Перейти к содержанию
  • Гость
    Гость

    Таинственный вальдшнеп

     

    Таинственный вальдшнеп.


    Этот кулик относится к королевской, красной, общепризнанной изысканной дичи, которую жарили, тушили, парили и даже запекали в глине под костром, но тем не менее знали о нем куда меньше, чем о более скромной добыче. Данному обстоятельству способствовали особая скрытность птицы, разреженное обитание в лесах и сумеречно-ночная активность. Даже в орнитологических монографиях сведения о нем были довольно скупы и не отвечали на очень важные практические вопросы. В последние десятилетия положение наконец-то резко изменилось: вальдшнепов не только ели, но и серьезно изучали, применяя технические суперновинки. Хотите верьте, хотите нет, но в начале 80-х гг. нашего столетия еще никто не мог ответить на вопрос, полигам или моногам вальдшнеп. Так, Н. А. Гладков (Птицы СССР, 1952, т. 3) считал вальдшнепа полигамом; через 10 лет Э. Шмит («Охота и охотничье хозяйство», 1962, № 4) и Ю. Романов (там же, 1966, № 6) утверждали, что вальдшнеп моногам и образует прочные пары. А ведь от того, моногам или полигам вальдшнеп, зависела самая красочная весенная охота — на тяге. Если он моногам, то весенняя охота приведет к прохолостанию самок, если же полигам, то некоторую часть можно изымать. Данный вопрос нуждался в безотлагательном решении, так как из всех охот, хотя они по-своему хороши, если бы пришлось ограничиться одной, то лично я выбрал бы тягу. Однако знакомые крымчане, побывавшие на тяге, хотя и согласились, что она интересна, однако добавили: «Но сама птица мало чего стоит». Дело, конечно, не в упитанности, а в самой охоте, ее неповторимости. Воздействие уникальной «песни» вальдшнепа на фоне звуков засыпающего леса столь эмоционально, что запоминается навсегда. Если прослушать взамен лишь запись голосов, то это далеко не то. Пережить вновь таинственный вечер может лишь тот, кто был в весеннем лесу, вдыхал его запахи, слушал журчанье ручейков, редеющий хор удивительно сочных голосов дроздов и зарянок, изредка вплетающуюся в него барабанную дробь дятлов, голоса пролетающих уток и гусей, трубную перекличку журавлей... Вальдшнеп — вторая охотничья птица (после крякаша), с которой мне пришлось познакомиться в детстве. Тогда мы с товарищем весь вечер пробродили по весеннему лесу, принимая пролетающих соек, сорок, дятлов, рябинников за вальдшнепов. На обратном пути в сгустившихся сумерках послышалось быстро настигавшее нас резкое циканье, но перегруженные впечатлениями головы никак не реагировали на них. Наконец, необычные звуки, преодолев преграды, ворвались в нас, заставили мгновенно развернуться. От резких движений налетевшая вплотную, чуть выше роста, большая, как нам показалось, кургузая птица метнулась по крутой дуге в сторону и вверх, четко проявилась на фоне неба и, резко двоя «цик-цик, цик-цик», скрылась за черной громадой сосняка. И тут же послышалось хорканье: «Вальдшнеп, вальдшнеп!» — завопили мы, забыв о ружьях, и запомнили эту птицу на всю жизнь. С тех пор меня не покидал особый интерес к вальдшнепу. Прошло время. Изучая на юге страны характер пролета разных половых и возрастных групп этого вида, сравнивая полученные результаты с особенностями пролета явных полигамов, в том числе среди куликов, а также учитывая беспрецедентную продолжительность тяги, я пришел к выводу, что лесной кулик полигам. Эти данные были высказаны на I Всесоюзном совещании по куликам (1973) в докладе по экологии вальдшнепа и вызвали скепсис у собравшихся орнитологов; впоследствии едкие шутки в мой адрес ходили по Москве. Однако уже в начале 80-х гг. английские орнитологи предоставили миру неопровержимые доказательства, что вальдшнеп — полигам. Они прикрепляли отловленным птицам миниатюрные радиопередатчики и следили за перемещениями конкретных особей. Данный метод (впервые применен в 1976 г. при изучении американского вальдшнепа) позволил не только получить исчерпывающий ответ о брачных отношениях, но и глубже осветить некоторые стороны экологии этих птиц, с исключительной точностью проследить суточные и сезонные перемещения в пределах местообитания. При этом выяснилось, что не все самцы (особенно годовалые) участвуют в тяге и, может быть, в размножении этого сезона, поскольку непременным условием готовности самки к спариванию является песня самца. Из приведенного вытекает, по крайней мере, два вывода: учет на тяге дает неполные результаты численности популяции; необходимо более бережное отношение к токовикам-производителям. Вместе с тем изучение сезонного созревания семенников взрослых и молодых самцов американского вальдшнепа позволяет, учитывая большое биоэкологическое сходство видов, предполагать, что молодые самцы евроазиатских вальдшнепов на первом году жизни включаются в половой цикл популяции, но уже после прохождения пика гнездования и спаривания, обеспечивая повторные кладки. Если все совпадает, то вполне возможно рассматривать вопрос о смещении сроков охоты или разбивке ее на два этапа для целенаправленного воздействия не различные возрастные группы самцов. Таким образом, весенняя охота может и должна быть сохранена в разумных пределах и, вероятно, существенно изменена. Среди прочих куликов вальдшнеп выделяется довольно крупными размерами, общим тоном оперения ржавчато-бурого цвета, близким к тону увядших листьев. Издали он невзрачен, но если внимательно рассматривать его, то окажется, что вальдшнеп изумительно красив, и сыскать двух одинаково окрашенных особей, пожалуй, так же сложно, как и двух весенних самцов турухтанов. Более общее деление по расцветке и размеру бытует, по крайней мере, у южноукраинских охотников, которые твердо уверены: существуют светлые с красноватым оттенком птицы, так называемые «королевские вальдшнепы», и более мелкие, темные «цыганки». По их наблюдениям, первый поднимается свечой, второй старается уйти низом, медленно набирая высоту, делая зигзаги, прячась за стволы деревьев и кусты. Однако когда наиболее авторитетным охотникам предлагали определить среди добытых птиц королевских и «цыганков», их мнения расходились, разные лица одну и ту же птицу относили то к королевской, то к «цыганку». В лесополосах одного и того же вальдшнепа удается поднять несколько раз, и в каждом случае он поднимается по-разному: в зависимости от того, где затаился: из чащи — свечой, в редколесье — низом, хоронясь за укрытия, с края — мягко и летит вдоль лесополосы, чаще в рост человека. С каждым разом птица становится все строже и после трех-четырех подъемов вообще не подпускает на выстрел и часто улетает в поле на свеклу, помидоры или даже на пашню. Лишь один уж очень хитрый «цыганок» изрядно помучил меня, уходя низом и всегда неудобно, но при осмотре оказалось, что это подранок и подниматься выше чем на метр ему, видимо, было просто невмоготу. Педантичное взвешивание около 600 птиц показало, что вес их колеблется от 270 до 420 г (в среднем 320—340 г) и не зависит от интенсивности окраски. Среди попавших в мои руки особей были взрослые со средними размерами и молодые, резко отличающиеся гренадерской статью: по сравнению с ними средние казались просто мелкими. Окраска взрослых крупных была самой различной: светлой, средней и темной. Данное обстоятельство, хотя и не подтверждает корреляцию окраски и веса вальдшнепов, тем не менее свидетельствует в пользу существования популяций, отличающихся по размерам. Географическое распространение в нашей стране таких популяций может быть установлено либо с помощью кольцевания, либо обмерами достаточных серий птиц в разных частях ареала, охватывающего лесную зону Евразии от Атлантического до Тихого океана. Наряду с этим имеются места спорадического гнездования в южных горных лесах. На всем этом пространстве обитает один подвид — северный вальдшнеп. В Северной Америке живет экологически близкий нашему свой вальдшнеп. Данные ученых ГДР подтверждают наши выводы о существовании популяций, различающихся размерами: на побережье страны средний вес птиц составляет 310 г, а на северо-востоке — 350 г! Если сравнить окраску молодых и взрослых птиц, то она, как правило, у молодых — неярких, вялых тонов, отчего те кажутся темнее. Кроме такой общей оценки, имеется ряд конкретных признаков, позволяющих прижизненно определить возраст и даже пол, что особенно важно при кольцевании. У молодых к осени первостепенные маховые перья не меняются, и на них сохраняются как бы шерстистые лохматые У-образные края на концах бородок, в то время как у взрослых птиц края маховых перьев четко ограничены. С достоверностью в 90 % возраст птиц определяется по ширине светлой каймы на первостепенных кроющих крыла (у взрослых она больше 1,5 мм, у молодых меньше). Кроме того, у взрослых рулевые перья с нижней стороны имеют чисто белое пятно, а у молодых оно серовато-белое, и к тому же на них четко просматриваются светло-бурые пятна. Следовательно, оперируя рядом наружных признаков, можно с высокой степенью достоверности