• Гость
    Гость

    Этика весенней охоты

    Этика весенней охоты.
    Фото andreybar По утиным стаям весной стрельба недопустима: можно убить самку.

      О деятельности наших администраторов от охоты писалось, да и пишется достаточно много, но как бы явны и тяжки ни были их прегрешения, объяснить только ими неуклонную деградацию спортивной охоты все же нельзя. Мы изменились сами. Мы в большинстве своем переносим на охоту ту психологию беззастенчивого потребительства, которая взращивалась и культивировалась условиями последних десятилетий. Но уж если потребительство способно довести до грани краха целое государство, то охоту оно погубит неизбежно. При этом первой жертвой будет, конечно, охота весенняя. Именно на нее особенно непримиримо ополчаются противники «жестокой забавы», за ней неусыпно следит око «охраны природы». И именно здесь забвение традиций и этических норм особенно губительно. Ведь основная опасность, связанная с разрешением весенней охоты - возможность нанесения ущерба нормальному ходу воспроизводства дичи за счет случайного отстрела самок, нарушения режима покоя в угодьях. А это зависит не столько от сроков отстрела и количества добытых самцов тетерева или глухаря, сколько от того, какими способами будет проводиться охота, как будут вести себя охотники. Таким образом, этический аспект проблемы приобретает здесь решающее значение. Итак, этика весенней охоты. Ее основные заповеди сводятся к двум положениям: - охоться так, чтобы твое поведение не вызывало справедливых нареканий, не ставило под сомнение допустимость весенней охоты и тем самым не могло способствовать ее дальнейшим ограничениям и запретам; - охоться, но не мешай охотиться и другим. Соблюдение указанных правил лежит в основе традиций весенней охоты. Действительно, ну в чем можно упрекнуть человека, кратчайшей дорогой дошедшего до места тока или заранее выбранного плеса и взявшего токующего глухаря или подлетевшего к подсадной селезня? Ни токовища, ни удобные для охоты из шалаша разливы не являются местами гнездования, и потревожить здесь устраивающих гнезда самок нельзя. Сам характер охоты устраняет случайную добычу самки, так как стреляет охотник только по птице, явно демонстрирующей свою самцовую сущность. Однако стоит нам отступить от традиций весенней охоты и заняться хищным шатанием по угодьям, пальбой по взлетевшим, слетевшим с дерева или (везде, кроме тяги вальдшнепа и охоты на гусей) налетающим птицам (даже если мы абсолютно уверены, что это самцы), как все меняется. Пробираясь кромками разливов, пробуя под прикрытием опушек подобраться к поющим на поле тетеревам, мы нарушим покой не одной самки. Стреляя по поднявшимся или налетевшим «самцам», не одну самку лишим жизни: допустить ошибку в рассветных или вечерних сумерках, да еще когда ни голос, ни поведение птицы не помогают определить ее пол, очень легко. Так что предосудительность стрельбы влет при весенней охоте на глухаря, тетерева и селезня - не праздные измышления охранителей природы. Она подтверждена многолетней практикой охоты и выстрадана поколениями тех охотников, для которых случайная добыча утки или глухарки - стыд, позор и повод для горьких угрызений совести. Правда, существующими правилами весенней охоты такая стрельба прямо не запрещена, но ведь и правила эти претерпели в последнее время существенные изменения и, увы, не в лучшую сторону. Проиллюстрирую это утверждение лишь одним примером. В 1986 г. в Марийской АССР разрешением на весеннюю охоту на водоплавующую дичь предусмотрено, что она может проводиться: «на селезней с подсадными утками и чучелами... только из шалашей и скрадков, которые в соответствии с правилами безопасности должны располагаться не ближе 300 м в любую сторону один от другого». Далее указывалось, что «охота с подхода... запрещается».

    Этика весенней охоты.

     

    Глухаря на току отстреливают только на дереве: на земле под выстрел может попасть глухарка.

    Прошло всего три года - и вот в той же автономной республике та же охота разрешается просто: «на селезней уток из укрытия»! О подсадных утках и чучелах уже нет ни слова. О запрещении ходовой охоты - ни звука. Что же каса ется понятия «укрытие», то его можно трактовать в весьма широких пределах от замаскированных автомобилей и моторных лодок, до куртины любой растительности, способной укрыть охотника от глаз дичи. Таясь по кустам, меняя «укрытия», можно заниматься любимой забавой, формально не нарушая установленного порядка охоты. Нетрудно понять, что породит этот новый плод административного рвения и охотоведческой безграмотности Марийской охотинспекции. Не усложняя себе жизнь хлопотами по приобретению подсадных уток, чучелов, манков, устройству шалашей, марийские охотники смогут с легким сердцем сотворить все, что при охоте весной недопустимо. Они смогут безнаказанно шастать по угодьям, палить влет и т. д. и т. п. Любителей такой «демократической» потехи сейчас более чем достаточно. Из 184 человек, за которыми начиная с 1964 г. я имел возможность наблюдать во время весенней охоты на селезней, лишь 74 (чуть больше 40 %) охотились так, как положено, то есть из шалашей, с подсадными или чучелами, с манком. Остальные «промышляли» кто во что горазд. При этом по десятилетиям количество этих «вольных стрелков» неуклонно возрастало. Если с 1964 по 1973 гг. их было 9 из 30 (30 %), то с 1974 по 1983 гг. - 29 из 67 (43 %), а за шесть последних лет - 51 из 87 (около 60 %). Порою просто диву даешься, глядя, к каким смехотворным и бездумно- зловредным приемам прибегают эти товарищи, чтобы утолить свою «благородную страсть». Один по грязи и лужам весеннего жнивья пробует подползти к токующим тетеревам. Другой, напялив гидрокостюм, самозабвенно бродит по разливу и временами испускает с помощью какого-то приспособления серии странных криков, имитирующих, по его мнению, сладострастные призывы, не знаю уж какой птицы. А вот и целая компания отправляется на зорю. Передний демонстративно тащит под мышкой здоровенную пеструю утицу. Остальные пятеро сопровождают. Действительно ли они верят, что несчастная питомица птицефермы сможет сыграть роль подсадной, или просто лукавят и волокут с собой беднягу как символ своей добропорядочности, как пропуск в угодья (охота разрешена лишь с подсадной) - неведомо. Что они будут делать, скрывшись с глаз работников охотхозяйства, можно только предполагать. Мне всегда хотелось узнать, думают ли такие товарищи, что они нарушают основные правила, обеспечивающие безвредность и допустимость весенней охоты? Тревожат ли их мысли о том, что своими действиями они провоцируют ее запрет? Приходит ли им в голову, что всеми этими подползаниями, скрадываниями и другими глупостями они страшно мешают тем, кто охотится как должно? Ответ очень важен: если в простоте душевной они наивно обо всем этом не догадываются, то наши усилия должны быть направлены по пути просветительства, повышения их охотничьей квалификации с одновременным беспощадным изгнанием из органов управления охотничьим хозяйством людей, далеких от охоты и способных порождать постановления столь же вредные, как упоминавшийся уже шедевр марийской охотинспекции. Ну а если здесь не «святая невинность», и мы имеем дело с наглым, наплевательским пренебрежением ко всему, что может помешать любителям всевозможных безобразий «за свои деньги» развлекаться так, как им хочется? Ведь в этом случае взывать к их сознательности совершенно бесполезно, ведь потребительская психология всякую нормальную сознательность деформирует на свой лад. По делу, их следовало бы лишать права охоты, но самое страшное заключается в том, что мы как-то притерпелись (и не только на охоте) к попранию элементарных правил этики и кроме того, явление это приобрело настолько массовый характер, что отделить «агнцев от козлищ» будет совсем непросто: среди тех, кто будет отделять, может оказаться предостаточно товарищей, исповедующих ту же мораль. Пожилому человеку сравнивать прошлое с настоящим довольно рискованно, особенно если прошлое ему больше импонирует: все эти сравнения могут быть восприняты, как извечное стариковское брюзжание. Но я все же рискну. Еще сорок лет назад практически все знали и соблюдали правило, в соответствии с которым нельзя, недостойно и неприлично вторгаться туда, где уже обосновался другой охотник. Этот неписаный закон особенно драгоценен именно весной. Охота тут кратковременна (на тяге всего минут 30, на токах и с подсадкой, максимум, 2 - 3 часа), всегда связана с каким-то конкретным местом, которое иногда приходится выбирать, долго искать, да еще и готовить для охоты. Кроме того, весенняя охота не терпит близкого соседства своих поклонников, так как они неизбежно будут меш ать друг другу. Чей-то близкий выстрел - и глухарь, к которому мы подходили, замолчал, тетерева разлетелись, круживший над подсадной кряковый селезень к шалашу не сел и даже налетавший на нас вальдшнеп, точно нырнув, а воздухе, изменил направление - и был таков. Словом, близкое появление товарищей по страсти весной вряд ли кого порадует, тем более что времени на то, чтобы сменить место, как правило, нет.

