• Гость
    Гость

    Рассказ "На току"

    Рассказ "На току" Мощная северная река Молога там, где она, затормозив бег, вливает светлые воды в Рыбинске море, образует большие, как летное поле, залива. Зеркальную гладь воды, окаймленную песчаными отмелями, охраняют сосновые боры.



    высокой гряде между двумя проливами стоит простенькая, недавно срубленная охотничье домик. В ней вдвоем с опытным охотником и рыбаком Николаем Павловичем мне предстоит провести целых четыре дня. Впрочем, у охотников время измеряется не днями и круглосуточно, а утренними звездами и вечерними тягами. Так вот и здесь: четыре утренних звезды на тетеревов току. Нам разрешено отстрелять шесть тетеревов. Конечно, весенний красавец косач завидный трофей, но не это главная цель. Побыть пространстве разливов, надышаться воздухом, словно настоянном на ароматной сосновой смоле, почувствовать себя частью природы, проснувшейся после долгой зимней спячки и сейчас бурно начинает вечный круговорот, - вот самое важное и нужное. Есть еще одна задача или, может, правильнее сказать давнее желание - снять все, что покажется интересным, на фотокинопленки.

    На охоте не каждый раз ружье стреляет, но охоту без хорошего снимка, который о многом напомнит и даст возможность еще и еще раз пережить события поездки? Поэтому значительная часть нашей клади (весом по крайней мере) состояла из Фотокинотехника.

    Какой-то ему одному ведомой причине егерь привел нас к куреней ровно в полночь. До начала тока добрых три часа. Ночь ясная, тихая, но морозная (как потом выяснилось, ртутный столбик опускался до - 5 ° С).

    Первыми, задолго до рассвета, голос подали чайки. Может быть, потревожил ночной зверь и они, жалуясь, спрашивали: «чьи вы, чьи вы», друг или враг? Затем, точно постеснявшись ранней побудки, замолчали.

    Подал робкую трель жаворонок, но тут же толк - не поется о тепле и солнце в мороз при луне. Снова тишина. Заблеяли бекас, опять все стихло.

    Один кусочек небосклона становится чуточку светлее.

    Вдруг шум садятся птиц. Их много - шесть или восемь, - прилетели почти одновременно, расселись вокруг шалаша, точно он служил ориентиром на чистой пашни ...

    Несколько мгновений тишина, нарушаемая лишь подлете запоздалых участников. рассвет продолжает бороться с темнотой, ему в этом помогает посветлевшим месяц.

    вот первое робкое бормотание токовика (он сел в каких-нибудь десяти шагах от шалаша), затем знакомое «чшшшш ...» - и темные комки вместе пришли в движение, забегали, запели. Непонятно почему мелодичную, звучную, страстную весеннюю песню сильной птицы назвали бормотанием. Нет, это не старческое брюзжание, а песня торжествующей любви.

    Егерь скептически отнесся к моим планам фотокиносемки - «сначала дело надо сделать». такая наложена «резолюция». Впрочем, суть ее понятна: считается безвредным для тока отстрел 20-25 процентов петухов. У Михаила Петровича четыре тока, на них в целом слетается около тридцати птиц. Установили «план» - семь голов. Если мы не отстрелять принадлежащий сегодня, то придется и ему беспокоиться завтра и послезавтра, пока план не будет выполнен. И для птиц лучше, если их покой будет подниматься не все дни охоты.

    Значит, чтобы сфотографировать что-то, нужно сначала стрелять, а когда взойдет солнце, - браться за фотоаппарат.

    Тока все азартнее и азартнее. Стрелять буду сидящего чуть в стороне, ведет робко, - наверное, молодой. Мушку скорее угадываешь, чем видишь. Жду еще немного. Вот теперь, когда смотришь на небо, мушка видно, опускаю вниз - опять утонула в темноте. Наконец, громкий выстрел. Шум крыльев улетают птицы, остался только тот, кого нашла мушка.

    Прошло минут пятнадцать-двадцать, одному петухи возвращаются. Первым вернулся то-Ковик, но сел уже далеко, - значит, испугались вспышки выстрела.