определить возраст добычи. Пол определяется в основном по длине клюва и хвоста. Так, средняя длина клюва взрослых самок составляет 71,2 мм, самцов — 74,5 мм, хвоста — соответственно 82,4 и 85,9 мм. Пол молодых устанавливается сложнее, ибо хвост у них короче. Самое надежное определение возраста и пола получается после вскрытия при учете состояния фабрициевой сумки и половых органов. Эти данные необходимы для контроля состояния популяции. В поведении темноокрашенных особей, завершивших осенний пролет, имеются свои особенности, которые следует знать охотникам, а именно — они начинают предпочитать лесополосам и лескам заросшие виноградники и огороды. В поймах рек часть птиц укрывается в тростнике, окаймляющем плавневый лес. Весь необычный облик вальдшнепа свидетельствует о его узкой пищевой специализации: отнесенные к затылку большие («сумеречные») глаза и очень длинный клюв-пинцет, специально сконструированный природой для зондирования потных мест, при котором этот инструмент целиком вводится мелкими быстрыми движениями в мягкую влажную землю сомкнутым (иначе не получится!), причем его конец способен различать живность, раскрываться и прочно захватывать добычу, состоящую преимущественно из червей. Доступность червей имеет особое значение и определяет у этой птицы миграции и кормовые перелеты, размещение на пролетных станциях и местах гнездования, количество выводков в году и их территориальную приуроченность. И тем не менее, оказывается, вальдшнеп имеет запасной вариант, позволяющий ему пережить неблагоприятное время, собирая корм с поверхности. К этому выводу мы пришли, анализируя содержимое пищеводов и желудков, когда обнаружили в них ряд водных (плавунцы, гладыши, плавты, личинки стрекоз), поверхностных и подстилочных форм (сверчки, уховертки, жуки, жужелицы, долгоносики), которых можно заполучить лишь в лужах и на поверхности почвы. Эти выводы были подтверждены при передержке птиц, пострадавших на пролете. Миграции вальдшнепов проходят широким фронтом, который сгущается в довольно мощные потоки вдоль экологических русел (морские побережья, речные долины). Раз начавшись, они идут почти без перерывов до полного окончания. Погода вносит свои коррективы в ход перелетов, замедляя их или ускоряя, но стратегическое влияние, по мнению ряда авторов, оказывают влажность и температура, определяющие вертикальное распределение червей. В связи с чем весной пролет, как правило, идет при 4—9°С, а осенью сначала при 6— 10°С, а в ноябре и при 4—6°С. Осенью на юге УССР вальдшнепы начинают регулярно встречаться с третьей декады сентября, а 30.09.70 был даже отмечен пролет средней силы, когда на 1 км лесополосы встречали по одной птице. В первой-второй декадах октября пролег усиливается, достигая максимума в третьей декаде, и завершается во второй-третьей декаде ноября. При резких похолоданиях нередко пролет прекращается в первой декаде ноября. Изучить пролет вальдшнепов нам помогли многолетние наблюдения на десятикилометровом маршруте, пролегающем по характерным лесополосам, который регулярно обследовали с ирландкой через день. Итак, с первой декады октября вальдшнеп мигрирует почти без перерывов, образуя массовые волны в особо благоприятные ночи с попутным ветром северных направлений, облачностью и даже с небольшими осадками. Перед и в период резких похолоданий происходит массовое сваливание птиц к югу. На суходолах лишь в дни выраженных пролетов можно успешно поохотиться, в другие же дни исходишь десятки километров, прежде чем встретишь хоть одну птицу. Однако в плавневых лесах Днестра, Днепра на одних и тех же местах (станциях) из года в год постепенно концентрируются вальдшнепы, и там их можно встретить, когда в поле этой дичи нет и в помине. Обследование таких пролетных станций показало, что на них, по крайней мере, вдвое больше червей, чем на контрольных участках. На суходолах (богарах) мигрирующие вальдшнепы тоже встречаются из года в год на одних и тех же участках лесополос, а другие, наоборот, игнорируются. Наблюдения показали, что птицы не сразу садятся, где придется, а, как правило, летают поутру вдоль лесополос и выбирают место для дневки. В хорошие пролеты за утро их может налететь несколько. Выбирая дневку, птица летит, не торопясь, часто машет крыльями и в ней не сразу угадаешь вальдшнепа. Если волна пролета незначительная и захватывает только одну ночь, то через день, несмотря на сильный южный ветер и, следовательно, неперелетную погоду, их в лесополосах уже не сыщешь; лишь в мокрую осень, когда можно поживиться червями поблизости, вальдшнепы оседают на богарах. В Крыму, по наблюдениям в Симферополе А. В. Стоячко, первые вальдшнепы появляются с 5 октября и концентрируются в горах на уровне 1000 м по сырым местам. С каждым днем их становится больше, и к концу декады уже образуются значительные скопления. В середине месяца они появляются по речкам, садам, дубнякам, но больше вдоль Каркинитского залива и на Тарханкуте. С 15 по 25 октября наступает пик численности по яйлам. В это время по кромке леса, карстовым воронкам их так много, что за час собака может сделать до 20 работ. В конце месяца вальдшнеп рассредоточивается по лесу, придерживаясь в ноябре гущин с подлеском, много птиц в это время перемещается на южные склоны гор к Черному морю. На юге УССР, когда земля замерзает, птицы все же ухитряются находить свой любимый корм у родников. В теплые зимы на юго-западе Украины зимуют преимущественно молодые (до 2 %). С зимовок самцы чаще возвращаются домой, у самок чувство дома размыто, и они запросто могут менять место жительства. Сразу после прилета они нередко участвуют в токовом пролете, поднимаясь с земли, увлекая за собой самцов, поэтому нельзя стрелять в двух летящих друг за другом птиц: велик риск убить самку, которая обычно находится впереди. В Западной Европе на тяге убивают от 1 до 16 %, даже до 20 % самок. Хотя самцы и занимают свою территорию, но вопреки устоявшимся в орнитологии воззрениям они не охраняют ее, и участки разных особей значительно перекрываются. Более того, один и тот же самец в разные дни летает над разными территориями. При полигамии данное обстоятельство имеет большой биологический смысл. Радиомечением показано, что тяга каждого самца состоит из 2—4 полетов за вечер и редко продолжается более 20 минут. Найдя подружку, самец задерживается с ней от 3 до 11 дней, а затем, предоставив ей расхлебывать последствия, вновь извещает лес, что он свободен. За сезон наиболее ретивые токовики создают до четырех временных союзов, не участвуя ни в насиживании, ни в воспитании потомства. Таким образом, пока один самец занят мужским делом, другие патрулируют его участок, предлагая себя, и прохолостание самок практически исключается. Меченых самок после потери кладки уже через 24—36 часов, а после гибели выводка — через 12 дней обнаруживали в парах с самцами, что свидетельствует о целесообразности такой организации тяги. Местами тяга длится до июля, а в дождливые годы вплоть до августа. В этом случае также прослеживается удивительная корректировка. Действительно, насиживание занимает 21—23 дня, птенцы становятся на крыло еще через 21 день, и самка сопровождает выводок после этого 17—18 дней, то есть всего 60 дней. Таким образом, времени хватает, теоретически возможны две кладки: в марте — апреле и июле, но вероятность успешного выведения птенцов из второй кладки низка из-за недостаточной обеспеченности червями, доступность которых зависит от влажности и температуры. Пока самка занимается потомством, самцы, закончив брачную страду, отъедаются, вылетая вечерами на опушки леса, пастбища и в поля, а днем на обычные места в лесу. Они раньше накапливают перелетный жир и пускаются к югу. На зимовках им тоже не сидится, и они опять первыми, когда в лесу образуются только проталины, появляются дома. Таким образом, в миграциях вальдшнепов прослеживается особенность, характерная для многих полигамов: их начинают как весной, так и осенью взрослые самцы, затем к ним присоединяются самки и молодежь. В структуре популяций вальдшнепов, пролетающих на юго-западе УССР, значимых сдвигов не наблюдается. В период с 1959 по 1973 г. отмечен некоторый избыток взрослых (53,3 %) и молодых (53,1 %) самцов. В дальнейшем преобладали в добыче самки (2—3 %), так что в целом за 30 лет количество самцов и самок оказалось одинаковым. Следовательно, падение численности этих птиц зависит не столько от весенней охоты, сколько от иных причин (ухудшение среды, химические обработки леса и примыкающих полей), в том числе от осенне-зимней охоты. Кстати, в прошлом интенсивные обработки угодий ядохимикатами уже приводили к резкому падению численности американского вальдшнепа и сокращению охоты на него. Как показывает анализ литературных данных, основная добыча вальдшнепов происходит на зимовках. Только в Западной Европе их отстреливают ежегодно около 4 млн особей. Вполне естественно, что ряд стран (например, ГДР) ставят вопрос о квотах