    Этика весенней охоты.

     

    Фото talks.guns.ru На тетеревином току в утренней полумгле надо внимательно вглядываться в птиц: около петуха нередко находится тетерка.

    И вот сейчас все чаще и чаще случается, что с выбранного места приходится уходить. За последние 20 лет ко мне, когда я стоял на тяге или сидел в шалаше, подходило 78 охотников и только 14 из них, увидев, что место занято, повернулись и ушли. Остальные вели себя по-разному. Некоторые дружелюбно заводили разговор, в котором обязательно в той или иной форме упоминали, что, мол, «в тесноте - не в обиде». Мне кажется, что это в них копошились какие-то остатки охотничьей совести. Кстати, именно их, иногда, удавалось уговорить отойти на более или менее благопристойное расстояние. Большинство же вообще игнорировало мое присутствие и вело себя так, как будто меня и нет. На мои укоры запальчиво отвечали, что «охота у нас для всех», «угодья общие» и «они тоже за путевку деньги платили». Один же «весьма резонно» заявил: «Я вам мешаю? Ну так вы и уходите!». А что остается делать, когда в 100, 50 а то и в 30 метрах пришелец начинает гоношить себе укрытие-скороспелку? Вот и пропала заря, не говоря уже о вконец испорченном настроении. Это типичное проявление потребительской психологии, которая крайне ревнива к своим правам и весьма равнодушна к обязанностям. Даже чрезмерной нагрузкой охотников на угодья (во многих охотничьих хозяйствах она допускается) подобное поведение нельзя ни извинить, ни оправдать. Тот, кто действительно хочет охотиться, не будет жалеть ног и времени, чтобы заранее подыскать себе место. Ну а товарищи, любящие в охоте и другие радости и предающиеся им до часа, когда уже нужно «не опоздать», пусть не посетуют на то, что они, так сказать, остались «за флагом». Понятно, что по отношению к представителям племени нарушителей традиций весенней охоты трудно испытывать теплые чувства. И все же мне кажется, что они заслуживают сожаления. Ведь стремясь «урвать» от охоты как можно больше и главным образом пострелять, они обрекают себя на эмоциональное нищенство. Таким весенняя охота никогда не раскроет всей своей поэтической прелести, не даст заглянуть в тайны пробуждающейся природы, не позволит испытать тех ощущений, которые только она и может подарить. Бродить в поисках дичи, ждать близкого взлета птицы, подбираться к замеченному объекту своих вожделений можно в любое открытое для охоты время. Но только весной в предрассветной тьме моховых болот звучит глухариная песня, только на весенних зорях неистовствуют на токах косачи, тянет вальдшнеп и на голос подсадной утки спешит зеленоголовый селезень. Только весной, только из шалаша позволено нам бывает любоваться нелепо-прекрасными танцами журавлей, суматохой заячьих «свадеб» и тем, как самец какой-то пичуги склоняет к любви свою избранницу, потчуя ее козявками. Да и разве можно сравнить по силе охотничьих переживаний элементарное убиение налетевшего или близко поднявшегося селезня с тем, что мы испытываем, взяв его с подсадной или сумев подманить? Разве добытый после долгого подхода под песню глухарь не в десятки раз драгоценнее того, который во время подслуха подлетел и в двадцати шагах взгромоздился на сосенку? Тот, кто не видит тут разницы, право же наделен восприимчивостью и эмоциональностью дубовой чурки. Нет, соблюдая закон или отказываясь от глупых послаблений в правилах, которыми нерадивые чиновники хотят, видимо, подчеркнуть свою демократичность и неусыпную «заботу об охотнике», нам необходимо сохранять, беречь, и главное, соблюдать традиции и этику весенней охоты. Либо мы будем это делать, либо эту лучшую из охот придется запрещать. Третьего не дано. Что же касается охотников-потребителей с их психологией рвачества, то остается лишь только надеяться, что уважение к окружающим, порядочность, дружелюбие и отзывчивость вновь станут нормой поведения в нашем обществе вообще, и в среде охотников - в частности.