    Другие подлетают ближе, вот два схлестнулись в один выстрел. Отлично бы! Нажимаю на спуск, ружье молчит - на предохранителе. Обидно. Бойцы уже далеко друг от друга. Стреляю в одного. Второй полетел, другие замолчали, но сидят.

    Взошло солнце, сумерки скрылся в березовой подснежники с можжевеловыми вкраплинами.

    Опять шум упругих крыльев. Петух садится сзади, недалеко. Видно, выдал себя охотник непроизвольным движением. Осторожная птица недоверчиво смотрит на слишком густой еловый куст. Стреляю в момент взлета. Промах - наказание за торопливость.

    Только свет, но уже начинает пригревать солнышко. Лениво взмахивая крыльями, стороне летел грач, заметил на светлой пашни пятна - свернул: не родственники ли? Пролетел над шалашом и так же спокойно ушел.

    Значительно больший интерес проявила ворона. Прямо с ходу села в метре от тетерева и направилась к добыче. Затем в вороньем мозга возникли подозрения, она взлетела и стала с резким криком описывать над моей головой круги, опасения взяли верх над искушением - полетела ...

    Через некоторое время появилась другая, менее подозрительной, подала сигнал на своем языке: нашла, есть чем поживиться. Не прошло трех-четырех минут, как собралась целая стая - штук десять.

    Курень воронам не давал покоя, начались облеты, потом как по команде сели на некотором расстоянии от лакомств. Но стоило только щелкнуть затвором фотоаппарата, как взлетели в воздух. Остались только самые стойкие или, может быть, голодны. Опять облеты, снова сели, снова взлетели после очередного щелчка (между прочим, тетерева на него не обращали внимания) и, наконец, полетели, выражая громкими голосами разочарование.

    Завернул ворон, но он оказался самым осторожным - маленький круг над шалашом и поспешные взмахи крыльев: ясно - здесь делать нечего. С простого любопытства подлетали чайки.

    А вот тот, кого ждал, и не только для того чтобы сфотографировать, не являлся. Вчера, проверяя ток, Михаил Петрович подобрал еще не остыл полуседенного петуха - работа ястреба-тетеревятник. Вот тебе и «санитар», очищающий охотничьи угодья от слабых и больных птиц. Очень хотелось с ним рассчитаться за разбой. Не прилетел.

    Неожиданно и как-то незаметно около поверженного красавца появляется скромная серенькая тетерочка. О чем-то пыталась поговорить с недвижимостью кавалером, недовольство молчанием собеседника выразила вслух. Здесь же появился ему заместитель - и был наказан за поспешность. Выстрел не произвел впечатления на соблазнительницу. Взглянула на погибшего поклонника и не спеша, пешим образом удалилась к опушке, где токовать еще один петух.

    Последний тетерев. Норма выполнена. Теперь только снимать.

    Солнце, и чистое небо, и ток продолжается. Но поют далеко. Так и не пришлось при ярком свете, да еще на цветную пленку, запечатлеть краснобро-ного красавца. Очень обидно за промах - он стоил мне отличной фотографии. Сейчас ругаю себя: почему у последнего петуха стрелял, вместо того чтобы сфотографировать? Это - сейчас, а тогда, в шалаше, верх взял охотник. Эмоции на какой-то момент оказались сильнее разума, но этого момента оказалось достаточно, чтобы нажать на гашетку. Ну что ж, приду сюда завтра только затем, чтобы снимать.

    Завтра сюда не пришел. Днем бродил вдоль заливов Мологи и наткнулся на осенний шалаш. Стоял он очень удачно, на самом острие узкой песчаной косы, на перекрестке утиного перелета. Привел шалаш в порядок, звезду завтра буду встречать здесь.

    Неподвижная зеркальная гладь воды прикрыта легкой полупрозрачной дымкой тумана. Зубчатый забор из высоких сосен и елей на противоположном берегу Мологи по пояс утонул в белом мареве.

    Высаживаю чучела, поправляю шалаш, готовлю кинофототехнику, забираюсь внутрь.

    Приближается восход солнца, туман редеет. Местами водная гладь уже открыта, и на нем темные точки - это отдыхают пролетные гости: чернеть, гоголи. Когда-то удачно подманивать чирков «в кулак», сейчас не получается. Однако селезен-нек с «свистунками», должно быть в порядке проверки, подлетел и сел.

