидев его.
      Какой будет тяга? Еще по наблюдениям Л.П. Сабанеева, разгар тяги совпадает с началом кваканья лягушек. Поясним. Речь идет не о привычных нам озерных и прудовых лягушках, а об их лесных сородичах: травяных и остромордых. Они активизируются значительно раньше первых двух видов. При прогревании воды в лесных лужах у них наступает период размножения. Самцы этих земноводных начинают издавать брачные звуки. Травяные лягушки урчат, а голос остромордых напоминает короткие взлаивания собак. Если они заурчали, значит предстоит теплая ночь с положительной температурой, а значит и тяга будет хорошей. Обычно активное урчание лягушек в Подмосковье наблюдается 12-18 апреля, что совпадает с валовым пролетом вальдшнепа и активной тягой.
      В местах, где лес заливается полой водой, при максимальном уровне воды тяги перемещаются в незатапливаемые участки леса. При спаде половодья тяги ухудшаются. В это время большинство самок садятся на гнезда, и самцы первое время находятся при них и не принимают участия в тяге. Погода в период весенней охоты довольно значительно влияет на интенсивность тяги.
      Вот несколько советов охотнику 1. Послушайте долгосрочный прогноз погоды. Грядущее похолодание со снегом не сулит хорошей тяги. Однако иногда, если вальдшнеп уже прилетел, возможен «обратный пролет», то есть откочевка части птиц к югу. Так что не всегда ухудшение погоды приводит к плохой тяге. 2. Если ветер с севера или востока, ждать хорошей тяги не приходится. Напротив, южный и западный ветры, особенно стихающие к вечерней заре, сулят хорошую тягу. Во многом это связано с пролетом. Вальдшнеп летит к нам в основном с юго-запада и следует на восток либо северо-восток. Попутный ветер всегда способствует активизации пролета. 3. Дождь, прекратившийся незадолго до заката, обещает хорошую тягу. Особенно она хороша, когда прошедший дождь растапливает снег и в лесу стоит высокая влажность и туман от тающего снега. 4. Дружное снеготаяние с мелким моросящим дождем сулит очень хорошую тягу. 5. Если перед вечерней зарей надвигается облачность, усиливается ветер, то тяга будет испорчена. 6. Если певчие птицы (дрозды, зарянки) поют на закате мало и несмело – тяги может не быть. 7. Ливень или гроза во время тяги ее полностью останавливают. Однако после того как туча прошла, тяга может начаться даже в темноте. 8. Если ночью мороз, то утренняя тяга нередко бывает богаче вечерней. 9. Если перед тягой в воздухе появляются облачка комаров-толкунов, тяга будет хорошей. 10. Если охоту открыли поздно и уже распустились березы – не горюйте: когда березовый лист «в копейку», тяги вновь будут хорошими. Это объясняется прилетом молодых прошлогодних вальдшнепов, появляющихся вслед за старыми. 11. В последние дни сезона охота на тяге может быть лучше, чем в открытие. 12. Если вальдшнепы летают парами и низко над землей, быстро садятся на землю, на следующий день тяги может не быть. Обычно через два-три вечера очень дружной тяги она временно ослабевает или даже может вовсе прекратиться. Это объясняется тем, что самки готовы начать устройство гнезда и насиживание, после чего многие самцы примерно на 5-7 дней прекращают тягу и остаются с ними. 13. Чем больше в лесу вальдшнепов, тем раньше начинается тяга. 14. После первых дней открытия охоты чем больше в лесу охотников и выше охотничий пресс, тем позднее начинается тяга. Возможно, это связано с тем, что молодые вальдшнепы начинают тянуть при более темном небе, а старые, для которых характерно раннее начало тяги, уже попали под выстрелы в первые дни охоты. 15. В пасмурные и влажные вечера тяга начинается на 15-20 минут раньше, чем в ясную и сухую погоду. При сильном ветре и холоде начало тяги бывает на 15-20 минут позже. В классическом случае вальдшнепы в течение вечера тянут тремя «волнами». Сначала, на закате, иногда и по-светлому, пролетает «объездчик», самый первый вальдшнеп. После этого через 3-4 минуты начинается дружная тяга по всему лесу. Эта первая «волна» довольно короткая, и в ясные вечера вальдшнепы могут лететь высоко и неудобно для выстрела. Иногда в это время все вальдшнепы идут краем большого леса, избегая полян и вырубок, где их поджидает охотник. Зная это, опытные охотники встают сначала именно у границ большого леса с мелколесьем и полянами, а после небольшого перерыва в тяге переходят на сами поляны, в мелколесья и ближе к центру вырубки. В паузе между волнами вальдшнепы отдыхают на земле и кормятся. Вторая волна – самая обильная и продолжительная. В это время вальдшнепы и летают над своими самыми излюбленными местами. Но вот начало темнеть, и лет вальдшнепов прекратился. Многие уходят к машинам, направляются к дому или охотничьей базе. По пути они нет-нет, да и услышат тянущего вальдшнепа. Это означает, что началась третья волна, и они поторопились уйти с места. Опытные вальдшнепятники рекомендуют в особо тихие влажные вечера не торопиться домой. Нужно развести костерок, вскипятить котелок с водой, заварить чай, бросив в него несколько веточек смородины с набухающими почками. Свет костра привлекает тянущих вальдшнепов. Поэтому на костер в третью «волну» тяги они хорошо налетают.