    Я. Русанов Биолог – охотовед

     

    Журнал "Охота и охотничье хозяйство" № 4-1990 г.





    Обратная связь


    Комментариев нет



    Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

    Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

    Создать учетную запись

    Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


    Регистрация нового пользователя

    Войти

    Уже есть аккаунт? Войти в систему.


    Войти

  • Похожий контент

    • Гость
      От Гость
      Начну с количества, качества и вида утиных чучел, необходимых для успешной охоты. Первое: чем больше – тем лучше. Второе: минимальное количество – 6. Пять самок и один селезень. Это минимальное количество, которое вы ещё можете считать, что охотитесь с чучелами. Но отмечу сразу – если в 200 -300 х. метрах от вашей "засидки" выставит 15-20 чучел другой охотник, только "обезумевший от любви" селезень или раненная одиночка подсядет к вашим чучелам, особенно если вы охотитесь на открытом водном пространстве. У меня было 32 чучела резиновых уток совдеповского производства и раскрашены они были скорее схематично, чем художественно. Из них: 20 –"кряковые" , 5- чирки, остальные - нырковые, гоголи и чернеть(самки). Раскрою ещё секрет, а может уже и не секрет – на чучела кряковых уток подлетают все остальные виды, а вот кряква на чучела других уток реагируют слабо – даже весной! Главным их достоинством была компактность и они не бликовали!
      Основные правила успешной охоты.
      1) Приезд к месту охоты - заблаговременно, за день два, до открытия охоты.
      2) Разведка местности (акватории), выбор наиболее удачных мест (заводи, мыс, протоки и.т.п.)
      3) Определение "трасс" пролета уток утром и вечером (они могут отличаться).
      4) Постройка шалаша (засидки) с максимальной возможной маскировкой из материала произрастающего рядом (трава, ветки).
      5) Мысленно выбранная схема расстановки (с учётом прогноза погоды на день охоты).
      6) Расстановка с вечера для охоты утром.
      7) Изменение схемы с учетом изменения условий (ветер, штиль, изменение маршрута пролёта уток- такое тоже бывает)
      8) Экипировка охотника (камуфляж, хороший манок, патроны с соответствующими номерами дроби (ну и голова должна вращаться, как минимум на 180 градусов)
      9) Анализ неудачного исхода (облёта) и корректировка действий (изменение схемы, смена места).
      Схемы расстановки
      Я применяю 4 основные схемы 1) Крючок 2) Крючок с разрывом 3) Клин 4) Подкова
       