на добычу вальдшнепов для разных стран континента. В последние годы численность вальдшнепов, пролетающих на юго-западе УССР, заметно сократилась, но тем не менее крымчане считают, что численность этих куликов на пролете еще достаточно велика, а в последнее время даже несколько повысилась. Мы также отметили колебания численности по годам. Ограничение охоты на пролетную дичь двумя днями в неделю не позволяет охотникам юга УССР осваивать популяцию вальдшнепов. Наиболее яркая осенняя охота на вальдшнепов, несомненно, с легавой: красивая работа в опавшем лесу, крепкая стойка, взрывной подъем... и волнение таково, что нередки промахи даже по удобно взлетевшей птице. Один мой знакомый еще до посыла собаки настолько волновался и бледнел, что вызывал самые серьезные опасения, особенно когда после очередного пуделя хватался за сердце, садился и долго приходил в себя. Так и пришлось ему продавать легаша... В лесу собака должна держать контакт с хозяином, а в идеале приходить с докладом (анонс), иначе пойди отыщи собаку на стойке по крепко запавшей птице. Английский сеттер Аза по второму полю в свои полтора года по собственному почину сходила со стойки, делала полукруг и вновь становилась, указывая устремленным в точку на земле всем своим видом и дьявольски горящими глазами. Напряжение достигало такой кульминации, что «поданный в руки» вальдшнеп порой улетал невредимым, даже после пятого выстрела из полуавтомата. Без собаки не то, хоть и вздрагиваешь от внезапного взлета, но самообладания не теряешь, и результативность стрельбы выше. В лесополосах, особенно в нешироких, предпочтительнее уравновешенная, опытная собака (по 4—6 полю). При боковом ветре, не тратя лишних сил, она неспеша пронюхивает все с подветра и становится на стойку. Охотник двигается по наветренной стороне, выбирает удобное место и посылает собаку. Птица поднимается против ветра, вылетает из посадки и становится доступной даже посредственному стрелку. Со спаниелем охота весьма добычлива, но эмоциональности несравненно меньше. Кроме того, бич длинношерстных собак на юге — репьяки и катышки чернозема, растирающие в кровь пальцы, создают досадные помехи. Поэтому местные охотники либо стригут своих питомцев (чем, несомненно, наносят ущерб внешнему виду), либо постоянно обирают шерсть и по нескольку раз в день вымывают катышки земли из лап. Следует помнить, что после выстрела необходимо сначала перезарядить ружье и лишь после этого посылать собаку или идти самому разыскивать добычу, поскольку нередко поблизости находятся еще одна или несколько птиц. У меня было немало случаев, когда после выстрелов по далеко взлетевшему вальдшнепу я замечал других, затаившихся на чистине буквально у самых ног. Казалось бы странным, что стрелять вальдшнепов легче в равномерно густом молодом лесу, чем в спелом редколесье, но в гуще птица старается подняться свечой или полого вверх. В плавневом же редколесье она обычно норовит защититься огромными стволами, и пока выбегаешь в сторону, вальдшнеп, зорко следя за человеком, корректирует ситуацию, оставаясь за прикрытием, и в считанные мгновенья уходит за выстрел. Как ни говори, но бессобачники обкрадывают себя. Их охота непривлекательна. Обычно такие добытчики группируются по трое. Одного посылают в центр лесополосы, другие идут с боков. После подъема птицы центрового меняют. Пожалуй, спортивнее идти одному. При этом необходимо продвигаться зигзагами, с остановками, обследуя в лесополосе кусты, гущины у закрайков, валежины, где обычно хоронится птица. На такой охоте необходимо предельное внимание: взлет птицы чаще бывает накоротке, она мгновенно исчезает из вида. В отведенное время необходимо угадать траекторию птицы, провести по ней навскидку стволами (как на круглом стенде), обогнать и выстрелить, не обращая внимания на мешающие ветки и листья. Нередко приходится срубать дробью целые деревца и одновременно убивать вальдшнепа. Однако скоростная стрельба должна быть безопасной, для чего необходимо постоянно контролировать окружающую обстановку, и если есть хоть малейшие опасения ранить кого-либо, то необходимо отказаться от выстрела, особенно по низко уходящей цели. В широких лесополосах с густым подростом одному бывает трудно, и тогда собираются по 5—7 человек, что позволяет им вспугивать довольно много птиц. Однажды в средней по густоте, но довольно широкой посадке мы попали на хорошую высыпку и прекрасно поохотились. Каково же было удивление, когда в конце ее мы обнаружили охотника. В свою очередь, он был несказанно удивлен и спросил: «Не по бутылкам ли вы палили? Я эту посадку прошел, не торопясь, останавливаясь, зигзагом, как положено, и не поднял ни одного вальдшнепа!» Оказывается, вальдшнеп не лежит камнем в лесополосе, а весьма активен и старается избежать опасности. Как-то раз, поджидая компаньона, я услышал довольно шумный топот. Вскоре появился вальдшнеп, который мчался во весь дух, виляя среди кустов и деревьев. Возле края лесополосы он притормозил в растерянности, метнулся туда-сюда и... спрятался за пенек! Из-за этого укрытия он следил за приближающимся человеком и осторожно перемещался на противоположную сторону, оставаясь незамеченным. Имеются сообщения об осенней тяге, которая проходит вяло в тех же местах, что и весной. Вечерами происходят вылеты птиц к местам кормежки, при этом вальдшнепы летят молча, иногда буквально пулей, и стрельба внезапно появляющихся в сумерках птиц по плечу лишь опытному охотнику. Стрельбу осенних вальдшнепов следует отнести к весьма сложной. Поэтому, учитывая ее особенности, надо специально готовиться к ней (регулярная домашняя тренировка с ружьем, удобная легкая одежда, специальная зарядка патронов). Даже отличному стрелку лучше применять ружья с широкой осыпью, поскольку, как правило, приходится стрелять быстро и накоротке. Хорошие результаты у меня получались из раструбов, не хуже из штатных стволов МЦ6 для траншейного стенда, но со специальной снарядкой патронов. Однако самые лучшие — из полуавтомата (МЦ21-12) с цилиндром или раструбом, поскольку в кустах случается дважды промазать по виляющей в просветах цели. В самой густой чаще полезно в первый ствол заряжать так называемый «фауст-патрон», применявшийся в прошлом на центральном (восьмом) номере круглого стенда, для поражения мишени с 4—5 м. Для его снаряжения брали навеску «Сокола» 2,5 г, на порох досылали одну жесткую прокладку 2—3 мм, которую решетили шилом, засыпали на нее дробь и уже сверху помещали все прокладки и войлочные пыжи. Более универсальным для чоков является разбрасывающий патрон с дробовым снарядом, разделенным пятью прокладками на 6 частей. Заслуживают внимания при современном дефиците «Жевело» и ограниченном наборе в магазинах пыжей разных калибров патроны, применяемые мной более 30 лет при охоте на перепела и вальдшнепа. Эти патроны самые экономичные и не требуют фабричных пыжей. Для их снаряжения в металлическую гильзу 16-го калибра под капсюль «Центробой» насыпают зимний заряд «Сокола» (2,0 г), на него досылают 2—3 прочных прокладки, затем насыпают доверху опилки, на которые помещают еще 2—3 прокладки, и спрессовывают сыпучий пыж, пока он не будет подаваться под навойником. Далее насыпают 10 г дроби № 10—9 и закрывают 2—3 прокладками. Для 12-го калибра заряд соответственно будет 2,3 г пороха и 12—13 г дроби. Выстрел таким патроном мягкий, но обеспечивает повышенную резкость боя и равномерную осыпь, которая нивелирует даже грубые ошибки в прицеливании. Вальдшнеп довольно крепок на рану, о чем свидетельствует большое количество птиц с тяжелыми ранениями на теле и сросшимися костями, в том числе ног. У меня было немало случаев, когда, следуя в направлении полета, казалось, промазанной птицы, собака находила ее уже мертвой. Одного вальдшнепа пришлось стрелять в угон метров за 35 (дробь № 7), после чего птица начала набирать высоту, и, когда очень сильный ветер снес ее на нас, я выстрелил из нижнего ствола ИЖ-12, но вальдшнеп продолжал лететь, теперь уже по ветру, все забирая вверх. Метров через 100 он упал замертво. При осмотре и вскрытии оказалось, что после первого выстрела одна дробина, войдя возле анального отверстия, прошла полостью тела вдоль позвоночника и остановилась под кожей у шеи. После второго выстрела были множественные попадания снизу по туловищу, в том числе три дробины прошили сердце. Учитывая приведенное, на предельных расстояниях (далее 35 м) лучше использовать дробь № 7 (2,5 мм), а из кучных и резких ружей — № 8 (2,25 мм). Однако накоротке для первого выстрела прекрасные результаты, как уже говорилось, дает дробь № 9 (2,0 мм) или даже № 10 (1,75 мм). В заключение хочу выразить уверенность, что знание основных особенностей экологии вальдшнепа, способов охоты и снаряжения патронов, а также регулярная тренировка с ружьем дома сделают охоту на него более увлекательной и успешной. Тем более, что гастрономические свойства лесных куликов великолепны. Охота и охотничье хозяйство №9 1990 г