      Советы по выбору места для охоты на тяге 1. Для вальдшнепов очень привлекательны зарастающие мелколесьем вырубки, внутри которых есть «пятна» полянок. На них и следует становиться. 2. На больших открытых вырубках надо становиться к высоким одиночным деревьям, куртинам недорубов, над которыми очень любят летать вальдшнепы. 3. Хорошее место для тяги – на границе разновозрастных вырубок, например 15-летней и 5-летней. Вальдшнепы тянут по бордюру «жердняка» и «карандашника», «прутняка» и свежей вырубки. 4. Если вырубку окружает старый высокий лес и есть место, где он языком вдается на эту вырубку, надо вставать именно там. 5. Отличным местом считаются цепи полян, переходящих одна в другую. Надо стараться встать на их сужении. 6. Очень удобны для охоты на тяге перемычки мелколесья, как бы связывающие друг с другом массивы высокоствольного леса. 7. Опушки старого леса следует выбирать только в том случае, если они поросли мелколесьем или заканчиваются зарастающими вырубками. 8. Сырые болотистые поросшие ивняком полянки в лесу всегда сулят удачу. 9. На просеках можно становиться только в том случае, если окружающий лес не очень высок. При этом нужно стараться выбирать их пересечения с дорогами, полянами или другими просеками. 10. Охотясь в тайге, выбирайте место для тяги в пойме лесных речек. 11. Одиночная поляна в большом лесу не сулит удачи. 12. На больших полянах и вырубках в первую волну тяги надо стоять ближе к высокому лесу, когда начнет смеркаться, надо сместиться в центр, на более открытое место. 13. Если старый высокоствольный лес окаймлен болотистым мелколесьем, надо становиться в этом мелколесье, но ближе к границе с высоким лесом. 14. Там, где очень сухо или наоборот весь лес залит полой водой, вальдшнепов мало. Весенняя тяга вальдшнепов – это своеобразный брачный полет птиц, которые в вечерних и предрассветных сумерках облетают лесные опушки, вырубки и поляны в поисках пары. Неторопливо взмахивая крыльями и опустив длинный клюв, самец облетает участок леса, оглашая его то глуховатым хоркающим призывом, то резким звонким «циканьем». При появлении соперника завязывается азартная воздушная дуэль. Нередко можно видеть до трех соперников одновременно, которые с криком преследуют друг друга. Но этот воздушный бой носит скорее символический характер и оканчивается без вреда для участников.
      Во время тяги самки не издают хоркающих звуков, а только «цикают» и в паре они обычно летят впереди. Таких птиц охотник должен пропускать без выстрела, помня о необходимости сохранения маток. Охота на тяге разрешается не более двух недель в сезон. Успех на ней определяют умение выбрать подходящее место, искусство стрельбы и, главное, охотничья удача, так как интенсивность тяги сильно меняется не только по годам, но и по дням, в зависимости от характера пролета птиц и погодных условий. Тянут не только местные, но и пролетные вальдшнепы, лишь временно осевшие на пути к родным местам. Весенняя тяга вальдшнепа происходит вечером и утром. Вечером она начинается с заходом солнца и длится до темноты, после чего только отдельные лесные кулики продолжают свои облеты. Утренняя тяга начинается в темноте, длится недолго и кончается еще до восхода солнца в предрассветном полумраке.