       
      Начинать надо с разведки местности, определения путей пролета и построения засадки- это одни из основных составляющих успеха. Засадку (шалаш) лучше делать на одного – двух человек с бойницами на все стороны (минимум на – 4. Расстояние при расстановке чучел не менее -50 см. Обязательно выставляем одну самку на свободном пространстве (на рисунках она обведена прерывистым кружком). Это и будет местом подсадки уток Таких мест можно сделать два (рис 2). При удачной (правильной) расстановке я вычислял точку стрельбы на подлёте, и промахи случались только по моей вине. Я не зря сказал про точку стрельбы - считаю стрельбу по сидящим уткам не спортивной, она оправдывает себя только с точки зрения количества добытой дичи. Много ли надо ума пристрелить сидящую на воде утку? Другое дело - в полёте! Если неправильно взят "вынос", у утки есть шанс улететь не видимой. У утки тоже должен быть шанс! И второй аспект - меньше шансов повредить чучела, кстати, хорошие чучела стоят недёшево. О чучелах. Они должны быть, как минимум полноразмерными или немного больше (магнум), хорошо раскрашены и не бликовать! Это основное условие. Даже плохо раскрашенные чучела будут работать лучше, чем бликующие. Многие считают, что нет необходимости подбирать с воды убитых уток. Да, если они плавают животом вниз. Если у сбитой птицы живот – белый (чернеть, гоголь, шилохвость), их необходимо убрать, как можно скорее, т.к. положение утки – на спине – не естественно для живой особи. Подранков нырковых уток достреливайте сразу - иначе уйдут (ныряют они не хуже тюленя). Советую научиться определять уток по профил ю в полете – тогда сможете предположить, как поведет себя та или иная утка при подлёте к вашим чучелам, а они все ведут себя по разному – можете мне поверить! Кстати по последним данным ученых, кряква одна из немногих водоплавающих птиц, которые видят в цвете – отсюда, их недоверчивость и осторожность. Подманить матёрого селезня вне брачного сезона - верх совершенства, поэтому на 10 стреляных уток, кряковых, как правило, 3-4 и из них только один "матёрый", а то и ни одного. Хорошее подспорье в охоте на чучела – манок. Лучшие манки – деревянные и пластиковые производства Германии, Италии, США, но иногда попадаются неплохие наши отечественные (деревянные). Не поленитесь прямо у прилавка проверить его на звук. Ещё лучше если кто – то из ваших друзей "погудит" в него с расстояния 10-15 метров, а вы послушаете звук. Не должно быть хрипящих и дребезжащих ноток - звук должен быть чистым! Вообще, "манить" – искусство и если вы им не обладаете, учитесь у уток, а пока лучше завидев уток за 200-300 метров, два – три раза дунуть в манок и отложить его в сторону т.к. при неправильном извлечении звука или звука другого вида уток, вы только отпугнёте потенциальную добычу. Одежда – лучше камуфлированная по сезону, подойдёт спецодежда военная, исключить шевеление с момента обнаружения подлетающих уток. Дробь не крупнее №3 , лучше №5-№7. Стрельба не далее 35 метров. Я, правда, сбивал даже гуся и тетерева и утку на 100 шагов, но это скорее исключение, чем правило. Удачи вам! Ни пух, ни пера!
      С уважением Игорь Маршук (phoeniks), охотник со стажем, чемпион России по таксидермии P.S. Если правильно выставить чучела – утка сядет не туда, куда хочет она, а там где хотите вы!
    • Гость
      От Гость
      … Прошла неделя, другая. Жара спала и можно выдвигаться на охоту. После обеда в субботу решаем выезжать, проверив несколько известных в районе предполагаемой охоты больших и малых заросших и не глубоких водоемов. В начале сезона утку нужно искать на небольших калужинах, степных мелиоративных канавах и мелких речках. Желательно, чтобы там присутствовала ряска, которой так любят кормиться птицы, находясь на воде. В это время утка взрослая еще линяет и попросту не может подняться на крыло. А молодая же по привычке так крепко таится и, поэтому взлетает лишь тогда, когда буквально на неё наступает охотник.
      Поехали вначале мы на заросший извилистый ручеек в старой балке. Таких в округе великое множество. Жаль не везде в них бывает каждый год вода.
      На этот раз нам сопутствовала удача. Воды оказалось вполне достаточно для дичи. Рядом поле с неубранными до конца зерновыми культурами. Стало быть, есть, где птице покормиться на полях, а потом совершить перелет на воду, на запивку. В таких местах уже позже, после начала сезона охоты, как только окончательно сменится и подрастет маховое перо на крыльях, утки совершают ежедневные утренние и вечерние перелеты. Охота на перелетах одна из удобных и добычливых для тех охотников, кто хорошо стреляет. Подстреленная дичь падает на открытое место и её легко найти добрать не оставляя при этом подранков. Стрелять, конечно же, всегда необходимо стремиться наверняка и в меру соблюдать дистанцию. Если удается, заметив заранее место кормежки на поле, можно успешно поохотиться на птиц и там.
      В начале сезона и при охоте с подхода на небольших водоемах универсальна будет дробь № 6, вполне годится и № 7, но это когда птица поднимается совсем близко и еще не обросла крепким пером с подпушком. Позже, через месяц на перелетах и при стрельбе на больших озерах необходимо применять дробь № 5, № 4 или № 3. С подхода к широкому водоёму, когда неизвестно откуда поднимется дичь, весьма разумно применять дробь по-крупнее, во всяком случае, дробью № 4 можно бить утку и с близкой и дальней дистанции, но заряжать желательно без контейнера. Так же применимы на этой охоте и, патроны дуплекс с номерами дроби 7/3, 7/5, 6/4, 6/2. Однако универсальной утиной дробью на весь сезон стоит признать пятерку и, только когда совсем наступит глубокая, поздняя осень, а утка покроется слоем подкожного жира, сбиваясь на большой воде в большие стаи для отлета на юг, то при охоте на большой дистанции применима дробь № 3 и даже № 2. Так что к выбору дроби в зависимости от размера водоема и сезона охоты, нужно относиться всегда разумно.
      Поставив автомобиль неподолеку от предполагаемого болотца, стараясь не хлопать дверцами и, излишне не шуметь выходим из машины. Собираем ружья и, определив для безопасности самих охотников, кто в каком направлении стреляет в случае подъема утки, двигаемся в нужном направлении. Сектор обстрел всегда важно обговорить заранее, дабы в горячем азарте не случилось беды, среди участников охоты! Это непременное правило проведения коллективной охоты на все времена.
      …Трава по пояс, кругом бурьян. Идти становится все труднее. Как бы не были высоки сапоги, всё равно в них попадает мелкий сор. Здесь как нельзя, кстати, требуется вейдерсы или нижний комлект от химзащиты ОЗК. Весьма удобная вещь и утку достать и по зарослям камыша лазать, продираясь сквозь чапыжник. А уж если утренняя роса, то вообще можно промокнуть с ног до головы без этой нужной принадлежности утятника. Хорошо коли еще во всю тепло и можно быстро обсохнуть погреться на солнышке, а ну как уже прохладно становится и погода уходит в осень, тут уже и заболеть недолго.