    Авторизация  
    Авторизация  


    Обратная связь


    Комментариев нет



    Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

    Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

    Создать учетную запись

    Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

    Регистрация нового пользователя

    Войти

    Уже есть аккаунт? Войти в систему.

    Войти


  • Похожий контент

    • От admin

      Охота на вальдшнепа
      Охота на вальдшнепа — интереснейшая и увлекательнейшая спортивно-развлекательная охота с ружьем.

      Отличительная черта этого процесса  — доступность каждому человеку, который желает  поохотиться. Вальдшнеп распространен практически по всей стране, именно по этой причине лесной кулик стал очень популярной птицей для охоты. Соревновательный элемент охоты на эту  птицу привлекает самых разных охотников: и городских, и деревенских. Молодые начинающие охотники тоже  с огромным удовольствием выискивают места обитания вальдшнепа, а уж опытные мастера охоты никогда не пропустят вечерок, чтобы не пойти и не пострелять на досуге в лесного кулика.

      Вальдшнеп обитает и гнездится в лесных массивах, поэтому именно в лесу происходят основные охотничьи процессы: на птицу охотятся весной, осенью, на птичьих перелетах, с собаками по грязи и воде – и все это на фоне потрясающего лесного пейзажа.

      Охотничье хобби позволяет охотнику теснее сблизиться с русским лесом, жителями чащоб, уникальными природными пейзажами. Здесь не только воспитывается любовь к охоте и всем ее моментам, но и любовь к великолепной неповторимой русской природе с ее пышностью, яркими красками и своеобразностью. 

      Данная книга повествует о способах и методах охоты на вальдшнепа. Издание создано благодаря тридцатилетнему стажу охоты на лесного кулика в самых разных точках необъятной  страны. Задачей автора было показать начинающим охотникам неповторимость этой птицы, рассказать о её повадках, условиях гнездования и перелетов, о том, как подготовиться и снарядиться  для такого непростого, но увлекательного дела как охота на вальдшнепа. Автор делится техникой охоты, методами качественной стрельбы, особенностями необходимого снаряжения и породами собак, которые станут лучшими помощниками в этом занятии.

      Книга поможет как начинающему охотнику, так и опытному профессионалу: откроет тайны охоты на лесного кулика и самые сокровенные секреты этого необычного хобби.








    • Гость
      От Гость
      Начну с количества, качества и вида утиных чучел, необходимых для успешной охоты. Первое: чем больше – тем лучше. Второе: минимальное количество – 6. Пять самок и один селезень. Это минимальное количество, которое вы ещё можете считать, что охотитесь с чучелами. Но отмечу сразу – если в 200 -300 х. метрах от вашей "засидки" выставит 15-20 чучел другой охотник, только "обезумевший от любви" селезень или раненная одиночка подсядет к вашим чучелам, особенно если вы охотитесь на открытом водном пространстве. У меня было 32 чучела резиновых уток совдеповского производства и раскрашены они были скорее схематично, чем художественно. Из них: 20 –"кряковые" , 5- чирки, остальные - нырковые, гоголи и чернеть(самки). Раскрою ещё секрет, а может уже и не секрет – на чучела кряковых уток подлетают все остальные виды, а вот кряква на чучела других уток реагируют слабо – даже весной! Главным их достоинством была компактность и они не бликовали!
      Основные правила успешной охоты.
      1) Приезд к месту охоты - заблаговременно, за день два, до открытия охоты.
      2) Разведка местности (акватории), выбор наиболее удачных мест (заводи, мыс, протоки и.т.п.)
      3) Определение "трасс" пролета уток утром и вечером (они могут отличаться).
      4) Постройка шалаша (засидки) с максимальной возможной маскировкой из материала произрастающего рядом (трава, ветки).
      5) Мысленно выбранная схема расстановки (с учётом прогноза погоды на день охоты).
      6) Расстановка с вечера для охоты утром.
      7) Изменение схемы с учетом изменения условий (ветер, штиль, изменение маршрута пролёта уток- такое тоже бывает)
      8) Экипировка охотника (камуфляж, хороший манок, патроны с соответствующими номерами дроби (ну и голова должна вращаться, как минимум на 180 градусов)
      9) Анализ неудачного исхода (облёта) и корректировка действий (изменение схемы, смена места).
      Схемы расстановки
      Я применяю 4 основные схемы 1) Крючок 2) Крючок с разрывом 3) Клин 4) Подкова
       