      Георгий СОСНИХИН, биолог-охотовед    
    • Гость
      От Гость
      Сколько себя помню, жил охотой. Отнюдь не добычей – нет! Охота жила во мне. Она потихоньку подбиралась ко мне, сначала от деда, потом от отца, парализовала волю, да так, что и по сей день я остаюсь неизлечимо больным, так и не найдя в себе сил противиться ей. С детских лет она притягивала, манила, очаровывала и дразнила. Огорчала до слез, когда меня, 7-8-летнего шкета, почему-то не брали с собой. Радовала и умиляла(и опять до слез), когда решение оказывалось в мою пользу. Сидя на заднем сиденье ИЖа, с тяжеленным рюкзаком на хрупких плечах, я держался занемевшими пальцами за отца, крепко к нему прижимался и был неимоверно, безмерно счастлив. Счастлив оттого, что опять с ними – мужиками и собаками, котелками и топорами, ружьями и патронташами– в лодке, шалаше, у костра. Пью чай с ежевикой, хлебаю большой и почему-то неудобной деревянной ложкой из котелка немудреное походное варево из коростелей (по причине, всем легашатникам известной, отец называл их лентяями). Чищу рыбу и пробую, обжигаясь, на соль и перец уху, одновременно замечая добрую улыбку на отцовом лице. Пеку картошку и охраняю стан в связи с отсутствием взрослых. С любопытством разглядываю удивительно красивые брови черныша, помятого легашом. Радуюсь добыче и одновременно жалею перебитую дробинкой утиную лапку. Вожусь с использованной гильзой, безуспешно пытаясь выковырнуть то, что взрослые называют непонятным словом «же-ве-ло». Копаю червей. Ломая ногти, пытаюсь отвернуть дерн. Наловив пескарей, ставлю жерлицы. Жалею пожеванного пескаря… Первый пробный выстрел, приклад под мышкой – иначе палец не достает до спускового крючка – и непонятное чувство от попадания в консервную банку, повешенную на сук. Вершина торжества – чистка ружья (отец доверил). Неумело, но с очень серьезным видом пытаюсь навернуть тряпочку на вишеру. Разлетающийся веером утиный выводок; дуплет вдогонку; капканы; лосиные рога на стене; ни с чем несравнимый запах великолепных крепких белых грибов, заставляющий шевелиться ноздри; дрогнувший и уходящий под воду поплавок; пьяный липкий запах мятой земляники; провяливающиеся на ветру и солнышке плотва и подлещики. Белое безмолвие полей, прочерченное едва уловимыми издали лисьими, реже – заячьими следами; взорвавшийся из-под снега черныш и торопливый, едва не запоздавший, но все же удачный дуплет; застывшие на снегу седые капельки крови и еще теплое выбитое перо; набегающие кабаны. И незабываемый, желанный и вместе с тем обыденный – как без него?! – притягивающий все живое, согревающий, а порой и сохраняющий жизнь, едкий до слез дым костра. Березовый сок; жаворонок над освободившимся от снега полем; струящееся над землей, идущее от нее прозрачное марево; шавкающий на луже селезень; весеннее ласковое солнце; кричащий и выдающий причудливые пируэты в полете чибис; гусиные стаи; последний подледный лов; тетеревиное бормотание и почти магическое чуфыканье; первый, налетевший и упавший прямо под ноги после выстрела вальдшнеп. Сигарета, блаженная первая затяжка; выкипающий котелок; промокшие соль и спички; великолепный, достойный восхищения дуплет по двум неожиданно и одновременно поднявшимся бекасам. Оглаживаю чуть подрагивающими пальцами голову легаша, снова закуриваю – это надо осмыслить – и улыбаюсь непонятно чему… Первый лед, окунек на бисер; уместный, почти жадный глоток чая с лимоном; уроненные в лунку и безвозвратно пропавшие ключи зажигания; пробитое колесо, почти на руках вынесенный «жигуленок»; проваливающийся под тобой предательский первый лед, немое бездействие стоящих неподалеку товарищей, стакан водки (как приз победителю) и жаркий костер. И опять бесконечные километры бездорожья, ночевки, споры до хрипоты на что лучше берет и куда следует поехать, поломки, гаишники, разрешения на право охоты, комиссии... Поездки более чем за сотню километров к ветврачу, глаза дратхаара, увидевшего у тебя в руках шприц и безропотно ложащегося на пол, готового принять от тебя помощь. Вытащил я его тогда, когда пенициллина не хватало даже для лечения людей, выходил. Лицензии, загоны, котелок со снегом над костром, сломанная лыжа. Идеально выкуневшая белая мездра лисицы, пара енотов в поваленном и почти сгнившем стволе дерева; куница, повисшая после выстрела на самой макушке почти десятиметровой елки; искрящийся на