      А вообще: « Лучшие вещи в мире - это ружьё и болотные сапоги», писал В.В. Бианки.
      Некоторые охотники - утятники в начале сезона зная, что предстоит вытаптывать утку из самой болотной крепи, одевают на себя старый спортивный костюм, дабы не порезаться о листья очерета и острой осоки, крепко шнуруют кеды, берут в руки ружье, патронташ и прям так отправляются в самые дебри утиного эльдорадо. Когда тепло и ты еще достаточно молод и чувствуешь в себе для этого силы, такой вариант вполне подходит для бродовой охоты. Пожалуй, самы е яркие моменты охоты и запоминающиеся выстрелы выпадают именно таким охотникам, смело отправляющимся в загон вышугивать уток на тех, кто в силу тех или иных причин остался на берегу. Собака на этой охоте в любом случае предвещает успех и 80% добор подранков. А где-то в коряжистой топи без верного четвероного друга и вовсе не обойтись. Именно после удачного, казалось бы, выстрела и безуспешных часовых поисков упавшей утке, любому охотнику приходит мысль, что без собаки это не та охота. Горечь потерь и разочарований от напрасно загубленного подранка всегда будет присутствовать в душе каждого из нас, кто так страстно и искренне любит утиную охоту.
      Неспешно обойдя большую часть ручья, мы ничего не вспугнули. Хотя и понимали - утка есть, но сидит крепко и об этом нам свидетельствовали следы утиных лапок на грязи и небольшие перышки, плавающие среди зарослей у кромки берега.
      Решаем, несмотря на дискомфорт продираться дальше… и вот на нашем пути стала появляться ряска, излюбленное лакомство и богатая белком пища для уток. Так, так, так, а вот и наплывы. Уже хорошо, значит мы близки к своей цели. Стою на берегу неглубокой канавы, слегка поросшей болотной растительностью. Внимательно всё оглядываю. Подходит Сергей. Неспешно делимся впечатлениями. Строим планы, куда теперь еще проехать, какие проверить в округе водоемы.
      Неожиданно из-под самых ног, в полуметре от берега, с воды слегка заросшей редкой растительностью, не выдержав нашей болтовни, взлетает крупный крякаш! Именно так крепко он сидел, таясь, но я же вроде внимательно всё осмотрел. Как такое может быть? Вот так оно всегда и бывает.
      «... Когда её совсем не ждешь, И каждый вечер сразу станет так Удивительно хорош…»
      Молниеносно взлетает приклад в плечо и гремит выстрел из легкого помпового ружья, длина ствола 540 мм. Утка не успев высоко подняться и, далеко от меня отлететь, с подломленным правым крылом тряпкой падает на соседний бережок в нескольких метрах, в ярко-зеленые заросли крапивы. Вот он долгожданный миг удачи! Эх, фотокамеру бы сюда, дак нет же, осталась в машине.
      «И ты поешь … Сердце, тебе не хочется покоя. Сердце, как хорошо на свете жить».
      Не это ли имел в виду, когда писал эти прекрасные строки В. Лебедев-Кумач?
      Радость обуяла нас обоих. Вот она добыча рядом, стоит только шагнуть в воду и выбраться на другой берег. Пытаюсь так и поступить, но не тут-то было. Глубоко. Предлагаю Сергею - обойти препятствие справа и зайти по-сухому к сбитой утке… Он быстро двигается в нужном направлении и там, через минуту гремит дуплет. Смотрю в ту сторону и вижу улетающую утку. Вскоре он появляется в зоне видимости и продвигается к месту падения птицы. С этого берега всё казалось иначе и просто. А там трава по грудь и в этих зарослях легко потерять битую дичь, а уж подранка так и наверняка. Он внимательно ищет, но ничего нет. Собираемся все вместе и тщательно прочесываем тот участок, где могла затаиться дичь. Но, увы. Как жаль, без собаки эту потерю, пожалуй, нам не найти. Ох, как досадно. Что ж я не двинулся вброд то, сразу после выстрела. Пока длился шок у сбитой птицы можно было сразу отыскать подранка, а так спустя время он мог отойти от места падения и затаиться. Поискав с полчаса в высокой и частой растительности, решаем отъехать проверить еще одно болото, а на вечерку вернуться сюда заодно и снова поискать подранка, а вдруг он выйдет сам на открытую воду. Так и поступаем. Проверив соседнее большое болото, понимаем, что прилет тут будет и утка, судя по оставленным, известным любому охотнику следам есть. Но водоем большой, топкий, если и собьешь, то достать будет сложно без собаки. А зачем понапрасну губить дичь? Сергей решает утолить свою неуемную охотничью страсть и неспешно обходит по периметру бывший некогда большой пруд, надеясь вытолкнуть птиц из зарослей камыша…
      Внимательно наблюдаю в бинокль за ним и всем вокруг. Вот видно поднял он бекаса, но отпустил без выстрела. Маловата будет, однако, утка осенью в большей цене. Неспешно продвигаясь, тем не менее, он неожиданно быстро для меня оказался уже у машины. Собираемся все вместе, складываем разряженные предварительно ружья в багажник и едем к нашему заветному месту, на вечерку, где мы оставили своего подранка.
      …Еще немного, еще чуть-чуть и мы на месте. Ставим автомобиль неподалеку. Идем в поиск. Следует шумный подъем. Выстрел и мимо. Но утка есть и значит не зря мы тут, и это радует. Вечерка обещает быть! Продвигаемся к месту падения нашего давешнего подранка, опять все тщательно обыскиваем, но нет или спрятался или мы окончательно затоптали его в густой растительности, заломленных камышей.
      Вдали раздаются жалобные крики журавлей. Прислушиваемся. Где-то не очень далеко в поле, они совершают свой обряд. Внимательно в бинокль пытаюсь разглядеть хоть что-то. Вечереет и над ближнем озером видно, как летают утки, но птицы с окрестных полей над нами пока летят высоко, напрочь игнорируя нашу небольшую мочажину. Возможно, нам сегодня и предстоит пострелять хорошо, но позже. На миг вдали смолкли крики журавлей и, через некоторое время до слуха доносится бормотание тетеревов. По осени так бывает. Не разберешь. Ждём прилёта. Вот снова доносится курлыканье журавлей. И появляется небольшая стайка в пять птиц. Они покружились поодаль и, перекликаясь, улетели на дальнее озеро. Тепло. Комаров нет. Красота. Проходит одинокая утка, рядом, но поздно заметили и отпустили без выстрела. Она спланировала и села вглубь камыша. Ждем следующих птиц. Внимательно оглядываюсь и начинаю манить в манок, едва заметив на подлете пару уток. Похоже, нас услышали, и парочка подворачивает на выстрел к Сергею. Бот, бот - мимо! Птицы стремглав проносятся дальше. Внимательно наблюдаю за ними, призывно маню. О, удача молодые птицы возвращаются ко мне. Но темнеет быстро и гораздо сложнее уже заметить цель. На фоне неба еще можно, а вот у стены камыша не видно не зги. Гремит выстрел. Только повезло опять не мне. Жду свою утку. Манок к губам – Кря, кря, кряя. В углу водоема слышно отозвалась утка. Начинаю перекличку. Она зовет к себе, я крякаю в ответ. В итоге птица не выдержав и, призывно отзываясь, летит на меня. Слышу ее подлет и ответные кряканья, но не вижу саму. В какой-то миг она показывается совсем рядом в нескольких метрах и пытается сесть прямо мне на голову, чуть