       
      Начинать надо с разведки местности, определения путей пролета и построения засадки- это одни из основных составляющих успеха. Засадку (шалаш) лучше делать на одного – двух человек с бойницами на все стороны (минимум на – 4. Расстояние при расстановке чучел не менее -50 см. Обязательно выставляем одну самку на свободном пространстве (на рисунках она обведена прерывистым кружком). Это и будет местом подсадки уток Таких мест можно сделать два (рис 2). При удачной (правильной) расстановке я вычислял точку стрельбы на подлёте, и промахи случались только по моей вине. Я не зря сказал про точку стрельбы - считаю стрельбу по сидящим уткам не спортивной, она оправдывает себя только с точки зрения количества добытой дичи. Много ли надо ума пристрелить сидящую на воде утку? Другое дело - в полёте! Если неправильно взят "вынос", у утки есть шанс улететь не видимой. У утки тоже должен быть шанс! И второй аспект - меньше шансов повредить чучела, кстати, хорошие чучела стоят недёшево. О чучелах. Они должны быть, как минимум полноразмерными или немного больше (магнум), хорошо раскрашены и не бликовать! Это основное условие. Даже плохо раскрашенные чучела будут работать лучше, чем бликующие. Многие считают, что нет необходимости подбирать с воды убитых уток. Да, если они плавают животом вниз. Если у сбитой птицы живот – белый (чернеть, гоголь, шилохвость), их необходимо убрать, как можно скорее, т.к. положение утки – на спине – не естественно для живой особи. Подранков нырковых уток достреливайте сразу - иначе уйдут (ныряют они не хуже тюленя). Советую научиться определять уток по профил ю в полете – тогда сможете предположить, как поведет себя та или иная утка при подлёте к вашим чучелам, а они все ведут себя по разному – можете мне поверить! Кстати по последним данным ученых, кряква одна из немногих водоплавающих птиц, которые видят в цвете – отсюда, их недоверчивость и осторожность. Подманить матёрого селезня вне брачного сезона - верх совершенства, поэтому на 10 стреляных уток, кряковых, как правило, 3-4 и из них только один "матёрый", а то и ни одного. Хорошее подспорье в охоте на чучела – манок. Лучшие манки – деревянные и пластиковые производства Германии, Италии, США, но иногда попадаются неплохие наши отечественные (деревянные). Не поленитесь прямо у прилавка проверить его на звук. Ещё лучше если кто – то из ваших друзей "погудит" в него с расстояния 10-15 метров, а вы послушаете звук. Не должно быть хрипящих и дребезжащих ноток - звук должен быть чистым! Вообще, "манить" – искусство и если вы им не обладаете, учитесь у уток, а пока лучше завидев уток за 200-300 метров, два – три раза дунуть в манок и отложить его в сторону т.к. при неправильном извлечении звука или звука другого вида уток, вы только отпугнёте потенциальную добычу. Одежда – лучше камуфлированная по сезону, подойдёт спецодежда военная, исключить шевеление с момента обнаружения подлетающих уток. Дробь не крупнее №3 , лучше №5-№7. Стрельба не далее 35 метров. Я, правда, сбивал даже гуся и тетерева и утку на 100 шагов, но это скорее исключение, чем правило. Удачи вам! Ни пух, ни пера!
      С уважением Игорь Маршук (phoeniks), охотник со стажем, чемпион России по таксидермии P.S. Если правильно выставить чучела – утка сядет не туда, куда хочет она, а там где хотите вы!
    • Гость
      От Гость
      … Прошла неделя, другая. Жара спала и можно выдвигаться на охоту. После обеда в субботу решаем выезжать, проверив несколько известных в районе предполагаемой охоты больших и малых заросших и не глубоких водоемов. В начале сезона утку нужно искать на небольших калужинах, степных мелиоративных канавах и мелких речках. Желательно, чтобы там присутствовала ряска, которой так любят кормиться птицы, находясь на воде. В это время утка взрослая еще линяет и попросту не может подняться на крыло. А молодая же по привычке так крепко таится и, поэтому взлетает лишь тогда, когда буквально на неё наступает охотник.
      Поехали вначале мы на заросший извилистый ручеек в старой балке. Таких в округе великое множество. Жаль не везде в них бывает каждый год вода.
      На этот раз нам сопутствовала удача. Воды оказалось вполне достаточно для дичи. Рядом поле с неубранными до конца зерновыми культурами. Стало быть, есть, где птице покормиться на полях, а потом совершить перелет на воду, на запивку. В таких местах уже позже, после начала сезона охоты, как только окончательно сменится и подрастет маховое перо на крыльях, утки совершают ежедневные утренние и вечерние перелеты. Охота на перелетах одна из удобных и добычливых для тех охотников, кто хорошо стреляет. Подстреленная дичь падает на открытое место и её легко найти добрать не оставляя при этом подранков. Стрелять, конечно же, всегда необходимо стремиться наверняка и в меру соблюдать дистанцию. Если удается, заметив заранее место кормежки на поле, можно успешно поохотиться на птиц и там.
      В начале сезона и при охоте с подхода на небольших водоемах универсальна будет дробь № 6, вполне годится и № 7, но это когда птица поднимается совсем близко и еще не обросла крепким пером с подпушком. Позже, через месяц на перелетах и при стрельбе на больших озерах необходимо применять дробь № 5, № 4 или № 3. С подхода к широкому водоёму, когда неизвестно откуда поднимется дичь, весьма разумно применять дробь по-крупнее, во всяком случае, дробью № 4 можно бить утку и с близкой и дальней дистанции, но заряжать желательно без контейнера. Так же применимы на этой охоте и, патроны дуплекс с номерами дроби 7/3, 7/5, 6/4, 6/2. Однако универсальной утиной дробью на весь сезон стоит признать пятерку и, только когда совсем наступит глубокая, поздняя осень, а утка покроется слоем подкожного жира, сбиваясь на большой воде в большие стаи для отлета на юг, то при охоте на большой дистанции применима дробь № 3 и даже № 2. Так что к выбору дроби в зависимости от размера водоема и сезона охоты, нужно относиться всегда разумно.
      Поставив автомобиль неподолеку от предполагаемого болотца, стараясь не хлопать дверцами и, излишне не шуметь выходим из машины. Собираем ружья и, определив для безопасности самих охотников, кто в каком направлении стреляет в случае подъема утки, двигаемся в нужном направлении. Сектор обстрел всегда важно обговорить заранее, дабы в горячем азарте не случилось беды, среди участников охоты! Это непременное правило проведения коллективной охоты на все времена.
      …Трава по пояс, кругом бурьян. Идти становится все труднее. Как бы не были высоки сапоги, всё равно в них попадает мелкий сор. Здесь как нельзя, кстати, требуется вейдерсы или нижний комлект от химзащиты ОЗК. Весьма удобная вещь и утку достать и по зарослям камыша лазать, продираясь сквозь чапыжник. А уж если утренняя роса, то вообще можно промокнуть с ног до головы без этой нужной принадлежности утятника. Хорошо коли еще во всю тепло и можно быстро обсохнуть погреться на солнышке, а ну как уже прохладно становится и погода уходит в осень, тут уже и заболеть недолго.
      А вообще: « Лучшие вещи в мире - это ружьё и болотные сапоги», писал В.В. Бианки.
      Некоторые охотники - утятники в начале сезона зная, что предстоит вытаптывать утку из самой болотной крепи, одевают на себя старый спортивный костюм, дабы не порезаться о листья очерета и острой осоки, крепко шнуруют кеды, берут в руки ружье, патронташ и прям так отправляются в самые дебри утиного эльдорадо. Когда тепло и ты еще достаточно молод и чувствуешь в себе для этого силы, такой вариант вполне подходит для бродовой охоты. Пожалуй, самы е яркие моменты охоты и запоминающиеся выстрелы выпадают именно таким охотникам, смело отправляющимся в загон вышугивать уток на тех, кто в силу тех или иных причин остался на берегу. Собака на этой охоте в любом случае предвещает успех и 80% добор подранков. А где-то в коряжистой топи без верного четвероного друга и вовсе не обойтись. Именно после удачного, казалось бы, выстрела и безуспешных часовых поисков упавшей утке, любому охотнику приходит мысль, что без собаки это не та охота. Горечь потерь и разочарований от напрасно загубленного подранка всегда будет присутствовать в душе каждого из нас, кто так страстно и искренне любит утиную охоту.