    К сожалению, много проще выстрелить, чем сфотографировать: на темном фоне леса, да еще против света, совсем потерялась праздничное птица.

    Вот в поле зрения парочка гоголей. К сожалению, далеко! Даже «ТАИР-3», достаточно сильный телевик, не обещает интересного снимка. Неожиданно к чучелам подсаживается гоголь. Успеваю «надавить», отплывает в сторону, но ... к нему спешит и пара, села чуть раньше. Соединились и минут пятнадцать позировали в 30-40 шагах от шалаша. На щелчок фотоаппарата и стрекотание любительской кинокамеры не обращали никакого внимания.

    Вдали замечаю две точки, они быстро плывут в направлении широкого плесу, что за моей спиной.

    Чтобы туда попасть , нужно пройти через узкий проливчик, где стоит шалаш. Точки все ближе. Это же гагары! Стоило мне щелкнуть, сделав первый снимок, как осторожные птицы перешли на подводное плавание и только на короткие секунды появлялись на поверхности воды. Через полчаса той же дорогой возвращались обратно, но теперь были спокойнее и охотно позировали. Вот неожиданно остановились и, точно в танце, высоко подняв головы-шары, поплыли навстречу друг другу, почти коснулись носами, замерли.

    Удивительно тихо. Противоположный берег виден отчетливо, можно рассмотреть каждое дерево вышло из чащи до пляжа полюбоваться на речной простор. Но эта близость кажущееся - много нужно гребков на лодке, пока пересечешь светлые воды реки.

    Куреня играет легкая волна - поворачиваю голову и замираю: в 6-7 шагах во всем великолепии весенних, нарядных одежд кряковых селезень и рядом с ним в скромном платье подруга.
    Никогда так близко и в такой естественной обстановке не видел осторожную птицу. Хватаю аппарат, но вижу в видоискателе только расходятся по воде круги. Какой кадр упустил

    Удалось снять парочку чирков - Сепи у берега, вышли на песочек, отряхнулись, привели в порядок туалет и снова в воду, к сожалению, далеко.

    Неожиданно со стороны налетел черно-белый с ярко-желтыми глазами гоголь и шумно плюхнулся между двумя резиновыми чучелами. Тут же понял, что это не его товарищи, и моментально сорвался - я даже щелкнуть не успел. Были еще попытки гоголей и чирков присоединиться к небольшой компании, но в последний момент, уже прикоснувшись растопыренными лапками к воде, испуганно взлетали вверх Чучело есть чучело. Очень жалел, что не было подсудимый, - она ??отвлекала бы садятся птицу от мрачных и зловеще неподвижных изделий местной промышленности.

    Многие чаек. По одиночке или небольшими стайками летают над своими владениями, на что-то жалуются пронзительными криками, плавают белыми снежинками или садятся на песчаные косы. Стоит только одной найти кормных место, как туда со всех сторон собираются десятки птиц и начинается громкое пир.

    Оповещение поставпено на высоком уровне. Спокойно плавающие утки привлекли внимание пернатого хищника, и он начал снижаться, выбирая жертву, но в последний момент заподозрил неладное. Пришлось раздвигать верх куреня и снимать птицу, уже почувствовали опасность.

    Но вот легкое дыхание ветра зарябило зеркальную гладь. Поверхность воды потемнела, утонули плывут в ней облака.

    Заря закончилась. Можно идти «домой».

    Необычно сидеть в шалаше без ружья, да еще в таких богатых дичью местах. Удивляюсь: за все утро ни разу не пожалел, что ловлю птицу в видоискатель фотоаппарата, а не на мушку ружья.

    Рад, что сказочная тишина не была разбужена громом выстрела, не пустил на воду изумрудную голову, распластав беспомощные крылья, кряковых селезень, сохранивший спокойствие такого замечательного уголка привезу домой снимки (что-либо, и получится), которые напомнят о сегодняшней, полной впечатлений звезды на далекой Мологе.

    Автор Ю. Каммерер






    Обратная связь


    Комментариев нет



    Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

    Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

    Создать учетную запись

    Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


    Регистрация нового пользователя

    Войти

    Уже есть аккаунт? Войти в систему.


    Войти