не сбив меня с ног. Стреляю и безбожно мажу. Второй выстрел сделать не могу. Матерый, крупный крякаш улетает дальше. Подходит еще один участник охоты и у него из-под ног там, где только что стоял и стрелял я, взлетает еще одна птица. Надо же как крепко сидят утки. Выстрел и опять мимо. Немного постояли, послушали тишину, вроде замерло всё до рассвета. Охота на сегодня окончена. Разряжаем ружья и направляемся к машине. Итог – дичь есть, утки летали, мы стреляли. Одну сбили по-светлому, но не нашли. Что ж едем ужинать и ночевать домой, а завтра по-темному всё начнем сначала. …Еще затемно мы на месте. Сидим, ждем. Ночь переходит медленно в рассвет. Постепенно сереет восток. Пора. Переобувшись в сапоги и собрав ружья, осторожно выдвигаемся к воде. Да, а роса то, обильная, теплым обещает быть предстоящий день. Однако, не пройдя и половину пути, вымокли до колен. Вот тут и понимаешь, для чего нужны забродни – болотные сапоги. Натянул их повыше и порядок – сам сухой. А так брр… холодно ж. Ну что ж, ни зима – обсохнем. Идем к тому месту, где вчера сделали подранка, вдруг впереди среди свежих наплывов среди ряски замечаю волну и затем крупную ондатру. Ага, вот оно что. Вот тут кто в тереме живет. Поодаль взлетает одинокая цапля. Значит место не пуганое, хорошо, но пройдя весь путь до конца, так никого из уток не подняли. Жаль. Значит, едем на пруд, посидим с удочкой, пока не просохнет роса. Затем часам к 10 утра еще раз вернемся и прочешем эту местность. Сказано сделано. Пока ехали на рыбалку, включив печку, изрядно согрелись и, что-то расхотелось выходить из тепла. У воды поутру свежо. Молодежь достает удочки насаживает наживку и ждет поклевки. Охотники постарше, сонно дремлют в машине. По небу неспешно плывут облака, отражаясь в водной глади пруда. На берегу тут и там проверяют свои снасти, попутно зевая при этом другие рыбаки. Поклевок ни у кого нет. По воде пошла рябь, и ветерок пригнал, чьи-то перья. Когда они оказались рядом, то стало ясно - повезло кому-то накануне с уткой. Значит, был и вечерний шулюм. Хорошо. Порыбачив еще с час и так, ничего и не поймав, сворачиваем удочки и возвращаемся на наш бочажок. Идём все внимательнейшим образом, осматривая вокруг прибрежных зарослей ручья. Солнышко начинает понемногу пригревать. Дойдя до конца зарослей камыша, на чистом плесе с воды в нескольких метрах от нас поднимается кряковая утка. Гремит мой выстрел, утка падает на воду, тут же стреляет Сергей, дичь плывет к берегу. Подранки всегда, будучи ранеными, с воды стремятся достичь береговой линии и там затаиться. Часто там и погибают, оставаясь не найденными безсобачными охотниками. Сергей стреляет еще раз и прекращает мучения подранка навсегда. Я лезу воду пытаясь достать битую дичь, но глубоко. Приходится одному из нас возвращаться к машине за удочкой. С помощью спиннинга быстро достаём утку и осматриваем. Перебито крыло, задета тушка, и последний выстрел пришелся по голове. Возможно это именно наш тот вчерашний подранок. Вполне довольные результатом, решаем сфотографироваться, и уезжаем домой. Оскомину сбили. Открытие состоялось, охота удалась!
      Андрей Щанников Фото автора
    • Гость
      От Гость
      Охота, утка, август! Едем? Не тут-то было. Накануне за неделю до долгожданного открытия летнее-осеней охоты, вновь установилась жаркая погода около 40°C в тени и многие даже самые заядлые охотники решили повременить с выездом до комфортного снижения температуры воздуха. В это время лучше сидеть у воды с удочкой, время от времени искупавшись и охладившись, а не лазать с ружьем по болотам вытаптывая утку. Это уже не отдых, наслаждение по такой жаре, а какое-то наказание Господне получается. Одним словом сильную жару я предпочитаю переждать. Друг как раз предложил поехать на рыбалку к реке в одно из мест, где нередко я с компанией друзей и приятелей прежде проводил праздник открытия…
      Заодно думаю там, и дичь понаблюдаю, и выстрелы охотников посчитаю. На какое болото больше приходится, куда летит утка и в каких направлениях. В былые времена на открытие там далеко слышна канонада, разносящаяся гулким эхом над рекой и часто совсем даже не по пустым бутылкам. Небольшие стайки уток, поднятые стрелками с разных уголков заросшего огромного и неглубокого водоёма, в небе образовывали огромную стаю, которая видна издалека. Дичь в пойме реки и окружающих озер всегда водится в изобилии.
      Прибыв на место рыбалки, обнаружили в округе несколько машин с отдыхающими, загорающими, которые практически не выходили из воды, с наслаждением плескаясь в реке. На берегу даже в тени находиться было невыносимо. Середина августа и такая изнуряющая жара. В округе охотников не были никого. Разве только что оставленные кострища после себя и горы напиленных дров для ночного костра да пара стреляных гильз на месте разбитого бивуака, свидетельствовали о том, что некоторые всё же выезжали на открытие сезона. Расположились неподалёку, закинули удочки. Стали ждать поклевок.
      Жарко, пора бы освежиться, и только ожидание поклевки оттягивало купание. В реке течение сильное и поэтому приходиться ловить на фидер. В заводи у бережка можно попытать рыбацкого счастья и на поплавочную удочку. Понемногу ловилась всякая мелочь, которую периодически снимали с крючка и отпускали в её родную стихию. Пусть растёт. Рассматриваю в бинокль противоположный дальний берег, у изгиба реки, где виднеются заросли камыша. Плавают какие-то желтые птенцы и крупная утка-мать. Теперь становится понятно, отчего неслышны в округе выстрелы. Весна в этом году была поздняя. Птица прилетела поздно, позже и загнездилась. Стало быть, кругом одни хлопунцы. Вот и нет на озерах охотников. Птица слишком молода, а взрослые особи, вероятно, еще меняют перо и, крепко сидят в густых зарослях, не имея возможности совершать свой полет, с воды на поле и обратно. Значит и, охоты пока нет. Что ж ловим рыбу и наслаждаемся купанием в реке. Пробыв целый день у воды, мы так и не услышали ни единого выстрела. То ли охотник весь сознательный пошел, то ли жара тому помеха, но хоть и открытие произошло накануне, а стрельбы нет! Под вечер, когда жара спала, река оживилась и, тут и там стали слышны и видны на сколь позволял глаз охватить длину реки всплески жирующей крупной рыбы. Тут и голавль, и жерех производили свои неимоверные кульбиты и, даже свечки выпрыгивая из воды. Нет-нет, да и ленивый сом, словно нехотя переворачивался, вынырнув на поверхность реки, показав себя во всей красе. Однако крупная рыба в реке есть, но как её поймать, ума не приложу. Не клюют и все тут. Впрочем, другие рыбаки, кто решил остаться в ночь, потом поведали о приличных экземплярах, выловленных на нашем облюбованном месте. Мы же решили возвращаться домой, напоследок умудрившись крепко засесть среди сухой и пыльной дороги в единственной луже, в небольшом тенистом овражке.