      Неспешно обойдя большую часть ручья, мы ничего не вспугнули. Хотя и понимали - утка есть, но сидит крепко и об этом нам свидетельствовали следы утиных лапок на грязи и небольшие перышки, плавающие среди зарослей у кромки берега.
      Решаем, несмотря на дискомфорт продираться дальше… и вот на нашем пути стала появляться ряска, излюбленное лакомство и богатая белком пища для уток. Так, так, так, а вот и наплывы. Уже хорошо, значит мы близки к своей цели. Стою на берегу неглубокой канавы, слегка поросшей болотной растительностью. Внимательно всё оглядываю. Подходит Сергей. Неспешно делимся впечатлениями. Строим планы, куда теперь еще проехать, какие проверить в округе водоемы.
      Неожиданно из-под самых ног, в полуметре от берега, с воды слегка заросшей редкой растительностью, не выдержав нашей болтовни, взлетает крупный крякаш! Именно так крепко он сидел, таясь, но я же вроде внимательно всё осмотрел. Как такое может быть? Вот так оно всегда и бывает.
      «... Когда её совсем не ждешь, И каждый вечер сразу станет так Удивительно хорош…»
      Молниеносно взлетает приклад в плечо и гремит выстрел из легкого помпового ружья, длина ствола 540 мм. Утка не успев высоко подняться и, далеко от меня отлететь, с подломленным правым крылом тряпкой падает на соседний бережок в нескольких метрах, в ярко-зеленые заросли крапивы. Вот он долгожданный миг удачи! Эх, фотокамеру бы сюда, дак нет же, осталась в машине.
      «И ты поешь … Сердце, тебе не хочется покоя. Сердце, как хорошо на свете жить».
      Не это ли имел в виду, когда писал эти прекрасные строки В. Лебедев-Кумач?
      Радость обуяла нас обоих. Вот она добыча рядом, стоит только шагнуть в воду и выбраться на другой берег. Пытаюсь так и поступить, но не тут-то было. Глубоко. Предлагаю Сергею - обойти препятствие справа и зайти по-сухому к сбитой утке… Он быстро двигается в нужном направлении и там, через минуту гремит дуплет. Смотрю в ту сторону и вижу улетающую утку. Вскоре он появляется в зоне видимости и продвигается к месту падения птицы. С этого берега всё казалось иначе и просто. А там трава по грудь и в этих зарослях легко потерять битую дичь, а уж подранка так и наверняка. Он внимательно ищет, но ничего нет. Собираемся все вместе и тщательно прочесываем тот участок, где могла затаиться дичь. Но, увы. Как жаль, без собаки эту потерю, пожалуй, нам не найти. Ох, как досадно. Что ж я не двинулся вброд то, сразу после выстрела. Пока длился шок у сбитой птицы можно было сразу отыскать подранка, а так спустя время он мог отойти от места падения и затаиться. Поискав с полчаса в высокой и частой растительности, решаем отъехать проверить еще одно болото, а на вечерку вернуться сюда заодно и снова поискать подранка, а вдруг он выйдет сам на открытую воду. Так и поступаем. Проверив соседнее большое болото, понимаем, что прилет тут будет и утка, судя по оставленным, известным любому охотнику следам есть. Но водоем большой, топкий, если и собьешь, то достать будет сложно без собаки. А зачем понапрасну губить дичь? Сергей решает утолить свою неуемную охотничью страсть и неспешно обходит по периметру бывший некогда большой пруд, надеясь вытолкнуть птиц из зарослей камыша…
      Внимательно наблюдаю в бинокль за ним и всем вокруг. Вот видно поднял он бекаса, но отпустил без выстрела. Маловата будет, однако, утка осенью в большей цене. Неспешно продвигаясь, тем не менее, он неожиданно быстро для меня оказался уже у машины. Собираемся все вместе, складываем разряженные предварительно ружья в багажник и едем к нашему заветному месту, на вечерку, где мы оставили своего подранка.
      …Еще немного, еще чуть-чуть и мы на месте. Ставим автомобиль неподалеку. Идем в поиск. Следует шумный подъем. Выстрел и мимо. Но утка есть и значит не зря мы тут, и это радует. Вечерка обещает быть! Продвигаемся к месту падения нашего давешнего подранка, опять все тщательно обыскиваем, но нет или спрятался или мы окончательно затоптали его в густой растительности, заломленных камышей.
      Вдали раздаются жалобные крики журавлей. Прислушиваемся. Где-то не очень далеко в поле, они совершают свой обряд. Внимательно в бинокль пытаюсь разглядеть хоть что-то. Вечереет и над ближнем озером видно, как летают утки, но птицы с окрестных полей над нами пока летят высоко, напрочь игнорируя нашу небольшую мочажину. Возможно, нам сегодня и предстоит пострелять хорошо, но позже. На миг вдали смолкли крики журавлей и, через некоторое время до слуха доносится бормотание тетеревов. По осени так бывает. Не разберешь. Ждём прилёта. Вот снова доносится курлыканье журавлей. И появляется небольшая стайка в пять птиц. Они покружились поодаль и, перекликаясь, улетели на дальнее озеро. Тепло. Комаров нет. Красота. Проходит одинокая утка, рядом, но поздно заметили и отпустили без выстрела. Она спланировала и села вглубь камыша. Ждем следующих птиц. Внимательно оглядываюсь и начинаю манить в манок, едва заметив на подлете пару уток. Похоже, нас услышали, и парочка подворачивает на выстрел к Сергею. Бот, бот - мимо! Птицы стремглав проносятся дальше. Внимательно наблюдаю за ними, призывно маню. О, удача молодые птицы возвращаются ко мне. Но темнеет быстро и гораздо сложнее уже заметить цель. На фоне неба еще можно, а вот у стены камыша не видно не зги. Гремит выстрел. Только повезло опять не мне. Жду свою утку. Манок к губам – Кря, кря, кряя. В углу водоема слышно отозвалась утка. Начинаю перекличку. Она зовет к себе, я крякаю в ответ. В итоге птица не выдержав и, призывно отзываясь, летит на меня. Слышу ее подлет и ответные кряканья, но не вижу саму. В какой-то миг она показывается совсем рядом в нескольких метрах и пытается сесть прямо мне на голову, чуть не сбив меня с ног. Стреляю и безбожно мажу. Второй выстрел сделать не могу. Матерый, крупный крякаш улетает дальше. Подходит еще один участник охоты и у него из-под ног там, где только что стоял и стрелял я, взлетает еще одна птица. Надо же как крепко сидят утки. Выстрел и опять мимо. Немного постояли, послушали тишину, вроде замерло всё до рассвета. Охота на сегодня окончена. Разряжаем ружья и направляемся к машине. Итог – дичь есть, утки летали, мы стреляли. Одну сбили по-светлому, но не нашли. Что ж едем ужинать и ночевать домой, а завтра по-темному всё начнем сначала. …Еще затемно мы на месте. Сидим, ждем. Ночь переходит медленно в рассвет. Постепенно сереет восток. Пора. Переобувшись в сапоги и собрав ружья, осторожно выдвигаемся к воде. Да, а роса то, обильная, теплым обещает быть предстоящий день. Однако, не пройдя и половину пути, вымокли до колен. Вот тут и понимаешь, для чего нужны забродни – болотные сапоги. Натянул их повыше и порядок – сам сухой. А так брр… холодно ж. Ну что ж, ни зима – обсохнем. Идем к тому месту, где вчера сделали подранка, вдруг впереди среди свежих наплывов среди ряски замечаю волну и затем крупную ондатру. Ага, вот оно что. Вот тут кто в тереме живет. Поодаль взлетает одинокая цапля. Значит место не пуганое, хорошо, но пройдя весь путь до конца, так никого из уток не подняли. Жаль. Значит, едем на пруд, посидим с удочкой, пока не просохнет роса. Затем часам к 10 утра еще раз вернемся и прочешем эту местность. Сказано сделано. Пока ехали на рыбалку, включив печку, изрядно согрелись и, что-то расхотелось выходить из тепла. У воды поутру свежо. Молодежь достает удочки насаживает наживку и ждет поклевки. Охотники постарше, сонно дремлют в машине. По небу неспешно плывут облака, отражаясь в водной глади пруда. На берегу тут и там проверяют свои снасти, попутно зевая при этом другие рыбаки. Поклевок ни у кого нет. По