полуденном солнце снег. И не баня (сауна) под пиво после комфортного сидения на вышке на толстом войлоке, а ночная смена в горячем цеху после 20-километрового хождения по зимнему лесу за парой белок. Все это – ради чего, спрашивается?.. Внучка крутится под ногами: «Дед, ну мы будем патроны заряжать?» Легаш, лежащий на полу, как бы присоединяется к прозвучавшему вопросу и из солидарности, подняв голову, тоже вопросительно смотрит на меня. И снова километры дорог, пропасть утки, столько же комара, лодки, палатки, костер. Друзья-приятели, уха из килограммовых линей, общение, досада от промахов (но какой был дуплет!). Сырой запах провяливающейся рыбы, уголек, попавший в котелок, комар, утонувший в рюмке водки, нахальные, прожорливые осы как напоминание о наступающей осени и снова горка белых, чистых, без единой червоточинки боровиков. Ярко-красные, сочные с виду, крупные гроздья горьковатой на вкус калины; тушки коростелей с прилипшими на грудке перышками; сгоревшие, повешенные просушиваться носки. Курцхаар, с кряхтением улегшийся и облизывающий поочередно лапы и настеганный живот. Август; наш звездный час – мой и Алана; удивительно быстро пустеющий патронташ. Чем мельче и легче добыча на петельках, тем вкуснее блюдо, из нее приготовленное. Багрец и золото перелесков, увеличивающийся под ногами ковер из листьев, летящая паутина, отлетающие журавли и притихший, словно не желающий расставаться со своим одеянием лес. Печеная в золе картошка с солеными груздями – под рюмочку; первый в жизни гусь, сбитый шестеркой; первые утренники, первый ледок на лужицах. Раненая белка, прокусившая палец; стайка куропаток, кормящаяся в реденьком, чахлом чернобыльнике на взгорке на снегу, похожая почему-то издали на муравьев. Сломавшаяся вдруг под тобой при переходе весеннего ручья одна из двух жердей; утопленный топор и отказавший фонарик; тетеревиное бормотанье; рассекающий воздух свист утиных крыльев; запах перепревшей за долгую зиму листвы; торопливый вдогонку выстрел по молча выскочившему со спины вальдшнепу. Подснежники для внучки; одуряющий, до головокружения запах черемухи; соловей; кипящая сирень… И снова костер, закипающая уха. Кто- то сказал, что «уху не едят – ею дышат». А я бы добавил: ею наслаждаются, живут. Противоречив человек! Ему «всегда чего-то не хватает: зимою – лета, осенью – весны». Не каждому доступен для понимания охотник. И куда его постоянно несет нелегкая? Чего он ищет? На что рассчитывает? Адреналина хочет? Форс-мажора? Отнюдь. Душа зовет, просится на природу, на волю. В луга, поля, лес, на воду, к костру и комарам, к солнечному восходу и закату, в туманы и ливни, грозы и радуги. Может, это и есть то, что называют духовным обогащением? Не знаю, только никогда не представлял свою жизнь иначе, по-другому. Наверное, по-другому и не смог бы. Охота – это желание жить ею. – Дед, а зачем вальдшнепу такой длинный клюв?..
    • Гость
      От Гость
      Весенняя охота на вальдшнепа была издавна популярна в России, но только среди аристократии. Что вполне объяснимо. Птичка маленькая и тратить на нее дорогостоящие патроны обычному люду было просто не выгодно. А для для господ эта охота было не только удовольствием, но и возможностью разнообразить меню. Поскольку правильно приготовленный вальдшнеп считался изысканным деликатесом. Охота на тяге была особо популярна еще и по тому, что в почти в любой лесистость усадьбе можно было стрелять птицу не отходя далеко от дома. В наше время до перспективных необходимо добирать как минимум на автомобиле. Не смотря на то, что охота на вальдшнепа, считается простой и понятной, определенные тонкости и нюансы все же имеются. У каждого охотника есть свое мнение на счет того какое место в лесу выбрать. Причем руководствуются они не столько общими теоретическими признаками, сколько собственным опытом и личными предпочтениями. В общем сколько охотников столько и мнений. Но есть и базовые понятия. Если даже опытные охотники легко признаются что прозевали вальдшнепа, то что говорить о охотниках начинающих. В воздухе над кромками деревья нет ни дорожек, ни тропинок, ни дорожных знаков. Определить откуда появится птица можно только с помощью зрения и слуха. При этом надо стараться смотреть но все стороны одновременно. Что легко удается только хамелеону, с его независимой глазной подвеской. У человека таких приспособлений пока нет.