      Как говорится - свинья грязи везде найдёт! Пришлось возвращаться пешком через заросшее поле к отдыхающем, среди которых приметили компанию на внедорожнике и просить помощи вытолкнуть. Ребята помогли. Спасибо им. Но вытаскивая нас из грязи, случилась досадная неприятность, и крупная палка попала между колесом и бампером, оторвав его от креплений. Эх, на рыбалку всё же нужно ездить на соответствующей машине с более высоким клиренсом, да тем более по полям буеракам.
      Продолжение следует...  
      Андрей Щанников Фото автора
    • Гость
      От Гость
      Фото Sanchaz РУЖЬЕ. Прежде всего, проверьте свое оружие, если в этом есть необходимость, почистите его и произведите необходимый ремонт. Если у Вас не одно ружье, то лучше брать на охоту оба. Один мой знакомый «гусятник», кстати, директор крупного охотничьего магазина в Санкт-Петербурге, поступает с некоторых пор только так. Просто несколько лет назад у него отказал дорогой, импортный полуавтомат и в результате охота была испорчена. В таких случаях сгодится даже старая «дедушкина» курковая «тулка», но и ее тоже стоит хорошенько проверить. Много места в багажнике автомобиля запасное ружье не займет, а пригодиться может. Пусть даже один раз за десять лет.
      ПАТРОНЫ. Покупку или снаряжение патронов тоже не следует откладывать на потом. Во-первых, нужного размера дроби может не оказаться в последний момент и придется изрядно понервничать. Кроме того, не все марки патронов одинаково любимы охотниками. Старые патроны применять нежелательно, особенно если точно и не помните, когда и где их приобретали. У меня был случай, когда я заряжал патроны прямо в лесу, сидя на пеньке, благо погода позволяла производить все необходимые манипуляции с порохом и дробью.
      НОЖ. Без ножа на охоту не выйдет ни один уважающий себя человек. Требования к ножу у каждого свои, но одно является обязательным – нож должен быть острым. Точить прямо перед охотой – плохая примета. Лучше это сделать заранее, но небольшой «оселок» все же с собой захватите. Если сталь на ноже не слишком хороша, а в лесу вы рассчитываете провести неделю, брусок обязательно пригодится. Я обычно беру два ножа: недорогой «перочинник» (как резервный) и средних размеров охотничий нож, обязательно с деревянной ручкой. Она теплая даже в холодные весенние зори и если намокнет, в руке не скользит.
      ТОПОР – весьма нужная и часто незаменимая вещь не только на охоте, но и вообще в любом путешествии. Я вообще постоянно вожу в багажнике автомобиля остренький топорик среднего размера. Топорище всегда делаю сам. Те что изготавливают для продажи, значительно хуже. Топорище чем-то схоже по своей эргономике с прикладом ружья. Я делаю под свою руку и рост. Многие мои друзья, после того как поработали моим инструментом, заказывают такое же топорище для себя. Скажу честно лучше я забуду нож, чем топор. Приходилось топором и косуль, и зайцев обдирать. Банки консервные открывать и хлеб с колбасой резать. Я не говорю про ночевки в лесу, когда дров нужно не две охапки, а гораздо больше. Это и молоток, и кувалда, и для самозащиты тоже инструмент подходящий. Топор, собственно, как любой инструмент, должен быть всегда острый, такой, чтоб «бриться было можно». Так что уж брусочек (еще раз напоминаю!) не забудьте, а то придется лезвие камушком или кирпичиком править.
      ОДЕЖДА для весенней охоты должна быть теплой. Лучше всего брать пару курток и пару брюк. Если день теплый, что нередко случается весной, то вы сидите в скрадке или идете по лесу в легком костюме. Если прохладно, то в более теплом. Ну а уж если совсем холодно, то оденете оба. Обязательно положите в рюкзак и термобелье. В нем и ходить не жарко, и в шалаше сидеть комфортно. Во время ночлега в палатке или шалаше эта одежда тоже не будет лишней. Свитер, тельняшка или футболка с длинным рукавом могут оказаться весьма кстати. Не забудьте положить перчатки, шерстяную шапочку, теплые носки, суконные портянки, накидку от дождя.
      ОБУВЬ. Весной в лесу, не говоря уж про луга и поймы рек, без резиновых сапог просто не обойтись. В лесу лучше всего подойдут сапоги утепленные, с коротким голенищем. На пойме, в болотистой местности необходимы болотные сапоги, я предпочитаю сапоги ЭВА. Сапоги ЭВА- это лучший вариант по критерию цена-качество. Слава богу, такой обуви сейчас достаточно на любой вкус и по различной цене. Если вам приходится много ходить в сапогах, то лучше на тонкий носок наматывать теплую суконную портянку. Даже если они намокают, ноги все равно остаются теплыми. Кроме того, если сапоги великоваты, то портянку можно намотать посвободнее и таким образом уберечь ноги от мозолей, а следовательно избежать неприятных последствий во время ходьбы к месту охоты и обратно. Обязательно прихватите и прочные ботинки с высоким берцем. Они могут пригодиться как в сухом лесу, так и на отдыхе в лагере или охотничьей базе. В них можно комфортно ехать в автомобиле, моторной лодке.
      ПАЛАТКА. Часто, особенно на весенней охоте на глухарей или гусей, мне с товарищами приходилось ночевать в палатках. Палатку необходимо выбирать двух-трехместную, в зависимости от того, сколько народу. Если компания большая, то лучше взять несколько палаток, а не одну десятиместную. Почти в каждой компании охотников есть храпуны, их можно разместить в отдельной палатке несколько поодаль. Очень хорошо, если палатка с большим тамбуром. Вещей на охоте много, а оставлять их на улице в дождливую погоду очень неразумно. Если идти далеко и нести всю амуницию нужно на себе, то вместо палатки иногда используют полиэтиленовую пленку, перекинув ее через перекладину, укрепленную на деревьях или стойках, подвернув и прижав края жердями или рюкзаками.
      СПАЛЬНИК. При ночевках в лесу, безусловно, понадобятся и туристические коврики, и спальные мешки. Мне приходилось ночевать в разных спальниках. Самыми теплыми считаю, мешки из верблюжьей шерсти, но они и самые тяжелые. Сейчас пользуюсь мешком из двойного синтепона, рассчитанного на комфортную ночевку при температуре не ниже 12 градусов. Мешок легкий и достаточно теплый. Но если вещи не нужно нести на себе слишком далеко, а предполагается несколько не слишком теплых ночей, то все же предпочитаю шерстяной спальник. Хорошо если спальный мешок укомплектован вкладышем выполняющим роль простыни и пододеяльника одновременно. С ним и спать значительно теплее, и постирать его не составит никакого труда. Приобретая в магазине этот атрибут охотника-«робинзона», проконсультируйтесь у продавца относительно тепловых качеств изделия. Коме того, мешки бывают и разного размера, что тоже важно учитывать, особенно при солидных габаритах охотника.