воде пошла рябь, и ветерок пригнал, чьи-то перья. Когда они оказались рядом, то стало ясно - повезло кому-то накануне с уткой. Значит, был и вечерний шулюм. Хорошо. Порыбачив еще с час и так, ничего и не поймав, сворачиваем удочки и возвращаемся на наш бочажок. Идём все внимательнейшим образом, осматривая вокруг прибрежных зарослей ручья. Солнышко начинает понемногу пригревать. Дойдя до конца зарослей камыша, на чистом плесе с воды в нескольких метрах от нас поднимается кряковая утка. Гремит мой выстрел, утка падает на воду, тут же стреляет Сергей, дичь плывет к берегу. Подранки всегда, будучи ранеными, с воды стремятся достичь береговой линии и там затаиться. Часто там и погибают, оставаясь не найденными безсобачными охотниками. Сергей стреляет еще раз и прекращает мучения подранка навсегда. Я лезу воду пытаясь достать битую дичь, но глубоко. Приходится одному из нас возвращаться к машине за удочкой. С помощью спиннинга быстро достаём утку и осматриваем. Перебито крыло, задета тушка, и последний выстрел пришелся по голове. Возможно это именно наш тот вчерашний подранок. Вполне довольные результатом, решаем сфотографироваться, и уезжаем домой. Оскомину сбили. Открытие состоялось, охота удалась!
      Андрей Щанников Фото автора
    • Гость
      От Гость
      Охота, утка, август! Едем? Не тут-то было. Накануне за неделю до долгожданного открытия летнее-осеней охоты, вновь установилась жаркая погода около 40°C в тени и многие даже самые заядлые охотники решили повременить с выездом до комфортного снижения температуры воздуха. В это время лучше сидеть у воды с удочкой, время от времени искупавшись и охладившись, а не лазать с ружьем по болотам вытаптывая утку. Это уже не отдых, наслаждение по такой жаре, а какое-то наказание Господне получается. Одним словом сильную жару я предпочитаю переждать. Друг как раз предложил поехать на рыбалку к реке в одно из мест, где нередко я с компанией друзей и приятелей прежде проводил праздник открытия…
      Заодно думаю там, и дичь понаблюдаю, и выстрелы охотников посчитаю. На какое болото больше приходится, куда летит утка и в каких направлениях. В былые времена на открытие там далеко слышна канонада, разносящаяся гулким эхом над рекой и часто совсем даже не по пустым бутылкам. Небольшие стайки уток, поднятые стрелками с разных уголков заросшего огромного и неглубокого водоёма, в небе образовывали огромную стаю, которая видна издалека. Дичь в пойме реки и окружающих озер всегда водится в изобилии.
      Прибыв на место рыбалки, обнаружили в округе несколько машин с отдыхающими, загорающими, которые практически не выходили из воды, с наслаждением плескаясь в реке. На берегу даже в тени находиться было невыносимо. Середина августа и такая изнуряющая жара. В округе охотников не были никого. Разве только что оставленные кострища после себя и горы напиленных дров для ночного костра да пара стреляных гильз на месте разбитого бивуака, свидетельствовали о том, что некоторые всё же выезжали на открытие сезона. Расположились неподалёку, закинули удочки. Стали ждать поклевок.
      Жарко, пора бы освежиться, и только ожидание поклевки оттягивало купание. В реке течение сильное и поэтому приходиться ловить на фидер. В заводи у бережка можно попытать рыбацкого счастья и на поплавочную удочку. Понемногу ловилась всякая мелочь, которую периодически снимали с крючка и отпускали в её родную стихию. Пусть растёт. Рассматриваю в бинокль противоположный дальний берег, у изгиба реки, где виднеются заросли камыша. Плавают какие-то желтые птенцы и крупная утка-мать. Теперь становится понятно, отчего неслышны в округе выстрелы. Весна в этом году была поздняя. Птица прилетела поздно, позже и загнездилась. Стало быть, кругом одни хлопунцы. Вот и нет на озерах охотников. Птица слишком молода, а взрослые особи, вероятно, еще меняют перо и, крепко сидят в густых зарослях, не имея возможности совершать свой полет, с воды на поле и обратно. Значит и, охоты пока нет. Что ж ловим рыбу и наслаждаемся купанием в реке. Пробыв целый день у воды, мы так и не услышали ни единого выстрела. То ли охотник весь сознательный пошел, то ли жара тому помеха, но хоть и открытие произошло накануне, а стрельбы нет! Под вечер, когда жара спала, река оживилась и, тут и там стали слышны и видны на сколь позволял глаз охватить длину реки всплески жирующей крупной рыбы. Тут и голавль, и жерех производили свои неимоверные кульбиты и, даже свечки выпрыгивая из воды. Нет-нет, да и ленивый сом, словно нехотя переворачивался, вынырнув на поверхность реки, показав себя во всей красе. Однако крупная рыба в реке есть, но как её поймать, ума не приложу. Не клюют и все тут. Впрочем, другие рыбаки, кто решил остаться в ночь, потом поведали о приличных экземплярах, выловленных на нашем облюбованном месте. Мы же решили возвращаться домой, напоследок умудрившись крепко засесть среди сухой и пыльной дороги в единственной луже, в небольшом тенистом овражке.
      Как говорится - свинья грязи везде найдёт! Пришлось возвращаться пешком через заросшее поле к отдыхающем, среди которых приметили компанию на внедорожнике и просить помощи вытолкнуть. Ребята помогли. Спасибо им. Но вытаскивая нас из грязи, случилась досадная неприятность, и крупная палка попала между колесом и бампером, оторвав его от креплений. Эх, на рыбалку всё же нужно ездить на соответствующей машине с более высоким клиренсом, да тем более по полям буеракам.
      Продолжение следует...  
      Андрей Щанников Фото автора
    • Гость
      От Гость
      Фото Sanchaz РУЖЬЕ. Прежде всего, проверьте свое оружие, если в этом есть необходимость, почистите его и произведите необходимый ремонт. Если у Вас не одно ружье, то лучше брать на охоту оба. Один мой знакомый «гусятник», кстати, директор крупного охотничьего магазина в Санкт-Петербурге, поступает с некоторых пор только так. Просто несколько лет назад у него отказал дорогой, импортный полуавтомат и в результате охота была испорчена. В таких случаях сгодится даже старая «дедушкина» курковая «тулка», но и ее тоже стоит хорошенько проверить. Много места в багажнике автомобиля запасное ружье не займет, а пригодиться может. Пусть даже один раз за десять лет.
      ПАТРОНЫ. Покупку или снаряжение патронов тоже не следует откладывать на потом. Во-первых, нужного размера дроби может не оказаться в последний момент и придется изрядно понервничать. Кроме того, не все марки патронов одинаково любимы охотниками. Старые патроны применять нежелательно, особенно если точно и не помните, когда и где их приобретали. У меня был случай, когда я заряжал патроны прямо в лесу, сидя на пеньке, благо погода позволяла производить все необходимые манипуляции с порохом и дробью.
      НОЖ. Без ножа на охоту не выйдет ни один уважающий себя человек. Требования к ножу у каждого свои, но одно является обязательным – нож должен быть острым. Точить прямо перед охотой – плохая примета. Лучше это сделать заранее, но небольшой «оселок» все же с собой захватите. Если сталь на ноже не слишком хороша, а в лесу вы рассчитываете провести неделю, брусок обязательно пригодится. Я обычно беру два ножа: недорогой «перочинник» (как резервный) и средних размеров охотничий нож, обязательно с деревянной ручкой. Она теплая даже в холодные весенние зори и если намокнет, в руке не скользит.
      ТОПОР – весьма нужная и часто незаменимая вещь не только на охоте, но и вообще в любом путешествии. Я вообще постоянно вожу в багажнике автомобиля остренький топорик среднего размера. Топорище всегда делаю сам. Те что изготавливают для продажи, значительно хуже. Топорище чем-то схоже по своей эргономике с прикладом ружья. Я делаю под свою руку и рост. Многие мои друзья, после того как поработали моим инструментом, заказывают такое же топорище для себя. Скажу честно лучше я забуду нож, чем топор. Приходилось топором и косуль, и зайцев обдирать. Банки консервные открывать и хлеб с колбасой резать. Я не говорю про ночевки в лесу, когда дров нужно не две охапки, а гораздо больше. Это и молоток, и кувалда, и для самозащиты тоже инструмент подходящий. Топор, собственно, как любой инструмент, должен быть всегда острый, такой, чтоб «бриться было можно». Так что уж брусочек (еще раз напоминаю!) не забудьте, а то придется лезвие камушком или кирпичиком править.