      ФОНАРЬ в полевых условиях – вещь просто необходимая. Буквально за последние пять лет очень популярными стали налобные фонари на светодиодах. Они работают от обычных пальчиковых батареек и их ресурс рассчитан на несколько суток непрерывной работы. Лампочки в этих фонарях не перегорают, а вот запасной комплект батареек возьмите обязательно. Налобный фонарь весит около ста грамм и на охоте я его постоянно ношу в кармане куртки (вместе с зажигалкой). Был случай, кода мы, увлекшись, задержались в гористой местности охотясь на изюбря. Возвращаться пришлось в полной темноте. Фонарик тогда здорово нас выручил. Вторая группа, охотившаяся от нас километрах в пяти, также была застигнута ночью. Фонаря у ребят не оказалось, и они двигались всю ночь, поджигая импровизированные факелы из бересты. Это путешествие чуть не окончилось трагедией. Ребята пришли на рассвете совершенно разбитые, хотя расстояние, которое они преодолели, было не более 7–8 километров. День охоты был потерян. В таких случаях лучше ночевать в лесу у костра. По крайней мере – безопаснее. Кроме налобного фонаря, на длительных охотах – с проживанием в лесу – неплохо иметь и мощный фонарь-фару. Банальные стеариновые свечи тоже положите в рюкзак. На всякий случай.
      СВЯЗЬ. Мобильные телефоны буквально за последние 6–7 лет получили среди охотников заслуженное признание. К сожалению, пока это средство связи работает далеко не везде. В горной и таежной местности, в тундре или степи, без портативной радиостанции отправляться на серьезную охоту не рискнет ни один уважающий себя охотник. Таких радиостанций в продаже сейчас бесчисленное множество. К сожалению, большинство из них китайского производства. Такая аппаратура может отказать в любой момент. Остаться без связи иногда означает поставить всю охотничью экспедицию под угрозу, а иногда это даже связано с риском для жизни охотников. Лично я предпочитаю отечественные рации. Они, может, не с такой яркой внешностью, но работают надежно, с гарантией. Дальность связи, к примеру, обычного 200-граммового «Беркута» может достигать 10–30 километров (в зависимости от рельефа местности и используемой антенны). В режиме ожидания такое устройство может работать несколько суток без замены батареек или подзарядки аккумуляторов.
      АПТЕЧКА. Не забудьте захватить и аптечку. Она может быть вполне элементарной, состоящей из йода, бинта, ваты и аспирина, уложенных в жестяную баночку из-под чая. Лучше все-таки пользоваться готовыми индивидуальными малогабаритными аптечками, в которых есть почти все, что может понадобиться в полевых условиях вплоть до антишокового набора и таблеток для обеззараживания питьевой воды. Тут же находится инструкция с подробным описанием препаратов и способов их применения. Обязательно возьмите лекарства, связанные с индивидуальными особенностями именно вашего организма. Много раз был свидетелем, когда простая смена воды у людей вызывает сильнейшее расстройство желудка. Тут уж какая охота? А нужной таблетки в аптечке нет!
      РЮКЗАК. Ехать на охоту лучше всего с несколькими рюкзаками. Я обычно использую три размера – большой, около 60 литров, средний – 30-литровый, и малый – литров на 15. Все они предназначены для определенных целей. Средний рюкзак используется для подхода непосредственно к месту охоты, а малый – собственно во время охотничьего процесса. В нем я ношу патроны, бинокль, фотоаппарат, немного съестного, запасные носки, термос с чаем, иногда топорик. На гусиных охотах я беру с собой вместо малого рюкзака обычный рыбацкий ящик. В него помещается все вышеперечисленное и к тому же на ящике можно комфортно сидеть, даже в луже.
      СКРАДОК необходим почти на всех весенних охотах. Сейчас их выпускается в достаточном количестве и разных конструкций как российскими, так и зарубежными фирмами. Лучший из них, на мой взгляд, представляет собой небольшую палатку из камуфлированной ткани. Крыша на таком скрадке быстросъемная или на молнии. Такое убежище устанавливается в нужном месте за считанные минуты. В нем можно вполне комфортно сидеть даже вдвоем, не мешая друг другу. Иногда вполне можно ограничиться и маскировочным костюмом типа «леший» или «кикимора».
      Николай ФЕДОРОВ  
    • Гость
      От Гость
      Вадим Горбатов   В отличие от тетерева, рябчик боится собаки и в большинстве случаев не выдерживает ее стойки, а спешит укрыться в густых ветвях хвойных деревьев. Если же учесть, что рябчик обычно держится в лесной чаще, где стрельба в лёт почти невозможна, то станет понятным, что обычная охота с легавой на рябчика мало применима. Ходить за рябчиком с легавой и бить на лету из-под стойки можно только в самом начале сезона охоты, пока выводки еще не разбились. В это время они держатся главным образом по опушкам леса, в прогалинах, вырубках и на ягодниках. На охоту следует выходить ранним утром, когда выводки кормятся, довольно широко разбредаясь врозь, и молодые могут быть подняты поочередно, а не все сразу. В это время отдельные рябчики хорошо выдерживают стойку и подводку легавой. Иногда удается перебить весь выводок поодиночке, в особенности, если он разместился на открытом ягоднике. В этом случае следует заходить с собакой со стороны леса, чтобы отрезать от него выводок и иметь возможность стрелять по рябчикам на чистом месте. Если собака, наткнувшись на выводок, с самого начала поднимет его целиком и птицы усядутся на деревья, следует идти искать новый выводок, так как вспугнутые молодые не скоро спустятся на землю. Охота может дать положительные результаты только в том случае, если самка сядет на одном дереве, а молодые разместятся на других. Трудность состоит в том, чтобы высмотреть молодых, которые превосходно прячутся. В остальное время дня собака должна разыскать выводок и поднять его с земли. Вспугнутые молодые, по большей части, тут же рассаживаются на нижние сучья деревьев, откуда легко их сбить выстрелом, даже не сходя с места. Молодых легавых на охоту брать не следует, так как старый рябчик стойку выдерживает плохо и обычно убегает из-под собаки в чащу. Для такой охоты пригодна только опытная собака. С легавой можно охотиться на рябчика недолго; как только молодые взматереют и выводки начнут разбиваться, приходится охоту с легавой бросать и переходить на охоту с лайкой. Молодая лайка для охоты на рябчиков тоже не годится. Здесь также нужна старая опытная собака, специально натасканная по рябчикам. Собачьего лая рябчик не выдерживает, и опытная собака, зачуяв или подняв на дерево рябчиков, не бросается к птицам и даже не лает, а подав лишь слабо голос, ляжет и ждет хозяина или иногда катается по земле и слегка повизгивает. Услышав голос собаки, следует по возможности бесшумно идти в направлении голоса и разыскивать не рябчика, а собаку. По направлению ее взгляда легко заметить на сучке затаившуюся птицу. Хорошо натасканная лайка, найдя рябчиков, возвращается молча к охотнику и зовет его за собой к оставленным ею птицам. Старого рябчика из-под собаки взять трудно, так как всякий шум пугает его и заставляет удалиться. Молодые же, пока не взматереют, подпускают к себе — иногда можно взять из выводка даже несколько штук. В местах, где рябчиков много и они мало пуганы, с хорошей лайкой охота бывает добычливой и интересной.
      А. В. Михеев  
      Источник: Книга "Охота на рябчиков" Государственное издательство "Физкультура и Спорт", Москва, 1952 г.