      ОДЕЖДА для весенней охоты должна быть теплой. Лучше всего брать пару курток и пару брюк. Если день теплый, что нередко случается весной, то вы сидите в скрадке или идете по лесу в легком костюме. Если прохладно, то в более теплом. Ну а уж если совсем холодно, то оденете оба. Обязательно положите в рюкзак и термобелье. В нем и ходить не жарко, и в шалаше сидеть комфортно. Во время ночлега в палатке или шалаше эта одежда тоже не будет лишней. Свитер, тельняшка или футболка с длинным рукавом могут оказаться весьма кстати. Не забудьте положить перчатки, шерстяную шапочку, теплые носки, суконные портянки, накидку от дождя.
      ОБУВЬ. Весной в лесу, не говоря уж про луга и поймы рек, без резиновых сапог просто не обойтись. В лесу лучше всего подойдут сапоги утепленные, с коротким голенищем. На пойме, в болотистой местности необходимы болотные сапоги, я предпочитаю сапоги ЭВА. Сапоги ЭВА- это лучший вариант по критерию цена-качество. Слава богу, такой обуви сейчас достаточно на любой вкус и по различной цене. Если вам приходится много ходить в сапогах, то лучше на тонкий носок наматывать теплую суконную портянку. Даже если они намокают, ноги все равно остаются теплыми. Кроме того, если сапоги великоваты, то портянку можно намотать посвободнее и таким образом уберечь ноги от мозолей, а следовательно избежать неприятных последствий во время ходьбы к месту охоты и обратно. Обязательно прихватите и прочные ботинки с высоким берцем. Они могут пригодиться как в сухом лесу, так и на отдыхе в лагере или охотничьей базе. В них можно комфортно ехать в автомобиле, моторной лодке.
      ПАЛАТКА. Часто, особенно на весенней охоте на глухарей или гусей, мне с товарищами приходилось ночевать в палатках. Палатку необходимо выбирать двух-трехместную, в зависимости от того, сколько народу. Если компания большая, то лучше взять несколько палаток, а не одну десятиместную. Почти в каждой компании охотников есть храпуны, их можно разместить в отдельной палатке несколько поодаль. Очень хорошо, если палатка с большим тамбуром. Вещей на охоте много, а оставлять их на улице в дождливую погоду очень неразумно. Если идти далеко и нести всю амуницию нужно на себе, то вместо палатки иногда используют полиэтиленовую пленку, перекинув ее через перекладину, укрепленную на деревьях или стойках, подвернув и прижав края жердями или рюкзаками.
      СПАЛЬНИК. При ночевках в лесу, безусловно, понадобятся и туристические коврики, и спальные мешки. Мне приходилось ночевать в разных спальниках. Самыми теплыми считаю, мешки из верблюжьей шерсти, но они и самые тяжелые. Сейчас пользуюсь мешком из двойного синтепона, рассчитанного на комфортную ночевку при температуре не ниже 12 градусов. Мешок легкий и достаточно теплый. Но если вещи не нужно нести на себе слишком далеко, а предполагается несколько не слишком теплых ночей, то все же предпочитаю шерстяной спальник. Хорошо если спальный мешок укомплектован вкладышем выполняющим роль простыни и пододеяльника одновременно. С ним и спать значительно теплее, и постирать его не составит никакого труда. Приобретая в магазине этот атрибут охотника-«робинзона», проконсультируйтесь у продавца относительно тепловых качеств изделия. Коме того, мешки бывают и разного размера, что тоже важно учитывать, особенно при солидных габаритах охотника.
      ФОНАРЬ в полевых условиях – вещь просто необходимая. Буквально за последние пять лет очень популярными стали налобные фонари на светодиодах. Они работают от обычных пальчиковых батареек и их ресурс рассчитан на несколько суток непрерывной работы. Лампочки в этих фонарях не перегорают, а вот запасной комплект батареек возьмите обязательно. Налобный фонарь весит около ста грамм и на охоте я его постоянно ношу в кармане куртки (вместе с зажигалкой). Был случай, кода мы, увлекшись, задержались в гористой местности охотясь на изюбря. Возвращаться пришлось в полной темноте. Фонарик тогда здорово нас выручил. Вторая группа, охотившаяся от нас километрах в пяти, также была застигнута ночью. Фонаря у ребят не оказалось, и они двигались всю ночь, поджигая импровизированные факелы из бересты. Это путешествие чуть не окончилось трагедией. Ребята пришли на рассвете совершенно разбитые, хотя расстояние, которое они преодолели, было не более 7–8 километров. День охоты был потерян. В таких случаях лучше ночевать в лесу у костра. По крайней мере – безопаснее. Кроме налобного фонаря, на длительных охотах – с проживанием в лесу – неплохо иметь и мощный фонарь-фару. Банальные стеариновые свечи тоже положите в рюкзак. На всякий случай.
      СВЯЗЬ. Мобильные телефоны буквально за последние 6–7 лет получили среди охотников заслуженное признание. К сожалению, пока это средство связи работает далеко не везде. В горной и таежной местности, в тундре или степи, без портативной радиостанции отправляться на серьезную охоту не рискнет ни один уважающий себя охотник. Таких радиостанций в продаже сейчас бесчисленное множество. К сожалению, большинство из них китайского производства. Такая аппаратура может отказать в любой момент. Остаться без связи иногда означает поставить всю охотничью экспедицию под угрозу, а иногда это даже связано с риском для жизни охотников. Лично я предпочитаю отечественные рации. Они, может, не с такой яркой внешностью, но работают надежно, с гарантией. Дальность связи, к примеру, обычного 200-граммового «Беркута» может достигать 10–30 километров (в зависимости от рельефа местности и используемой антенны). В режиме ожидания такое устройство может работать несколько суток без замены батареек или подзарядки аккумуляторов.
      АПТЕЧКА. Не забудьте захватить и аптечку. Она может быть вполне элементарной, состоящей из йода, бинта, ваты и аспирина, уложенных в жестяную баночку из-под чая. Лучше все-таки пользоваться готовыми индивидуальными малогабаритными аптечками, в которых есть почти все, что может понадобиться в полевых условиях вплоть до антишокового набора и таблеток для обеззараживания питьевой воды. Тут же находится инструкция с подробным описанием препаратов и способов их применения. Обязательно возьмите лекарства, связанные с индивидуальными особенностями именно вашего организма. Много раз был свидетелем, когда простая смена воды у людей вызывает сильнейшее расстройство желудка. Тут уж какая охота? А нужной таблетки в аптечке нет!
      РЮКЗАК. Ехать на охоту лучше всего с несколькими рюкзаками. Я обычно использую три размера – большой, около 60 литров, средний – 30-литровый, и малый – литров на 15. Все они предназначены для определенных целей. Средний рюкзак используется для подхода непосредственно к месту охоты, а малый – собственно во время охотничьего процесса. В нем я ношу патроны, бинокль, фотоаппарат, немного съестного, запасные носки, термос с чаем, иногда топорик. На гусиных охотах я беру с собой вместо малого рюкзака обычный рыбацкий ящик. В него помещается все вышеперечисленное и к тому же на ящике можно комфортно сидеть, даже в луже.
      СКРАДОК необходим почти на всех весенних охотах. Сейчас их выпускается в достаточном количестве и разных конструкций как российскими, так и зарубежными фирмами. Лучший из них, на мой взгляд, представляет собой небольшую палатку из камуфлированной ткани. Крыша на таком скрадке быстросъемная или на молнии. Такое убежище устанавливается в нужном месте за считанные минуты. В нем можно вполне комфортно сидеть даже вдвоем, не мешая друг другу. Иногда вполне можно ограничиться и маскировочным костюмом типа «леший» или «кикимора».
      Николай ФЕДОРОВ  
×